страницы истории

Аргентинское "чудо"

16 сентября 1955 года в Аргентине был свергнут Хуан Перон

Аргентина для большинства россиян ассоциируется с футболом, кофе, танго и латиноамериканской экзотикой. У многих – со схожими с Россией проблемами, прежде всего в экономике. Во время дефолта 1998 года всерьез обсуждалась идея приглашения аргентинских экономистов для преодоления кризиса в России. Опыт Аргентины в этом смысле во многом поучителен.

Кризис экономики – кризис власти

Хуан Доминго Перон пришел к власти в Аргентине в 1945-1946 годах. Его появление было обусловлено жесточайшим социальным и политическим кризисом, поразившим Аргентину в тот период.

Экономика страны бурно развивалась, но вместе с ней росла и пропасть между наживавшими огромные состояния "новыми аргентинцами" и широкими слоями бедного населения. В стране процветала коррупция и политическая анархия. Аргентинские олигархи управляли марионетками-президентами, которые сменяли друг друга чаще, чем обновлялись афиши в театре "Колон".

Неудивительно, что значительная часть общества жила ожиданиями прихода к власти жесткого политика, способного навести порядок в стране. Воплощением ожиданий стал только что вернувшийся из фашистской Италии полковник Хуан Доминго Перон. В 1941 году он объединил друзей-силовиков в группу "Объединенные офицеры".

"Защитник" интересов народа

Группа своей целью провозгласила возрождение великой Аргентины. В июне 1943 года "объединенные офицеры" при помощи армии совершили военный переворот.

Президентом Аргентины был объявлен генерал Педро Рамирес, а Перон занял пост министра труда. Сознавая, что военный режим нуждается в народной поддержке, он привлек к сотрудничеству профсоюзы, пообещав резко увеличить зарплаты и пенсии. Эти обещания сделали свое дело. И хотя в жизни рядовых аргентинцев ничего не изменилось к лучшему (незначительный рост пенсии перекрывала инфляция), Перону удалось снискать славу "защитника интересов простого народа".

В январе 1944 года, после отставки генерала Рамиреса, власть в стране полностью перешла в руки Перона, занявшего посты военного министра и вице-президента. Его первыми шагами стало узаконивание введенных еще в 1943 году ограничений на свободу печати и запрет всех политических партий.

Вслед за ними фактически перестали действовать и недавние союзники Перона – профсоюзы. Часть из них превратилась в декоративный орган, другие были разогнаны. Оппозиционные к Перону политики и профбоссы были отправлены в концлагеря или изгнаны из страны.

Популистские лозунги Перона, его обещания разделить награбленное и крайняя жесткость политического курса снискали ему поддержку у самых низовых слоев общества: многомиллионной армии люмпенов, называвших себя "дескамисадос" (безрубашечниками).

Осенью 1945 года "дескамисадос" фактически оккупировали Буэнос-Айрес, сорвав попытку оппозиции отстранить Перона от власти. А уже в феврале 1946 года Перон при помощи войск и "дескамисадос" провел президентские выборы, став "легитимным" главой государства.

Перон-президент

Перон рьяно взялся за дело. Он ввел новый свод законов о труде и социальном обеспечении, прижал банкиров, национализировал железные дороги.

За счет новых налогов и сборов, установления государственных монополий, неофициальных поборов с бизнеса "на государственные нужды" президенту удалось аккумулировать огромные средства, которые должны были направиться на повышение зарплат и пенсий.

Но вскоре выяснилось, что радужным надеждам обывателей не суждено сбыться. Государственные монополии работали неэффективно, а частные разорялись из-за непомерных налогов. Денег в казне катастрофически не хватало. Популистские социальные проекты Перона истощили запас аргентинской экономики. Значительная часть бюджета оказалась разграблена окружением президента. Да и друзья-офицеры, которых Перон перетащил из провинциальных гарнизонов в столицу и расставил на ключевые посты в правительстве и силовых ведомствах, активно делили собственность.

Угрозами и шантажом они заставляли предпринимателей отказываться от собственности в свою пользу. Аргентинские бизнесмены, бросив дела, эмигрировали из страны. Их место занимали ставленники Перона.

Бывшие генералы плохо разбирались в деталях управления бизнесом, а потому первым делом спешили установить контроль над финансовыми потоками и увеличить прибыль. В основном за счет сокращения рабочих мест и урезания и без того скудных социальных программ.

Репрессии

Безработица возросла, государство не справлялось с выплатой пособий все новым и новым толпам безрубашечников-"дескамисадос". Аргентинская экономика катилась в пропасть. В обществе зрело недовольство, а вместе с ним ужесточались полицейские меры, направленные на подавление любого инакомыслия.

По указанию Перона был принят закон об уголовном преследовании за оскорбление президента и госслужащих. Несколько видных деятелей демократической оппозиции погибли в результате покушений, организаторы которых так и не были найдены полицией.

Общественную и культурную жизнь, прессу, образование контролировали правящая Перонистская партия и профсоюзы, ставшие приводными ремнями режима. Для успешной карьеры все государственные служащие должны были стать членами Перонистской партии.

Мятеж

В последние годы правления Перона экономика Аргентины оказалась парализована галопирующей инфляцией и спадом производства во всех отраслях. Цены удваивались каждые полгода, уровень жизни быстро падал, страна была не в состоянии платить по внешним долгам. Пытаясь остановить приближающийся крах, Перон, выступавший под лозунгом борьбы с "американским империализмом", был вынужден отдать нефтяную промышленность и другие стратегически важные отрасли на откуп иностранным, в основном американским компаниям.

В армии и обществе зрело недовольство властью Перона. В сентябре 1955 года вспыхнул мятеж на флоте, который был поддержан ВВС и частями сухопутной армии из внутренних гарнизонов страны. 16 сентября, когда флот стал угрожать обстрелом Буэнос-Айреса, Перон покинул Аргентину. Он нашел приют в Испании, где правил другой диктатор – Франко.

Аргентинцы дорого заплатили за диктатуру порядка генерала Перона. Погибли тысячи людей, лучшие специалисты эмигрировали из страны, экономика оказалась на грани краха, предпринимательская инициатива была задавлена силовиками, трудящиеся обнищали, потеряв при этом и все политические права.

До сих пор, спустя около 30 лет после смерти генерала, Аргентина не может преодолеть последствий перонизма. Проведенная аргентинскими правыми шоковая терапия, когда национальная валюта была накрепко привязана к американскому доллару, а в стране было приватизировано все, включая муниципальные кладбища, принесла лишь временный эффект. В ХХI век Аргентина вошла с голодными бунтами, неработающей национальной экономикой и памятью о многочисленных жертвах режима, который сулил процветание, но привел страну к катастрофе.

Иван СОЛОНИЦЫН.

Фото из архива редакции.

г.Москва.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике