Авиаклубу обрубают крылья

Сегодня у знаменитого ковровского аэроклуба такие "погодные условия", что ни дельтапланы, ни планеры, ни два самолета не смогут предстоящим летом оторваться от земли.

горячая тема

Авиаклубу обрубают крылья

Сегодня у знаменитого ковровского аэроклуба такие "погодные условия", что ни дельтапланы, ни планеры, ни два самолета не смогут предстоящим летом оторваться от земли. Свыше 20 воздухоплавателей навсегда оставят свою мечту о небе. Пятеро инструкторов полетов покинут любимую работу. А самое страшное: летчик-фронтовик С.Митрофанов, основавший этот самый аэроклуб, больше не выйдет на рулежную полосу и не увидит полет стальных птиц..

Он садился на брюхо, но не ползал на нем

"Петровичу", как панибратски именуют его все воспитанники, сейчас уже 83 года. Последний раз он садился за штурвал ровно три года назад – при испытании построенного своими руками самолета, на борту которого и поныне красуется его отчество, ставшее маркой самолета. Он взмыл тогда в синеву над Погостом и вспомнил всю войну…

Призвали его в мае 41-го в полном соответствии с лозунгом предвоенного времени: "Комсомольцы – на самолет!" Еще на гражданке он посещал аэроклуб и попал в легендарное Качинское летное училище, готовился стать истребителем. Только присягу приняли, как грянула война. Училище по решению командования эвакуировали в Поволжье. Там курсанты хлебнули лиха сполна. Не было ни еды, ни теплой одежды – простой край! И тогда они решились на отчаянный шаг – все сбежали из части. Дезертирство каралось беспощадно, они это знали. Но у них была надежда на оправдание: они кинулись в побег не куда-нибудь, а в самое пекло – к осаждаемому фашистами Сталинграду. Их перехватили на ночном марше и всех вернули в часть. Допросы велись ночами, и ни один не дрогнул: все в один голос твердили – "шли бить врага!" Их оправдали. Слух дошел до сына Сталина – Василия, и он лично прилетел на "Дугласе" в училище, привезя 30 мешков муки для голодающих курсантов. Тогда и началась настоящая учеба.

Для летчиков-ветеранов марки машин УТ-1 и УТ-2 звучат как музыка: все они прошли обучение мастерству на этой тренировочной технике. Сергей Митрофанов даже освоил легендарный И-16. Зеленые курсанты еще не знали, как сильно он уступает люфтваффе: наши летуны гибли в первые дни войны на них сотнями. Митрофанову, как и всем однокашникам, не терпелось попасть на фронт. И, наконец, в 43-м его отправили в Первую воздушную армию, в 10-й разведывательный полк. Какой истребитель? У-2 – "небесный тихоход" – достался на вооружение. Но подчинялись напрямую Ставке, сведения шли сразу наверх – этим можно было гордиться.

– Первый вылет не забуду никогда. Ночью курс за линию фронта. На крыльях фотоаппараты и магниевые заряды. Как только перелетаем рубеж, ракеты открываются и дают вспышку над землей – снимок готов. Тут же возвращаемся, обстреливаемые противником, и секретные сведения передаются верховному главнокомандованию. Так и пролетал два года в разведку. Только в последний год пересел на ИЛ-2. Всякое бывало, в книжках давно все написано… – скупо делится воспоминаниями ветеран.

У него два ордена Отечественной войны, "Слава" III степени, несчетное количество медалей на груди. Вспоминает, конечно, друзей – живых и погибших. "И не о том же речь, что я и мог, но не сумел сберечь. Речь не о том, но все же, все же, все же…" -давно очень точно передал лейтмотив этих воспоминаний известный поэт-фронтовик. Макет ИЛ-2 его нынешние ученики подарили ему два года назад, когда аэроклубу исполнилось 20 лет. Самолетик всегда стоит на его рабочем столе.

Чем проверяются люди, если войны уже нет?

Только одним – упорством. Может, от легендарного "настоящего человека" Алексея Маресьева такой характер всем нашим пилотам по законам военного братства достался: стремлением летать они отравлены на всю оставшуюся жизнь. Сергей Петрович, выйдя в 48-м году в отставку, приехав в Ковров, вроде окунулся в земную жизнь. Поработал заведующим ДК, управленцем и общественником на заводе. А в 60 лет вдруг "мощно задвинул" – взял да и возродил аэроклуб!

Время было еще пристойное: родной электромеханический завод поддержал инициатора, выделил помещение на первом этаже жилого дома, снабдил металлом для постройки планеров и дельтапланов, взял на довольствие штатных преподавателей летного дела. Первый набор в 80-м году насчитывал 150 человек. Идея легла на благодатную почву. Сегодня Сергей Петрович вспоминает любимцев: 14 ребят за эти годы связали судьбу с романтичной профессией, стали в большинстве истребителями, окончив высшие военные училища. Все они до сих пор шлют ему письма и благодарят за "путевку в небеса".

Весь город в День авиации любовался воздушными шоу, которые устраивали начинающие авиаторы. Городские власти им нарезали землицы под аэродром в пригородной деревушке Погост, а аппараты они построили сами. Со временем разжились двумя ангарами, где стоят два самолета, приобрели трактор для перевозки и запуска планеров.

Слава аэроклуба была на взлете. Не раз ковровчане участвовали в областных соревнованиях дельтапланеристов и побеждали. На выставках технического творчества награды выдавались за чудо техники – мотодельтаплан и самолет "Петрович". Контакты у наших авиалюбителей были налажены по всей стране. У своих коллег они перенимали опыт двигателестроения, приглядывались к конструктивным новинкам фюзеляжей, изучали дизайн. А дома и власти хорошо помогали: на любую просьбу Петровича давали "зеленый свет".

Но что это, что: мы в глубоком пике!

Или в "штопоре", кому как угодно… Недавно наши клубники получили приказ: от завода (электромеханического) отпочковаться и перейти в подчинение администрации Дома культуры "Родина"! Авиаторов уже лишили пропусков в завод, и это для них самый больной удар. Без технической поддержки цехов конструированию конец. Причина отказа им понятна – завод сам переживает экономический кризис. А и Дворцу культуры, которым сегодня руководит депутат ЗС Кузнецов, они в тягость. Он сам может "стричь купоны" разве что с гастролей заезжих артистов, которые в провинции не частят. У пилотов собственная гордость – не хотят они быть лишним бременем масскульту. Но делать-то что?

Пожалуй, впервые ученики видят своего "Петровича" (человека, а не самолет) таким понурым. Устал ветеран!

– Я никак не могу доказать заводским и городским управленцам главное: это нужно не заводу, не городу, не области – авиаторы нужны России! Может, слова не те подбираю… Может, им пивовар Иван Таранов, порхающий на аэроплане за пивом, милее? – сетует Сергей Петрович по поводу последних событий. Чтоб сохранить клуб, он принял решение жертвовать всю зарплату на оплату коммунальных услуг для аэроклуба. Лишь бы это свято место было не пусто, лишь бы мальчишки не сломались под напором обстоятельств и продолжили заниматься! За преемника он спокоен: студент 4-го курса КГТА Максим Еремеев в 13 лет пришел под его крыло и вырос за восемь лет до настоящего летчика. По всем предметам может заменить учителя.

Одним стремлением, однако, жив не будешь. Ежегодно для развития творчества надо минимум 200 тысяч рублей – на запчасти, бензин, обучение теории летного дела и т.д. "Саввы Морозова" в Коврове пока не народилось: всемогущество местных олигархов чисто пиаровского свойства, авиация их совсем не интересует. Так что вся надежда у начинающих летчиков только на самих себя. Лишь одна у них сейчас мечта – не посягнули бы расплодившиеся "приватизаторы" и на офис аэроклуба. "Небо – наша обитель!" -звучит, конечно, бодро. Но если "на хвосте" безденежье, перебиты – поломаны окажутся крылья.

Анатолий ПАРФЕНОВ.

Фото Елены МАЛКОВОЙ.

г.Ковров.

ГЛАС НАРОДА

Вот как отреагировали на новость о проблемах своего авиаклуба посетители виртуального "Ковровского форума":

Людей не зачеркнешь росчерком пера. Отказали в помещении – арендуйте другое! Отказались просто так давать деньги – складывайтесь из личных сбережений! Как сказал г-н В.Кузин в интервью газете "Вечерний Ковров" (вольный пересказ): "Все удивляются, как может существовать в городе кино без бюджетной поддержки". Но существует же! И отлично! Дело в людях, а не в росчерке пера. Нужно не подписи собирать, а продолжать стучать молотком по гвоздям в обшивке новой конструкции!

Гость.

Желающему летать – не запретить, а ребят жалко. Но все решают угрюмые еноты.

SSMax.

А еще рядом в этом же доме находится СТК РОСТО при КЭМЗ, от которого завод (КЭМЗ) скоро откажется. Или будет произведена реорганизация. Делаем выводы.

Дмитрий ЛАПЫГИН.

А что вы хотите? Чтобы АО несло плановые убытки от поддержки дорогостоящих технических видов спорта? Ходят слухи, что и мотокросс в этом году последний. По крайней мере,подающий надежды молодой гонщик, сын тренера В.Аверина, даже не участвовал в зимнем кроссе. Это бизнес, господа.

Jaffar

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике