Любовь длиною в жизнь

20 июня верные подписчики "Призыва" владимирцы Иван и Клавдия Пахомовы отметили бриллиантовую свадьбу. 60 лет из своих 85-ти они вместе.

ЖИТЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ

Любовь длиною в жизнь

20 июня верные подписчики "Призыва" владимирцы Иван и Клавдия Пахомовы отметили бриллиантовую свадьбу. 60 лет из своих 85-ти они вместе.

Уникальна эта пара не только своим семейным долголетием, но и завидным жизнелюбием. Много вы назовете пенсионеров и инвалидов, которые возьмутся заново отстраивать свою сгоревшую дачу? А Пахомовы отстраивают. На одну пенсию питаются, на другую стройматериалы подкупают. Здоровье у них при этом самое обыкновенное для российских стариков – оба инвалиды 1 группы. Но жаловаться на недуги и стонать в этой семье не принято. Наверное, поэтому в их обществе легко и приятно. Потому и друзья любят забегать сюда на огонек. Да и сами Пахомовы в их домах – желанные гости.

До 80 лет они оставались штатными работягами: Клавдия Александровна командовала на одном из точмашевских складов, а Иван Александрович там же был механиком по азотным установкам, да еще гребешил кровельщиком. Так до недавнего времени они и оставались материальной опорой своим детям и внукам. И сейчас сохраняют финансовую независимость от них, да еще норовят подкинуть внучатам.

Жизнь им тепличных условий не создавала. Клаве пришлось рано школу бросить – мать слегла, отцу с троими детьми трудно приходилось. Подросла, пошла на "Точмаш" работать. С заводом и уехала в эвакуацию на Урал – в Пермь. Туда же в глубокий тыл вывезли из блокадного Ленинграда раненого бойца Ивана Пахомова. 7 месяцев он мотался по госпиталям, да так и не смогли врачи восстановить ему перебитое предплечье. Остались хлопцу на память о боях орден Отечественной войны да инвалидность 3 группы.

Еще до войны у себя на родине 19-летним парнем Иван успел обзавестись семьей. В 1938 году родилась дочка Светочка. Но лада с женой не получалось. А когда ушел на фронт, жену с дочкой эвакуировали из-под Курска и след их пропал в военной круговерти. Пытался найти, но не удалось. После госпиталя остался в Перми – военкомат его комиссовал и направил работать в ЖКО завода "Точмаш". Так они со своей будущей половинкой оказались соседями по общежитию.

– Мне уже 26 лет стукнуло, приятелей полно, ухаживают, но никто не глянется, – вспоминает юбилярша. – А он сразу понравился. Месяца через 4 ухаживаний в июне 1943-го свадьбу сыграли.

А расписались, когда уже в 44-м пошли своих первенцев – дочек-двойняшек регистрировать. Такое горе пережили, когда они у нас в младенчестве одна за другой умерли. В 45-м сын Саша родился, в 51-м – Володя. Сейчас у Саши две дочки остались, а он умер 50-летним от сердечной недостаточности. Володя троих детей вырастил – двух дочерей и сына.

Еще двух внучек нам Света подарила. После войны отыскалась первая семья Ивана и 14-летняя дочь приехала жить к нам. Иван, ее 10 лет не видел, так она надела ту кофточку, которую он когда-то дарил ее маме. С родной матерью она почему-то не захотела оставаться. Мне Иван сказал: "Ты как хочешь, а мне она дочь".

Сначала обули-одели, потом вырастили-выучили и замуж отдали. Сейчас она в Балашове под Саратовом живет. В гости приезжает и она, и дочки. Мы вообще любим все вместе собираться, песни поем…

Между прочим, песни Клавдия всю жизнь сама сочиняет. Может, и в тот самый страшный год они ей помогли. В 37 лет она услышала от врачей приговор – лейкемия. И так совпало, что завотделением, куда ее направили, была соседка Пахомовых. Берта Михайловна тогда ей сказала: "С твоими показателями ты в больнице максимум год протянешь. Официальная медицина, которой я обязана следовать, ничем тебе уже не поможет. Хочешь, я тебя буду дома лечить, но уж если не справимся, пусть Иван не судит. Диагноз он знает…"

Методика домашнего доктора оказалась простой. Никаких медикаментов и строгая диета: сколько хочешь селедки и редьки с растительным маслом, но только стакан воды в день и 100 граммов хлеба. И одно условие – работу не бросать! "3 дня пролежишь – я тебя уже не подниму," – без обиняков заявила врач. И сама же переговорила с директором универмага, где Клавдия работала кассиром.

– Чувствую – голова кружится. Кассу запираю и бегу в кабинет директора. Какое бы совещание у него ни шло, они все перемещались куда-нибудь, а я падала на диванчик. Минут 20 полежу, и опять в кассу.

Домой доберусь и сваливаюсь без сил. Они у меня год на покупных пельменях продержались. Домашнюю работу всю сами вели, а меня только подбадривали, как умели. Соседка каждый день кровь на контроль брала. Месяцев через семь той диеты она мне стала продукты добавлять – стакан молока, потом кусочек хлеба… Когда я через год перед врачами предстала, у них был шок. Должна бы умереть, а я выздровела. Нам Берта Михайловна и велела срочно уезжать с Урала. Мы вернулись в мои родные края.

Секрет своего семейного долголетия супруги не скрывают: уважать друг друга надо, помогать во всем. На одной любви далеко не уедешь – терпимость очень важна.

– Я и не знаю, из-за чего можно поссориться, если прежде, чем что-то сделать, мы всегда посоветуемся. Вместе обсудим, как лучше, – рассуждает глава семейства. – А Клавдия у меня еще очень способная во всех отношениях: как мать, как хозяйка, как жена. Характер доброжелательный, приветливый, покладистый…

– За что я мужа люблю? – задумывается моя собеседница, – Он искренний человек. Никогда не таится, все мы всегда можем друг другу рассказать. Даже плохое что-то скрывать не будем. В семье без откровенности нельзя. Всегда интересы семьи, детей у него на первом месте. Надежный, добрый…

Так легко и с удовольствием они говорят друг о друге хорошее, что становится понятно – это просто любовь.

Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото Галины НАБИЕВОЙ.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике