Коровинские горшеляпы учили Лужкова

Семейное дело Малаховых из владимирской глубинки получило статус народного промысла

мы и великие

Коровинские горшеляпы учили Лужкова

Семейное дело Малаховых из владимирской глубинки получило статус народного промысла

Что имели – сохранили

Село Коровино Меленковского района, где Малаховы вручную делают глиняную посуду, упоминается как центр гончарного промысла в источниках 19 века. Практически в каждой семье здесь стоял гончарный круг и мужчины "лепили" керамические кринки, горшки, кашники, опарницы, блинницы, салатники, сливочники и даже двух-трехведерные корчаги… Пока в процесс не вмешалась советская власть. С помощью постановлений и фининспекторов она загнала чудом сохранившихся кустарей-одиночек в глубокое подполье.

В голодные военные годы, когда народ нуждался во всем – от детской игрушки до кастрюли, в Коровине открыли керамический завод. Но к началу 50-х годов фабрики восстановились, прилавки магазинов быстро заполнились дешевым ширпотребом и завод закрыли. Лишь пяток мастеров продолжали тайком лепить посуду и игрушки. Все это продавалось на базаре или на пристани в Муроме.

Семейный круг у гончарного круга

Некоторый дополнительный доход гончаров не давал покоя завистникам. В спину можно было услышать от уничижительного "горшеляп" до уголовно наказуемого "спекулянт". А потому мастера не спешили подключать к работе своих детей. Яркий пример тому – наша героиня Зинаида Малахова. Она из рода потомственных гончаров, но рьяно отговаривала мужа заниматься этим ремеслом. И сама приобщилась только после того, как муж поставил дело на производственную основу и уговорил разгрузить его хотя бы с бухгалтерией.

– Вот спросите у нее, почему она ни разу в детстве даже в дудку не лазила? – подначивает нас глава семейства Малаховых Алексей Михайлович. И тут же поясняет: – Дудками здесь называют колодцы, из которых добывают белую глину для керамики. Если шурф метра на четыре прокопали, а глину так и не встретили, его бросают. В таких случаях говорят "продудел" – зря копал, "пролетел". Вы загляните в наши леса – все окрестности в таких воронках, как после бомбежки.

Ведь что удивительно. Я всю жизнь прожил в соседней с Коровиным деревне Большие Приклоны, но даже не слышал о том, что здесь гончарством занимались, – продолжает Алексей Михайлович. – О соседских шедеврах узнал только в 20 лет, когда женился и приехал жить в Коровино. Загорелся научиться этому делу и добился своего.

Учился у тестя с тещей. Мария Яковлевна и сейчас дня не пропустит, чтобы не зайти в цех проследить за процессом, ценные указания дать. Сегодня уже и сыновья Алеша с Димой работу на гончарном круге освоили, и у дочки Машеньки неплохо получается. Но обжиг я пока никому доверить не могу – у печи только сам колдую.

Где родились, там и пригодились

Трое детей Зинаиды и Алексея Малаховых практически выросли у гончарного круга. Родители смело оставляют на сыновей и цех, и доставку товара заказчикам, и заготовку сырья. У ребят уже наметилась своя специализация. 14-летняя Машенька способная рисовальщица. Ей после школы предстоит поступать на худграф в педуниверситет, а потом разрабатывать уникальный декор для фамильной керамики. Алеша заканчивает экономический факультет ВлГУ.

– После диплома придешь в отцовский цех работать? – поинтересовались мы его планами.

– Да я из него просто не уйду… – деликатно поправил нас симпатичный юноша.

– Наконец-то все дела с налоговой, с СЭС, с лицензированием и прочими бюрократическими сложностями возьмет на себя профессионал, – подхвалил сына отец. – А то мне, учителю физкультуры по образованию, пришлось и баланс делать, и накладные оформлять, и бизнес-планы составлять…

У старшего сына неплохие организаторские способности, а вот у младшего настоящий талант гончара. Материал чувствует, форму… Этому не научишь, да и нет у нас нигде гончарной специализации. Когда он публично работает за гончарным кругом на праздниках города, около него всегда народ собирается. И зевак, и профессионалов его искусство просто завораживает. Даже Лужков на открытии фонтанов на Поклонной горе довольно долго разговаривал с Мишей.

У Лужкова на лужке

Интерес мэра российской столицы не был случайным. Любитель во всем "дойти до самой сути" к этому времени уже стал "знатным пасечником" и, как он сам утверждает, собственноручно срубил пять домов. Среди градоустроительных дел захотелось ему и гончарное ремесло освоить. Малаховы были выбраны в консультанты.

Через несколько дней после той беседы с Лужковым в селе Коровино в доме Малаховых раздался звонок из столицы. Один из помощников московского мэра повторил приглашение шефа в гости и уточнил время визита. Так Алексей Михайлович с Алешей и Мишей попали на уик-энд к Лужкову.

Первым делом их в сопровождении машин с мигалками привезли в бутик. Здесь мальчикам купили по первоклассному спортивному костюму и футболки. Все расходы взяла на себя принимающая сторона. Алексей Михайлович был настолько симпатично и "к месту" одет, что ему не решились предлагать обновить гардеробчик.

Затем кортеж с охраной и сопровождением направился к Храму Христа Спасителя. "Гостям мэрии", как представляли наших гончаров, показали здесь даже недоступные обычным туристам алтарную часть и хоры. После православной святыни программа предусматривала посещение храма Мельпомены. Для Алексея Михайловича Театр сатиры стал первым, где он побывал. Другие в жизни были увлечения.

После театра гостей Лужкова ждал ужин в ресторане. Сейчас, смеясь, вспоминают:

– Каждому подали по такой свиной ноге, что одной на всех вполне хватило бы. И пиво замечательное – какое-то фирменное…

Переночевали в гостинице "Пекин" и воскресным утром отправились к Лужкову на дачу. Черная "Волга" Малаховых следовала строго за машиной помощника мэра в сопровождении целого эскорта авто. Юрий Михайлович после приветствия посоветовал:

– В следующий раз без своего транспорта приезжай, машин у нас хватает.

Узнав у помощника, что обновками одарили только мальчиков, а глава семейства остался без покупок, столичный мэр оседлал свой японский мотоцикл и отбыл. Вскоре вернулся с двумя полными сумками весьма качественных шмоток и, не слушая возражений, вручил их гостям.

Владимирцам показали усадьбу, где их особенно впечатлила конюшня с дивными скакунами. Пока гости осматривались, "слуги" установили гончарный круг и электропечь для обжига.

Урок гончарного мастерства был освещен блицами фотокоров. Обучать Лужкова выпало Мише, как самому талантливому. Политик оказался понятливым учеником.

– Толковый, – вспоминает о нем Миша, – и не сноб.

Так же просто, как "на уроке", Лужков вел себя и за столом. Здесь, кроме наших героев, было человек 20. Из лиц узнаваемых – журналист Артем Боровик и скульптор Зураб Церетели.

Расставаясь, договорились в следующую встречу больше времени уделить гончарному делу. Но пока случая не представилось.

Ребенок учится тому, что видит
у себя в дому

Зинаида Федоровна с Машей дожидались возвращения своих мужчин от Лужкова у московских родственников – так им было спокойнее. Не любит это дружное семейство расставаться. Да и вообще не случайно они стали участниками Всероссийского фестиваля "Семья России".

– Какая вы счастливая мать! – не удержалась я от признания Зинаиде Федоровне, любуясь ее интеллигентными, работящими ребятами.

– И мать счастливая, и жена. За Алексеем вот уже 25 лет живу, как за каменной стеной. После того, как наш первенец умер, я год очень болела. Он меня выходил. Никакой работы не боится. А уж если чем-то увлечется, все в тонкостях изучит и всех увлечет. Вот сам был чемпионом района по лыжным гонкам, и ребята лыжами занимались. Старший, кстати, тоже чемпионом района был. И к гончарному ремеслу всех подключил. А ведь у меня три брата и ни один не умел на круге работать. Старший уже после него освоил.

– Может, поделитесь секретом родительского успеха, – обратилась я к Алексею Михайловичу.

– Еще школьником был, услышал как-то фразу, которая запала в душу: "Ребенок учится тому, что видит у себя в дому. Родители пример тому…" Абсолютно с этой мыслью согласен.

А Зинаиду Федоровну я попросила поделиться другими секретами.

– Не проще ли в 21 веке на "тефлон" перейти?

– И моя мама всегда все в своих горшочках готовила, и я только их признаю. Мы глину сами добываем – я без всяких сертификатов СЭС знаю, что она не просто чистая. Она целебная! На заводе в глину и кирпич перетрут – не заметят. А у нас вся в руках побывает…

Вот одинаковое количество молока поставишь в эмалированную или стеклянную посуду и в глиняную: в последней и сметаны больше снимешь, и не прокиснет дольше. А вкуснота какая получается – ни щи, ни кашу, ни картошку нечего даже сравнивать с тем, что в "железяках" сделано. Я как-то московских гостей угощала. Они удивились: "Это вы каждый день вот так по-ресторанному питаетесь?!"

Валерия СЕРГЕЕВА.

Фото Александра САБОВА.

Для тех, кому посчастливится обзавестись малаховскими горшочками из белой глины, – их фирменный рецепт "Жаркое по-домашнему": картофель и морковь нарезать крупными кубиками и обжарить. Мясо, нарезанное брусочками, обжарить и потушить с томатом до полуготовности. Продукты уложить в горшочек слоями, залить бульоном, добавить сырой рубленый лук, соль, специи и тушить в духовке до готовности. Перед подачей к столу блюдо можно посыпать рубленым чесноком и зеленью.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике