Вода ошибок не прощает

Эта истина каждое лето подтверждается. Новыми жертвами. Извлекать их из воды приходится водолазам. Сейчас у них по-настоящему горячие деньки.

береговой репортаж

Вода ошибок не прощает

Эта истина каждое лето подтверждается. Новыми жертвами. Извлекать их из воды приходится водолазам. Сейчас у них по-настоящему горячие деньки.

Как достают утопленников

С командой маневренно-поисковой группы N1 (МПГ-1) мы должны были встретиться на Нерлинском водозаборе. Там водолазы планово чистят подводные конструкции. Но когда мы подъехали на Центральную спасательную станцию ГИМС (Государственной инспекции по маломерным судам), водолазы ждали машину из Гусь-Хрустального. На реке Гусь накануне вечером утонул 56-летний мужчина.

В Гусе нас встретил начальник спасательной станции Валентин Гусев:

– Как всегда, утонул вне зоны нашего оперативного действия. Здесь-то я хоть круг с катера успею бросить, достанем, откачаем. Дно проверено – риска меньше. Нет, лезут туда, где ямы, арматура затопленная.

На берегу ждали родственники утонувшего. Стояла напряженная тишина. Пока водолазы готовили снаряжение, привели одного из тех, с кем несчастный выпивал здесь накануне. Он показал место гибели.

– Нетрезвый свидетель – всегда большая погрешность, – без надежды на успех заметил Иван, упаковываясь в "гэкашку" – легкий гидрокомбинезон. Легкость у него относительная – с аквалангом килограммов 60 будет.

Первое погружение было безуспешным. На берег привели другого свидетеля, 13-летнюю девочку. Она указала иной квадрат. Стали искать с лодки. Сергей на веслах, Вячеслав "на обеспечении" – в его руках трос-фал (линия связи), опоясавший ушедшего под воду Ивана.

Проходит минут 20. Фал сильно натягивается. Сейчас Иван появится, и не один. Под сдержанные рыдания близких он вынес закостеневшее тело на берег.

– Спасибо-то хоть сказали? – спрашиваю я Ивана, кивая на родственников.

– Им сейчас не до этого, – замечает он. – А благодать-то на речке с подвохом. Кажется, кругом ровный песочек, вода прозрачная. Два шага от берега шагнешь, и ямы до 7 метров, арматура, ил по колено, видимость нулевая.

Трагедии –
норма жизни

С апреля по сентябрь народ активно лезет в воду, не зная броду. Доставать утопленников приходится каждый день. Помимо этого, водолазы готовят к сезону пляжи и купальные зоны. В этом году только на Содышке обследовали 400 кв. метров дна.

Зимой спокойнее, но без дела водолазы не сидят. Рыбаки оказываются в одной стихии с рыбой, дети на тонкий лед торопятся, раз-два в год приходится поднимать со дна машины. Однажды доставали танк, затонувший вместе с механиком-водителем. Заблудился ночью водила и уехал с Юрьевцкого танкодрома на Содышку.

Но самое тяжелое, признаются мужчины, поднимать со дна детей. Сколько их было, а каждый раз, когда хрупкое безжизненное тельце в руки берешь, все внутри леденеет. Испытывать такое приходится часто – больше всего тонут именно дети. А родители на берегу в это время что-нибудь безмятежно празднуют.

Вторые в незавидном лидерстве – пьяные мужички. Даже те, кто умеет плавать. То сердце на глубине остановится, то судорога возьмет в плен…

Водолазы
ищут клады?

– Бывают любопытные предложения, – признаются мои собеседники, – но мы с криминалом не связываемся. Вот с УВД сотрудничаем. Улики со дна доставали: ружья, пистолеты, топоры, ножи. Были и трупы, и расчлененка.

– У меня, – рассказывает Иван, – самой экзотичной находкой была мина 1905 года выпуска. Нашел ее под Кронштадтом, когда разминировали автодорожную дамбу. 80 лет под водой пролежала и была как новенькая, в любой момент могла рвануть.

Зам.начальника ГИМС Николай Селищев тоже вспомнил забавный случай из практики:

– На Балтике поднимали затонувшее судно. Один водолаз ушел, естественно, трезвый, а возвращается навеселе. Со вторым та же история. Третий вдруг просит помощи. Мы в шоке. Оказывается, на судне в районе буфета солидная воздушная подушка образовалась, и все напитки сохранились. Вот они и надегустировались. А третий, когда стал освобождать физиономию, выронил болт. Скафандр разгерметизировался. Ему ни вверх, ни вниз нельзя – помощи запросил.

Самое удивительное…

…что, проведя всю жизнь на воде и под водой, эти мужчины и отдыхать предпочитают у воды. Бывает же такая любовь.

Секреты ремесла
выведывала
Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото Рудольфа НОВИКОВА.

г.Владимир.

из Досье "Призыва"

Происшествия на водоемах во Владимире, Камешках, Судогде, Юрьев-Польском, Суздале и в Петушках – в сфере деятельности маневренно-поисковой группы N1 (МПГ-1). Есть еще МПГ-2 в Собинке и водолазы на спасательных станциях. Из 50 положенных на область водолазов есть лишь половина.

В МПГ-1 три водолаза. Начальник группы Иван Алексеев – бывший военный водолаз. Служил в Анголе, Эфиопии, на Балтике, имеет правительственные награды. У него высшая для водолаза категория, мастер подводного дела. В послужном списке – работа на глубине 180 метров и 2,5 тысячи подводных часов.

Водолазный специалист Вячеслав Тихомиров 20 лет уже в спасательной службе.

Сергей Гевко всю жизнь проработал капитаном на речных катерах. В МПГ-1 – капитан спасательного катера и водолаз.

Есть в команде и женщина. Без допуска медсестры Ольги Петровой ее коллеги не имеют права спускаться под воду. Она контролирует их состояние и в процессе работы.

детали

Печальные рекорды

Самым тяжелым для водолазов выдался день в прошлом году. Они подняли троих ребят: двух парней и 14-летнюю девочку: на Семязино, Содышке и Гусинке.

Самый мистический случай – на Нерли. Там утонули два послушника: семинаристы из Минска приезжали в Боголюбовский монастырь и решили покупаться. Когда МПГ-1 прибыла на вызов, водолазов встретили словами: "Отец Петр за вас молился. Вот здесь вы их найдете," – и показали на место, где купались юноши. И вес у парней невелик, и течение сильное, а нашли их там, где указали.

Тонкости ремесла

Зная течение, особенности русла и дна, примерный вес утонувшего, специалисту несложно вычислить территорию поиска. Но начинают поиск там, где беднягу видели в последний раз. Чем точнее укажут место, тем меньше бесполезного полоскания.

Самые глубокие места – карьеры под Ковровом и Улыбышевский. Здесь глубина до 20 метров. Работать без барокамеры разрешается на глубинах до 12 метров. Дальнейшее погружение грозит водолазу кессонной болезнью. Без барокамеры его не спасти. Но старший группы может запретить проводить работы и на меньшей глубине, если есть опасность – коряги, арматура, сильная замутненность.

Для наших глубин достаточно легкого гидрокомбинезона. Но на глубине более 40 метров необходимо более прочное облачение – скафандр с иллюминатором.

Запас воздуха в акваланге на 40 минут. С резервом – максимум час. Находиться под водой водолаз должен не больше 2-х часов. А потом сутки отдыхать… Только кто же при дефиците кадров даст ему эти сутки. Так и крутятся за копейки.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике