пилигримия

Киiв мать усих городов москальских

кошелек

Гривна – это 6 рублей

Гривна – это примерно 6 рублей. Ночь в хорошем отеле – 30 долларов. Средняя зарплата в Украине – 600 гривен. Уровень цен в Киеве почти сопоставим с московским. Киев считает себя европейской столицей. Люди солидно одеты, на улицах новые иномарки. Если хочешь купить на память что-то сильно украинское, можно взять (дорого) полный национальный костюм. Обычно покупают домой "Первак" и горилку.

За годы независимости братские республики стали совсем другими странами. Есть смысл взглянуть на изменения своими глазами. Как говаривал Паниковский, "поезжайте в Киев и спросите!" И мы поехали…

Здесь охотно говорят по-русски, а гривну запросто называют рублем

Браты, я знаю,
что вы е!

Сегодня в Киеве построили Золотые ворота, которые по-настоящему сохранились только в нашем Владимире. А в пещерах тамошней Лавры издавна покоятся мощи нашего богатыря Ильи Муромца.

Киев очень похож на Владимир. Успенский собор, Лавра на высоком берегу. А за Днепром, словно Загородный парк, зеленая зона Заречья, застроенная красивыми домами. Владимир в принципе строился по киевскому образцу. Наша Николо-Галейская церковь примерно соответствует положению Нижних лаврских пещер, а Вознесенская – Верхних.

Таможня шпыняет хохлов

– Сперва я побаивался ехать в Киев. Мне казалось, что это очень далеко, – рассказывает владимирский служащий Андрей Дерюгин, который провел с подругой Маней 3 восхитительных дня на Украине. – Оказалось, что экспресс от Москвы идет туда всего 10 часов. Почти как в Питер. И стоит примерно столько же. Поезд чистый, комфортная плацкарта.

Но зато на Украине есть таможня. Она доброжелательно относится к тем, кто едет в Киев ненадолго – погулять, потратить деньги. Пускают даже со старым советским паспортом. А вот если с ним едешь в Крым, ссаживают с состава или дерут деньги.

Не терпят кавказцев. Не любят "деловых" хохлов. Поймали проводника-контрабандиста, который вез 50 тысяч чистых компакт-дисков. Скорее всего, его ждет тюрьма.

Чуден Днепр
уже на подъезде

Вокзал просто европейский, ноль бомжей и мало ментов. Указатели на русском, украинском и английском. Легко купили билеты, 1,5 тысячи хватит туда и обратно.

Набережная Днепра настолько чиста, что рыбаки бросают улов прямо в лужи на мостовой, не беря с собой садки. По реке ходят серьезные теплоходы, можно доплыть аж до Одессы. Лучше всего туристу прокатиться на одном из них по Киевскому морю, живописному водохранилищу на Днепре, с заходом в шлюзы.

На нашем пароходе бушевала стандартная свадьба. Сильно поддатые ветераны спускались вниз и заводили по старинке: "И рушник вышиванный на счастье, на долю дала". Всяких водных экскурсий огромное количество.

Коридоры гробов

Лавра делится на три части: музей-заповедник (вход – 10 гривен, но если идешь на службу, пустят бесплатно), Нижние и Верхние пещеры. Там тысячу лет молились, не выходя наружу, христианские праведники.

В Нижних глубоко и узко, рук на раскинешь. Темно, пробираемся со свечами в руках. По обе стороны кельи затворников. Они еще живыми закладывали камнями двери, и когда прекращали время от времени стучать в стену, братия замуровывала последнюю отдушину.

Вдоль стен стеклянные саркофаги. Иногда на покойных меняют ветхие облачения, а сами мощи нетленны. Отчетливо видна кожа на пальцах, ногти. Главная святыня – голова Антония, основателя Лавры и русского монашества. Она мироточит в драгоценном кубке.

Есть и гробик, на котором написано: "Один из тысяч младенцев, истребленных при рождении Христа царем Иродом".

Во время войны в Лавру вошли фашисты. Когда один из них пырнул мощи штыком, из них пошла настоящая кровь… Захватчики не тронули пещер и даже не взяли ничего из ценностей.

В Верхних пещерах лежат Илья Муромец, Агапед-врач, чтимый почти как целитель Пантелеймон, и Марк Гробокопатель, который носил при жизни железную шапку весом килограммов 50. Огромная очередь стоит, чтоб на мгновение надеть этот шлем и исцелиться.

Слушая о подвигах лаврских монахов, один богомолец произнес: "А мы все хотим в рай попасть с чайком да с вареньицем!"

Москва берет энергию,
Киев ее прибавляет

Майдан Незалежности, главная площадь Киева (Площадь Независимости), похож на московскую Манежную один в один. Приезжают те же "звезды". Роскошные юные киевлянки сдирают с себя майки на тамошних концертах и купаются на пляжах топлесс. Туда можно проехать по двум метромостам или распространенными в Киеве скоростными трамваями.

После войны Киев был перестроен заново: и Крещатик (теперь там "сталинки"), и Подол. Уцелевшее украинское барокко напоминает Прагу. Оставлены фундаменты памятников, которые постепенно отстраиваются по старинным чертежам.

Андреевский спуск – это типа Арбат. Неприятно удивило, что в 5-6 ларьках молодые парни торгуют нацистской символикой – кресты, каски, компакт-диски с "Хорстом Весселем". По большей части все это откопано на полях боев.

Но нет никакой враждебности к русским. Может, это в Западной Украине есть? Киевляне, выросшие при Советах, вообще говорят прекрасно, без всяких "хе" и "ге".

Видели мы гостиницу, где Ярослав Гашек писал своего "Швейка". А еще украинцы научились варить хорошее нефильтрованное пиво. Повсеместно отличная кухня.

Вот только нечто вроде местого "Макдональдса" хуже московских аналогов.

Михаил ЛУЧНИКОВ.

Фото из архива редакции.

Киев – Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике