Посевы интриг дали всходы

О событиях во Владимирском институте бизнеса местная пресса писала не раз. Эти публикации противоречивы и спорны.

CКАНДАЛ

Посевы интриг дали всходы

О событиях во Владимирском институте бизнеса местная пресса писала не раз. Эти публикации противоречивы и спорны. И сегодняшняя попытка "Призыва" прояснить ситуацию наверняка не всех устроит. Однако оценки непосредственного участника
скандальных событий в ВИБе показались нам интересными. Впрочем, пусть об этом судят сами читатели.

Что на самом деле происходит в ВИБе? Почему так часто меняется
руководство? В чем истинная причина увольнения ректора Юрия
Дмитриева? На эти вопросы согласился дать ответы Георгий
Баранников, юрист, чья фамилия прозвучала в одной из публикаций о
ВИБе.
– Вы были в институте юристом, участвовали в судах против
Ю.Дмитриева. Что послужило поводом к его увольнению ?

– На самом деле увольнение ректора Ю.Дмитриева готовилось задолго
до июля прошлого года.

Он не устраивал двух работников: О.Звягинцеву и И.Прудникову.
Парадокс, но именно Юрий Алексеевич принял их на работу,
выпестовал и сделал солидными людьми. Ольга Павловна Звягинцева
пришла на должность проректора по учебной работе из строительного
колледжа. Тогда с благословения ректора на нее стал работать весь
институт – от методистов до технического персонала. Звягинцевой
надо было защитить кандидатскую диссертацию. Защитившись,
О.Звягинцева поняла, что даже в нефинансируемом образовании можно
получать неплохие деньги.

– А чем известна Ирина Прудникова?

– С Ириной Валентиновной история интереснее. Закончив обучение во
Владимирском политехническом институте в 1981 году, первые 10 лет
Прудникова трудилась в ОКСе тракторного завода инженером. Затем
решила податься в коммерческие фирмы. Полгода проучилась на
секретаря-референта. По ее же воспоминаниям, поработала в Турции
посудомойкой, вернулась в Россию и, продолжив работу в одном из
обществ с ограниченной ответственностью секретарем, дослужилась
до начальника отдела внешнеэкономических связей с совмещением
должности секретаря-референта.

Позднее, уже после увольнения Ю.Дмитриева, она перевела себя на
должность проректора по организационной работе, затем –
проректора по общим вопросам. Заметьте, проректора. Без ученой
степени и открытого конкурса.

– Чем мог помешать им Дмитриев?

– Юрий Алексеевич не вписывался в их понятия развития института.
Что стоит его решение предоставить льготы по оплате некоторым
нуждающимся студентам, за которое, кстати, Дмитриева уволили с
работы в третий раз?

Или попытка разобраться с О.Звягинцевой в вопросе, как той
удается, сидя в кабинете, вырабатывать на лекциях сотни
преподавательских часов в месяц не только в институте, но и в
колледже?

Была создана комиссия, факты подтвердились. О.Звягинцеву
отстранили от должности проректора. К этому времени и
И.Прудникову администрация поймала за руку на фальсификации
документов.

Отстранение от должности О.Звягинцевой стало сигналом к
форсированию событий. Посевы в унавоженную почву МЭСИ к тому
времени дали всходы.

– Как получилось, что вы сначала препятствовали восстановлению
уволенного ректора, потом стали его союзником ?

– Судов, в которых мне пришлось участвовать, было три, заседаний
более десятка. Еще в июле прошлого года меня нашел уважаемый
Ю.Лапыгин, рассказал о своем ректорстве и попросил посмотреть
документы, составленные учредителями ВИБа, по которым был уволен
Ю.Дмитриев.

Ознакомившись, я сразу сказал: "Это незаконно, Дмитриева
восстановят".

Тогда Ю.Лапыгин надеялся на законное разрешение спора. Поэтому
попросил встретиться с учредителями. Одним из них был Ю.Рубин. На
мои разъяснения о допущенных нарушениях и бесполезности судебных
баталий мне рассказали красивую сказку о том, какой негодяй
ректор Дмитриев, о согласованности действий учредителей с
губернатором области, о выявленных многочисленных финансовых
нарушениях в институте и т.д.

Меня попросили защищать институт в суде. Утверждалось: чуть ли не
завтра губернатор вызовет Дмитриева на ковер и прикажет отозвать
иск. В дальнейшем все оказалось с точностью до наоборот.

– А сам губернатор действительно участвовал в этом?

– Нет, конечно. Уверен, что Николай Владимирович даже не
догадывается, какую рекламу создают ему за спиной
"высокоуважаемые" ученые. Имя губернатора произносится постоянно.
К примеру, О.Звягинцева, встречая приставов у себя в кабинете
после очередного решения суда в пользу Дмитриева, сказала:

– Дмитриев будет пожизненно судиться. Вы будете пожизненно
ездить. Это решено на уровне губернатора.

Любой ли чиновник сможет продолжить исполнять свои обязанности
после столь авторитетного суждения?

– Возвратимся к началу разговора: при чем здесь деньги?

– Владимирский институт бизнеса учрежден как автономная
некоммерческая организация. Обучение в институте платное. Размер
оплаты за обучение – прерогатива самого института и его
учредителей. Собираются на ученом совете его члены и говорят:
"Давайте сделаем 10 тысяч за год". И делают. Студенты становятся
кредиторами для преподавателей, работники института – заложниками
студентов.

Подсчеты просты. В штатном расписании института на начало года
был зарезервирован ежемесячный фонд заработной платы более 211
тысяч рублей на 77 штатных работников. Это более двух с половиной
миллионов в год.

Согласно приказу, к работе привлекается еще полторы сотни
преподавателей.

Сколько надо иметь студентов, чтобы прокормиться?

– В одной из публикаций юрисконсульт института А.Бобраков дает
другую характеристику руководителям.

– Молодому юристу, проработавшему в ВИБе чуть более месяца,
получившему оклад 5 тысяч рублей плюс премию, которому наверняка
пообещали радужное будущее в науке, надо отрабатывать свои
деньги. Вот и появляются на страницах местных СМИ заказные
материалы. К примеру, в вашей газете дважды печатались
коммерческие публикации тенденциозного содержания. Достоверность
таких публикаций остается на совести оплативших их заказчиков.

– Вы хотите сказать, что перспективы развития вуза изложены
неверно?

– Хочу, чтобы меня поняли правильно: в институте учатся сотни
умных и стремящихся к знаниям студентов. Однако вместе с ними с
курса на курс переводятся те, кто имеет больше десятка
задолженностей по предметам. Исправляются результаты
аттестации…

– Но ведь есть законы, контролирующие инстанции, в крайнем случае
– правоохранительные органы?

– Согласно действующему закону, за деятельность некоммерческой
организации прежде всего отвечают ее учредители. Они обязаны
проверять работу института. Но, похоже, в нашем случае этого не
будет. А пока вновь и вновь назначаются судебные заседания,
предоставляются "новые" документы, подлинность которых еще
необходимо доказать.

Л.САМАРЦЕВА.

г.Владимир.

От редакции: "Призыв" готов предоставить возможность высказать
свою точку зрения оппонентам Георгия Баранникова в рамках
действующего законодательства о СМИ.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике