Мантия преследования?

Как уже сообщал "Призыв", квалификационная коллегия судей Владимирского областного суда приняла решение о лишении полномочий федерального судьи Ковровского городского суда Александра Федоровича Тюрина. Досрочно.

ПОДРОБНОСТИ

Мантия преследования?

Как уже сообщал "Призыв", квалификационная коллегия судей Владимирского областного суда приняла решение о лишении полномочий федерального судьи Ковровского городского суда Александра Федоровича Тюрина. Досрочно. С формулировкой "за допущенную волокиту при рассмотрении уголовных дел". Для любого служителя Фемиды это большая трагедия…

Даже не знаю, с чем сравнить. Это крушение всего: карьеры, жизненных планов, надежд. Работа судьи у всех на виду. Большинство заседаний открыты, все граждане имеют возможность лицезреть судебный ритуал. И вершителя людских судеб – судью в черной мантии. Он одним мановением пера любого из нас, грешных, может лишить всех надежд. И чего лукавить, многие из нас не любят судей. Скорее, побаиваются. Они к такому отношению привыкли и исполняют свое дело, как того требует закон.

И им случается оступаться.

А что было у Тюрина? Может, пострадал кто-то из обвиняемых, отсидев лишние месяцы в СИЗО? Или потерпевшие от преступников граждане исстрадались, ожидая законного возмездия? Возможно и то, и другое. Квалификационная коллегия не выносит своих решений на обозрение публики. Даже в специализированном журнале "Судебный вестник" инцидент вряд ли найдет отражение.

Известно, что инициатива отставки Александра Федоровича исходила от прокуратуры. Она подготовила подробный доклад о нарушениях процессуальных сроков рассмотрения нескольких уголовных дел и переправила его председателю облсуда В.Мустафенкову. А тот вышел с представлением на коллегию.

Профессиональное судейское сообщество, решающее судьбу коллег, претерпело недавно качественные изменения.

После судебной реформы, затеянной заместителем главы президентской администрации Дмитрием Козаком, в состав квалификационных коллегий вошли представители общественных организаций. Численность их расширилась до 20 человек (ранее они состояли преимущественно из юристов и числом ограничивались малым.) Это ж почти суд присяжных получается!

Все квалифицированные заседатели долго совещались, и тем не менее вынесли беспощадный вердикт – повинен!

Последствия такого решения наступают незамедлительно. Судья должен тут же оставить свое рабочее место. И по законам чести, и по действующему законодательству.

Но командно-административная система почила в бозе. Сегодня у любого судьи тоже есть возможность отстоять свое право в суде. Они такие же граждане, что и их подопечные. Конституция на всех одна.

Отставной судья уже воспользовался этим правом и подготовил жалобу на решение квалификационной коллегии. Сначала ее рассмотрит президиум областного суда, а потом, возможно, дело дойдет и до Верховного суда РФ.

Отступать опальный судья Тюрин не намерен. Кабинет его уже свободен, но не занят преемником: Александр Федорович на лечении после стресса. Как поправится, так примется за собственную рутинную тяжбу.

А пока выслушаем его коллег и простых граждан, в пользу (или не в пользу) которых он вершил правосудие. Это любопытно.

Сергей Золкин, председатель Ковровского горсуда:

– Что тут сказать. Удар по нашему коллеге очень болезненный. Он 18 лет отработал среди нас, не имел нареканий. А за 2 года до выхода на отдых (у судей 20-летний стаж выслуги) такой срыв. Та же коллегия судей присвоила ему звание юриста 2-го класса. Для городского судьи это высшая оценка профессионализма.

Пришел он когда-то на должность судьи из органов поселковой исполнительной власти. Наверное, поэтому ему поручили районные дела. Все годы это была его территория.

Не хочу комментировать решение коллегии. Скажу только, что от наказания за подобный проступок сегодня не застрахован ни один судья.

Вы не представляете, как расходятся сегодня ведомственные инструкции Минюста по срокам рассмотрения дел от реальных возможностей. Есть постановление, обязывающее отводить бракоразводному процессу не менее 1,5 часа. Если бы мы его придерживались, семейные пары сегодня ждали бы развода по 3-4 года. В реальности приходится заседать по 20-30 минут. По нормам каждый судья должен рассматривать не более 4 уголовных и 15 гражданских дел в месяц.

На самом деле нагрузка во много раз выше. Нужно учесть, что чистого времени судья работает всего 7 месяцев: праздники и отпуска вычесть – столько и получится. Все усилия судей направлены на избежание волокиты, но реальность сильнее.

В нашем суде как минимум должно быть 18 юристов, а пока только 16. Им нельзя объять необъятное. Хорошо, что сейчас разгрузили нас мировые суды, промедлений убавится.

Александр Бондаренко, судья Ковровского горсуда:

– Наши кабинеты напротив. Отказные дела (с отмененными решениями и приговорами в облсуде. – А.П.) Александра Федоровича передавались мне, а мои – ему: судьи тоже не застрахованы от ошибки! И члены квалификационной коллегии – тоже. Я лично проходил в роли "подсудимого" там же – вынесли замечание. Запомнилась проработка надолго, и признать правоту коллег не могу до сих пор. Исходя из материалов дела, ни в чем не грешил против закона, но там посчитали иначе. Обжаловать ничего не стал, время все сгладит.

Почему мы не защищаем товарища по цеху? А смысл? Мы же профессионалы; не должны руководствоваться эмоциями. В нашем деле шаги влево или вправо от нормы закона недопустимы и чреваты. Каждый судья после выслуги лет уходит не на пенсию, а на государственное содержание. Это намного выше обычных гражданских пенсий. Но и уйдя с поста, он не должен совершать проступки, недостойные звания судьи. А с Тюриным это случилось еще на посту – представьте его состояние.

Нина Пуговкина, судья Ковровского горсуда:

– Виной всему неукомплектованность кадрами. Труд тяжелый, стрессовый. Часто коллеги уходят на больничный, ездят в командировки. Отбыл коллега в отпуск, его дела передают тебе – нагрузка возрастает. Мировой суд еще не вошел "в колею". Нам с год завершать начатые дела. А с квалификационной коллегией в нашем сообществе не принято спорить голословно. Побывайте на открытом суде, куда обратился с жалобой Александр Федорович, – там откроется истина.

Впечатление от общения с коллегами пострадавшего судьи: пресловутую честь мундира они не выпячивают, подход взвешенный и выверенный, на первом месте – закон.

А теперь послушаем простых горожан. У них все просто. Что пережили – то и говорят. Правда, фамилий просили не называть. Побаиваются! От сумы да от судьи…

Сергей Александрович Г.:

– Тюрин – отличный судья. Вел гражданское дело по иску моих соседей в доме. Фирма радио-такси разместила офис в частной квартире и утыкала дом своими антеннами. Были помехи в приеме радиопередач. Я был представителем в деле. Процесс прошел филигранно и в срок, завершился под аплодисменты истцов. Фирмачей выдворили через два дня после вступления решения в законную силу. Жильцы поверили в справедливость. Очень жаль, что его "ушли". Ему надо побороться за себя.

Тамара Алексеевна П., правозащитница со стажем:

– Тюрин – очень хороший человек. Живу в районе, часто была свидетелем в его процессах. Манера ведения дела очень взвешенная, бывает гораздо хуже! Было дело с моим участием, которое он отложил, уйдя от ответственности. Сам заявил себе отвод в силу того, что одна из сторон кулуарно (в канцелярии суда) распространила слухи о его заинтересованности. Тут же последовали нарекания в волокитстве.

Анатолий Александрович П.:

– Однажды подал заявление в порядке частного обвинения: чиновник проявил самоуправство, мне захотелось "припрячь подлеца". Судья по району назначил слушание, обязал приставов доставить ответчика. Часа два в прениях препирались. Судья хранил гордое молчанье. И решение вынес до слез обидное: в возбуждении уголовного дела по фактам самоуправства – отказать!

Давно дело было. Сейчас полагаю, что тогда Тюрин был прав и мудр. Дался мне этот чиновник! Да и вообще сутяжничество притупляет ум и уносит здоровье.

Опросный метод, как ни верти, ущербный: есть "за", будут и "против". Лучше подождать решения суда.

Анатолий ПАРФЕНОВ.

г.Ковров.

А в это время

Истец, ответчик – "тормоза"

Разбирательства гражданских исков зачастую длятся многие месяцы и даже годы.

В середине 1999 года Галина Бубнова из поселка Содышка направила в Суздальский районный суд иск. Бубнова намеревалась получить с прибольничного хозяйства при Владимирской областной психиатрической больнице N 4 восемь тысяч рублей.

Ее муж, Владимир Бубнов, в мае 1989 года работал трактористом в прибольничном хозяйстве ВОПБ N 4 и получил производственную травму левого глаза. Диагноз: язва роговицы. Глаз удалили. По заключению офтальмологического бюро медико-социальной экспертизы Бубнов был признан инвалидом 3-й группы бессрочно, с утратой 30 процентов трудоспособности. Необходимо было протезирование. А пенсия по инвалидности у Владимира Бубнова – 272 рубля.

Директор "психушки-четверки" Тимофей Овчинников не возражал против возмещения вреда здоровью Бубнову. Однако процесс растянулся на многие месяцы из-за несогласия Овчинникова с суммой иска.

В итоге же суд исковые требования Бубнова удовлетворил полностью и взыскал с прибольничного хозяйства ВОПБ N 4 в возмещение вреда здоровью 10 тысяч 253 рубля.

А вот другой пример с иными претензиями. Некто Евгений Рябов обратился с иском в тот же Суздальский районный суд.

В 1981 году Рябов по договору дарения и за 750 рублей получил от Марии Марьиной дом в селе Омутском. Вместо старого дома, как заявил в иске Евгений Николаевич, он стал возводить новый. Сварганил фундамент, подвез стройматериалы, но подвело здоровье. На 18 лет строительство пришлось заморозить.

В 2000 году, решив его возобновить, Рябов обнаружил, что дом достроен ответчицей Марьиной без его ведома. Истец просил суд признать за ним право собственности на возведенное Марьиной жилище. Справедливо? На первый взгляд – да.

Но оказалось, что ответчица подарила Рябову лишь дом, но не землю (она принадлежит совхозу "Суворовский"). Истец строение разобрал, но стройматериалами там не пахло. На том месте образовалась свалка.

Марьина с мужем в 1998 году тоже решили построить дом. Сельская администрация выделила им участок (та самая свалка), райотдел архитектуры выдал разрешение. У Рябова разрешительных бумаг не оказалось.

Летом прошлого года судья Елена Любимцева вынесла решение, по которому Рябову в иске было отказано. Истец подал кассационную жалобу. Владимирский облсуд оставил решение суздальских коллег без изменений.

Жилищное разбирательство длилось более 1,5 года из-за периодической неявки сторон. Господа, вы думаете, что судьям делать нечего? Разве нам самим не выгодно быстрее "отстреляться"?

Александр МЕЩЕРЯКОВ.

Фото автора.

г.Суздаль.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике