своя колея

Вольный владимирский художник Базиль: Они сумасшедше работают с глиной!

Мастер керамики считает, что отличное лекарство от психических расстройств – лепка произведений искусства. Врачи думают так же

От скуки шизеют даже язвенники

Художник Базиль рассказывает о тонкостях ремесла:

– Ты знаешь, что первое получается в руках женщины, которая только взяла в руки глину? Толстенькая такая колбаска сантиметров 25 длиной. А подзывали к себе как? Раз – глиной мне в лицо!

– Что случилось?

– А я не знаю, как позвать… Все это по-детски, и это нужно просто принять. С пациентами Владимирской психиатрической клиники я занимаюсь керамикой год, минимум 2 раза в неделю. Активно лепят 10-15 мужчин и женщин, от молодых до старушки, которой то ли 60, то ли 90 лет.

Они лепят, я обжигаю. Вещи с плохой энергией до печи не доживают, рассыпаются. Я и раньше знал, как тяжело пациентам в больничных стенах. От скуки в стационарах шизеют даже язвенники! Мысль о работе с душевнобольными у меня зрела давно…

Глина может стать хлебом

– Мужчины начинают с джентльменского набора: пепельница, трубка, кружка или стопарик. А я стараюсь переключить их на что-то еще. Вот Сережа взял и сделал, увидев картинку в журнале, двугорлый умывальник с птичьей головой. А оригиналу 3 тысячи лет! Когда мужики начинают лепить голых женщин, их уже выписывать можно. Выздоровели…

Вот работа – высший пилотаж! Высокая посудина из одного жгута глины, виток к витку. Надо видеть, как пациентка делала виток, пробегала по палате метров 50, все же у нее внутри на взводе, и – снова к вазе. Я так не смогу и в полном спокойствии сделать.

Больные лепят странные сосудики. Они выглядят так, будто их гоблины ваяли, а внутрь желчь дракона налита. А вот есть композиция, сделанная женщиной трудной судьбы (тут все судьбы – трудные. Одна, например, прожила 10 лет в землянке на Оке). И человечки тут, и грибочки, и зверьки…

И человек меняется! Забывший о жизни вне палаты и считающий себя неполноценным, он становится Художником. А если его работы выставить и продать хотя бы за 100 рублей?

В идеале, я стараюсь дать человеку профессию "от и до". Глина может стать хлебом насущным. На Западе есть целое направление "Арт-брют", маргинальное искусство, куда свели произведения бродяг, уголовников и безумцев. Пользуется диким спросом. Есть свои галереи, коллекционеры. Искусство не обязательно выходит из стен академий. Вот посмотри. Кто сделал? Я? Нет, обычная городская сумасшедшая.

Жуткая ломка в мозгу

– Психов в киношном понимании в клинике процента два. Обыкновенные душевнобольные – это люди, организм которых не вырабатывает каких-то веществ. Плюс катастрофическое детство и окружение, в котором с утра пьют стеклоочиститель. И вот поэтому они такие. Они не виноваты.

В моей голове была жуткая ломка этих предрассудков. Вплоть до того, что я выхожу из клиники и уже не вижу разницы. Сейчас набрался опыта, многое врачи объяснили. Иду в толпе и вижу вдруг: "Этот-то – "наш" человек".

На Руси всегда было совсем другое отношение к ненормальным. Не как на Западе, где в средние века это означало "бесовщина", подвалы и кандалы. Русские чтили юродивых как святых.

В клинику ходят православные служители, но на религиозные темы пациенты только рисуют. Вот предложили сделать алтарь из керамики. Есть идея сделать в клинике часовенку (наши мужики ваяют и изразцы). Возможные авторы долго думают что-то. Даже у них есть наши стереотипы: церковь – это обязательно Успенский собор. А внутри, наверное, еще и Дмитриевский! Хм…

Зато вспомнили вдруг, что лет 20 на территории больницы был фонтан, сделанный руками пациентов. Вот, может быть, мы его восстановим. Разумеется, из керамики.

личное дело

Базиль родился во Владимире 27 мая 1970 года. Отец его одно время руководил музучилищем. Дом – твоческий, был даже свой театр с гримеркой. Базиль – его настоящее имя: в семье традиционно двойные (не паспортные) имена – и у родителей, и у старшей сестры.

Закончил наше художественное училище. Резчик по дереву. Много делал всего по специальности в театрах и цирках. Резец, однако, отложил. Базиль уже был в театре Олега Шиленкова "Мы и куклы", которому отдал лет десять. Кукловодил, выступал мимом, писал фонограммы, куклы ремонтировал.

Занимался всем – от рисования до мебели, пытаясь на это и жить. Развлекал публику в ночных клубах.

Керамика Базилю досталась по наследству – скульптурой еще до армии увлекся отец. Несколько лет Базиль сам лепил, обжигал и продавал своих смешных уродцев, свистульки, талисманы на пятачке у Золотых ворот.

Был официально женат один раз, дочери Радде 12 лет.

из истории вопроса

Арт-терапия – метод реабилитации душевнобольных занятиями искусством, появился в Германии лет 15 назад. Пять лет назад психиатр из Эрлангена Езефа Юбелякер заинтересовалась владимирским "Домом скорби". Пошла заграничная гуманитарная помощь. Немецкие профессора читали лекции во Владимире. Два года назад дошло до того, что 50 работ шести душевнобольных авторов отправились в ФРГ.

Главный врач психиатрической больницы N1 Александр Берсенев говорит:

– У наших пациентов глаза становятся добрее!

безумная идея

Колонна в халатах пройдет сквозь город?

К предстоящим празднованиям 20-летия дружбы Владимира и Эрлангена художественная часть клиники готовится особо. 3 сентября в 16.30 в галерее "Ступени" (школа N1) откроется выставка "Иное видение". Привезены работы немецких больных. С нашей стороны – около 70 живописных работ, вышивка, другие прикладные вещи.

Будет участок, который Базиль называет "Территория терракоты" – работы пациентов даже размещаться будут на керамических конструкциях. Хотелось бы, чтобы авторы, как все художники, присутствовали на открытии, общались со зрителями.

Будет российско-немецкий "круглый стол", на котором тему душевных болезней и творчества обсудят научно и международно.

Почему бы пациентам не пройти колонной с конференции на выставку? Например, в немецком Грейнсдорфе такие демонстрации радостно приветствуют.

случай из практики

Отберите у "этих" ломы и лопаты

– Год назад надо было заготовить материал. "Бобик" с красным крестом на борту въехал в карьер, где добывают глину. Из него выбрались персонажи в халатах и тапочках с ломами и лопатами в руках.

Экскаваторы замерли! Работяги говорят:

– Если вам глины надо, мы мигом ковшом наковыряем. Только "этих" спрячьте! Но в итоге и бояться перестали, и глину мы получили какую надо.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике