ALMA MATER

Не как в кино, или Целый год в американской школе

Дослушав очередную лекцию о никчемности теперешней молодежи, я выхожу из класса. Вот так всегда: сначала учитель неадекватно воспринимает что-нибудь мною сказанное, потом учиняет мне разнос, для пущей значительности очернив одноклассников, а потом мне и всем, кто попытался возразить, инкриминируют попытку подрыва дисциплины и хамское поведение. При этом совершенно исключается возможность того, что не правы могут быть обе стороны. "Все должно быть не так", – думаю я, спускаясь по лестнице на первый этаж.

Ровно год назад у меня все было по-другому. Теплее на улице и веселее в душе. Вовсю шла подготовка к выпускному. Это было в США, в маленьком городке под названием Типтон, штат Индиана, в самый разгар программы международного обмена.

Первый раз в одиннадцатый класс

Первое сентября случилось восьмого августа. В этот день мы должны были прийти в школу, чтобы подписать какие-то документы, определиться с программой обучения и просто познакомиться с учителями. Август в Индиане – это самый разгар лета, потому и облик мой соответствовал сезону: короткий сарафан без рукавов, пляжные шлепки и кое-какой загар. Учителя и советники как-то неловко мне улыбались. Об американских школах, да и жизни заграничных тинейджеров вообще, мы знаем по фильмам типа "Факультет" или "Американский пирог". Во всяком случае, я точно рассчитывала попасть в кино. Но получилось несколько иначе. Отвязной разношерстной молодежи в безумных прикидах видно не было. Правила и ограничения повсюду. Нельзя носить майки без рукавов, красить волосы в ненатуральный цвет, прокалывать брови или губы, слушать CD-плеер, выходить за пределы класса во время урока или за пределы столовой – во время ланча. Ни курить, ни тем более употреблять алкоголь нельзя.

Жизнь без праздников

Мне выдали школьный дневник: американцы не покупают их в магазинах. Дневники заказывает школа. В них есть школьный герб, гимн, календарь учебного года с очень немногочисленными праздниками. Помимо летних, каникул только двое: неделя зимой и неделя весной (это при том, что в нашей родной школе каникулы через каждые пять недель). Есть несколько "красных дней" – День Благодарения, День Президента и День Рабочих – что-то типа Первомая. Кстати, так называемый May Day (майский день) никакого отношения к нашим праздникам не имеет. Это просто день, когда вместо уроков вся школа идет гулять в парк. Любопытно, что веселье в парке является обязательным. Домой раньше времени никого не отпустят. В общем, как следовало из прочитанного, учиться предстояло много: с августа аж по начало июня.

Рисование, автомеханика и спасение на воде

В самом начале года я выбрала себе предметы. Каждый из них имеет свою собственную стоимость, сложенную из стоимости оборудования и учебников. Я выбрала привычную химию, информатику, историю США и хор на первое полугодие, а на второе – спасение на воде, еще информатику, правительство США и кинематограф. Уже потом поняла, что многое упустила, не выбрав, например, физкультуру или физику. Но тогда я понятия не имела, что на первой катаются на роликовых коньках, а на второй – мастерят воздушных змеев. Я честно собиралась учиться.

Мне не пришлось скучать. На химии мы жгли магний в куске сухого льда. На кинематографе – смотрели DVD. Во время уроков спасения на воде мы поднимали со дна бассейна тяжеленных резиновых чучел, а информатика и вовсе была сплошным удовольствием: скорость школьного Интернета – 1 Мегабайт в секунду.

Впрочем, закончить школу с одним рисованием в аттестате американцу не удастся. Для тех, кто хочет попасть в колледж, существует определенная система стандартов. За каждый предмет, изучаемый в течение полугода, дается единица. В академической справке должно быть определенное количество единиц для естественных и точных наук, языковых дисциплин, истории предметов по выбору. Каждый колледж ориентируется на эти сведения, чтобы решить, может ли студент там обучаться и на каком факультете. За успехами каждого ученика следят еще с 9 класса.

Осторожно, двери закрываются…

С учетом размеров школы и количеством разных дел перемены очень короткие. Опаздывать категорически нельзя – не пустят в класс. Опоздавших отправляют в специальный класс, где они могут заниматься чем угодно. Но каждый имеет право только на восемь опозданий. Если лимит превышен, школьный совет ставит вопрос об исключении. Возможны и менее жесткие меры наказания – оставить после уроков, назначить занятия на субботу или запретить посещать школу в течение недели. Последнее не так безобидно, как кажется. Правила таковы, что все пропущенные работы и задания надо выполнить. Если что-то не будет сделано, это моментально отразится на итоговой оценке. И вот почему…

На все 103%!

Можно сказать, что в США – стобалльная система оценок. Для каждого задания учитель определяет максимальное количество баллов (например, тест из 23 вопросов), затем он смотрит, сколько правильных ответов дал ученик (если ответ дан, но он недостаточно полный, ставят 0,5 балла – по усмотрению преподавателя). Затем находится отношение заработанных баллов к максимальному их количеству, которое для удобства переводится в проценты. Проценты соответствуют буквам A,B,C,D или F, где А – наилучший, а F -наихудший вариант. Проценты и буковка выставляются рядом на листе с работой. Устные ответы обычно не оцениваются. Училась я неплохо, процентов на 90 с небольшим. Мне даже случалось получать A+, или больше ста процентов. Делается это так: во многих заданиях, особенно в тестах, помимо основных вопросов, есть еще и дополнительные, на которые отвечать не обязательно. Эти "экстра"-вопросы даются отдельно, но я, будучи не в силах разобраться, что обязательно, а что – нет, делала все подряд. За что и была вознаграждена. В письме с моими оценками средний балл по шкале от 1 до 4 равнялся 4,7.

"Американеры"

Мои друзья любили меня несмотря ни на что. Вокруг меня всегда были люди, которые терпеливо вслушивались в мой дурацкий русский акцент, водили меня за руку в столовую, учили открывать замороченные замки на шкафчике. У меня были замечательные учителя. Разные мистеры, которые, несмотря на серьезную идеологическую подготовку, выслушивали мое альтернативное мнение и воспринимали такой, какая я есть.

Американский школьный учитель не имеет права на отрицательное отношение к ученику. Он никогда не скажет тебе, что ты дурак, он даже не может огласить твою оценку вслух без твоего личного разрешения. Что удивительно, ученики платят тем же. Мне ни разу не довелось видеть грубости или наглости ни с одной стороны.

Вопрос не в том, где лучше, а где хуже – это решать никак не мне. Несмотря на все, возвратиться в родную школу я была рада.

Анна МУРАВЬЕВА.

Фото из архива автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике