история современности

Горячее лето 61-го

Ровно 42 года назад в Муроме произошло народное восстание

Долго о событиях июня 1961 года в Муроме говорили шепотом. То, что произошло тогда в тихом провинциальном городке, всколыхнуло не только область. На следующий день о погроме милиции сообщили "голоса", и о муромских событиях стало известно всей стране.

1961 год, разгар хрущевской оттепели. Но это в столицах. В провинции голодно. Карточная система. Злость на всех начальников и милицию.

– Тогда в органах работали не лучшие представители народа, – рассказывает В.Погорелов, замначальника Муромского ОВД. – Зарплата была небольшая. В милицию шли те, кто не мог устроиться в другом месте.

Нелепая смерть

День 26 июня 1961 года старшему мастеру завода им.Орджоникидзе Ю.Костикову не предвещал беды. Он получил зарплату и с друзьями позволил себе рюмочку. В ресторане "Муром" добавили еще. Купить спиртное было непросто. Когда уже шло расследование, допрашивали официанток – насколько был пьян клиент?

Автобусы ходили редко, и Костиков прыгнул на борт проезжающего грузовика. Попытка не удалась. Бедолага сорвался на дорогу. На его беду за грузовиком ехала машина начальника милиции П.Павлова. Он скомандовал пресечь безобразие и отправить нарушителя в кутузку. Те, кто знал Костикова, вспоминали – был он человеком не робким. Может, качал права?

Били или нет в камере Костикова, никто сказать не может. Но что такое случалось часто, свидетелей было достаточно.

В камере N10, где сидели за мелкое хулиганство, Костикову стало плохо. Сокамерники потребовали врача. Но фельдшер разбираться с арестантом не стала, мол, проспится, и все пройдет. Через несколько часов молодой здоровый мужчина умер.

Как зрели
гроздья гнева

– Еще одной ошибкой милицейских начальников, – вспоминает ветеран КГБ В.Зайцев, – было то, что о трагедии сразу не сообщили родным. Не пустили их в морг. Поползли слухи – уважаемого человека насмерть забили в милиции. Организацию похорон взял на себя завод. Возмущенно говорили о "зверствах ментов". Каждый вспомнил что-нибудь свое на эту тему. Зрела идея "проучить" милиционеров.

– В ту пору я был замначальника отдела КГБ по Мурому, – вспоминает Л.Исаев. – В цехе холодильников, где работал погибший, ко мне подошел знакомый и сказал: во время похорон будут громить милицию. Уже готовят прутья, палки и прочее. В цехе появились листовки. Я сразу доложил руководству, а затем в горком. Но там на сообщение не отреагировали.

В цехе холодильников художником работал некий Панибратцев. У него уже была судимость за антисоветскую деятельность. Он-то и выпускал эти листовки. Еще нарисовал плакат: "Павлов – убийца, садист".

Между тем, ни начальник милиции, ни другие ответственные лица не ждали от обычных похорон неожиданностей.

Процессия двигалась к Никольному городскому кладбищу мимо здания ОВД. Беды можно было избежать. Но одна рьяная дружинница попыталась направить поток людей не по установленному годами маршруту, а по боковой улочке. Это и послужило толчком к началу действий.

Сначала милицию проклинали в голос, махали кулаками. Затем в окна полетели камни и прутья. Успокоить людей пытался прокурор города Трондофилов. На такой поступок не решился больше ни один руководитель. Но и прокурора слушать не стали. Стащили с перевернутого ментовского "воронка" и побили.

Штурм

Без сопротивления народ ворвался внутрь здания. Вскрыли сейф с оружием. Эти стволы потом были засвечены в преступлениях, совершенных в разных точках страны. Точных данных, сколько и какого оружия похитили, нет. В книгах – одна цифра, по словам очевидцев – другая. В любом случае речь шла о десятках и сотнях стволов.

В.Погорелов вспоминает:

– Находившийся в дежурной части старший уполномоченный И.Барышев, дежурный Н.Кузнецов, участковый Н.Поршутов, милиционеры Онуфриев и Чеколодков пытались сопротивляться. Несколько раз выстрелили в воздух. Им удалось не допустить освобождения лиц, находившихся под следствием.

Тем, кто был задержан за мелкое хулиганство, наоборот, предложили выйти на свободу. Но они отказались уходить без разрешительных документов.

Несколько кабинетов горело. В кучу свалили документы, среди которых были уголовные дела и другие секретные материалы. Во дворе подожгли бочку с соляркой. Пробившись сквозь толпу, пожарные развернули рукава. Но кто-то перерезал шланги. Злость людей была направлена на конкретных начальников. Ни один портрет и бюст Ленина и Дзержинского не пострадал. Иногда их откладывали в сторону, чтобы не попортить.

Вызвать войска!

Почти сразу на место прибыли военные, но без оружия. Из толпы их стали обрабатывать: "Сынки, перед вами отцы и матери! На кого вы идете?"

Каждый преследовал свои цели. Кто-то предложил переключиться на горком. Здание недалеко, но злость была только к милиции. Горком не тронули. Форма милиционера стала основным раздражителем, и многие сотрудники быстро переоделись.

До КГБ, который в этом же здании, бунтовщики добрались не сразу. У чекистов было время подготовиться к штурму.

– Сейфы у нас тогда были слабоваты, – вспоминает Л. Исаев. – только один был надежным. Туда и свалили самые секретные документы.

Когда народ ворвался в отдел, он уже был закрыт.

Работал громкоговоритель. Депутаты, руководители заводов, ответственные лица призывали людей разойтись. Уже прибыли войска из Москвы. Команды стрелять не было. Людей оттеснили цепи солдат. Но первую и вторую цепи народ прорвал. Затем напор ослабел. К ночи улица перед милицией была очищена. Тогда же силами предприятий стали восстанавливать пострадавшие здания. Наутро был отремонтирован фасад и – никаких следов погрома.

Разбор налетов

С постов полетели первые лица города и милицейское начальство. Почти полностью сменили руководство завода им.Орджоникидзе. Начались поиски зачинщиков. Почти сразу арестовали художника Панибратцева и многих других работников цеха.

Показательный суд проходил в клубе строителей. Сначала к "вышке" приговорили восемь человек. Потом приговор изменили, и расстрел получил только художник. Отсидев разные сроки, все осужденные вернулись в родной город.

Муромский погром дал толчок для подобных событий в Александрове. Там, через неделю после муромского бунта, сложились аналогичные обстоятельства. Но в Александрове солдаты стреляли в народ, были погибшие.

А в милиции провели чистку рядов, повысили зарплату, приняли новых сотрудников. Но чтобы поднять престиж милиции, потребовались годы.

Екатерина ГАЛАНИНА.

Фотографии из архивов участников событий.

округ Муром.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике