16+

Скандал в обители

Вчера Свято-Боголюбовский монастырь с проверкой посетил председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Кучерена.

Во дворе монастыря гостя встретил целый строй из фотообъективов и видеокамер, причем представителям СМИ принадлежало чуть больше половины – запечатлеть очередную проверку по каким-то своим соображениям пожелали многочисленные защитники обители. Ее настоятеля архимандрита Петра Кучера среди них не было.
Понятно, что при таком скоплении людей не могло быть и речи о каком-либо нормальном осмотре монастыря, не говоря уже о беседе с послушницами: – для того чтобы понять, что в душе ребенка, о чем он думает и чего хочет, необходимы особые условия, а обстановка этому отнюдь не способствовала. Едва московские визитеры попытались ответить на вопросы журналистов, их атаковали "общественные защитники обители" со своей видео- и фототехникой, бесцеремонно оттирая представителей СМИ. Мало того, они не только не выслушивали интервьюеров, но перебивали их, комментировали сказанное – словом, делали все, чтобы придать обстановке нездоровую атмосферу. В этой ситуации едва ли кто сделал для дискредитации монастыря больше, чем его "защитники", не позволившие состояться вменяемой, корректной и уважительной друг к другу беседе.

О монастыре
Интересно, что руководство самой Свято-Боголюбовской обители и представители Владимиро-Суздальской епархии оказались в каком-то смысле статистами в разгоревшейся полемике между столичным гостем и вставшими на защиту обители представителями некоторых православных общественных организаций.
Репликами, комментариями и бесконечными вопросами, адресованными Анатолию Кучерене, оттянула на себя всеобщее внимание председатель Совета Всероссийской общественной организации "Много деток – хорошо" Татьяна Боровикова.
– Есть много семей, которые находятся в ситуации SOS. Семья Вали Перовой как раз попала в монастырь таким образом, – растолковала она.
Анатолий Кучерена: Вы не поняли, я не против того, чтобы дети были в монастыре, сейчас интересует система, которая сегодня здесь существует. Если мы можем чем-то помочь и урегулировать эту ситуацию, мы должны это сделать. Но органы опеки и попечительства должны этими вопросами ведать…
Татьяна Боровикова: Это мое личное дело.
– Но, мы же с вами живем в одном государстве…
Татьяна Боровикова: Я доверила своего ребенка матушке Георгии.
– Но мы можем соблюдать каноны церкви и каноны, которые, простите, существуют в обществе.
– Я не должна вмешивать органы опеки в мои личные отношения с монастырем.
– У них должна быть возможность хотя бы прийти сюда, не вторгаясь в вашу личную жизнь, и посмотреть, как здесь все происходит, и оформить подчеркиваю, они обязаны по закону оформить, необходимые документы.
Старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних Татьяна Лазарева:
– Да, это право родителя – определять судьбу ребенка, но вы не забывайте, о том, что ребенок – это не собственность родителей. Он, прежде всего, гражданин нашего государства и имеет гражданские права. И если они будут нарушаться, хоть родителями, хоть монастырем, то на его защиту встанет государство. Нравится это его родителям или нет.

О письме Валентины Перовой
Татьяна Боровикова: У нас есть большие сомнения, что это письмо писала Валентина Перова.
Анатолий Кучерена: Пусть этим занимаются правоохранительные органы. По результатам, с учетом тех фактов, которые нам станут известны, мы сможем высказать свое мнение.
– Почему мы столько времени тратим на неустановленные факты?
– А вы скажите – не надо реагировать?!…

"Мы не хотели широкой огласки"
Свою точку зрения на происходящее высказал и прибывший в Боголюбовскую обитель настоятель Свято-Троицкого храма протоиерей Максим Хижий, принявший деятельное участие в судьбе Валентины Перовой.
– Отождествление Боголюбовского монастыря со всей Русской православной церковью совершенно неправильно. В данном случае я предпочитаю говорить конкретно о судьбе Валентины Перовой, которая обратилась к нам за помощью. Никаких провокаций, связанных с побегом, с нашей стороны не было. Позже были заявления, что Валя находится в приюте с наркоманами, подвергается воздействию психотропных веществ, что является абсолютной ложью. Что касается девушки, которая приютила Валю, – Наташи Титовой, то сегодня о ней распространяется грязная ложь, но могу однозначно сказать, что она никакая не готка и не сектантка. Наташа закончила Гусевское духовное училище почти на "отлично", у нее есть прекрасная характеристика, подписанная, кстати, архиепископом Евлогием. Более того, она поет на клиросе нашего Свято-Троицкого храма.
На вопрос, почему отец Максим не отправился с девочкой к архиепископу Владимирскому и Суздальскому, протоиерей ответил, что "отдавать девочку во Владимирскую епархию было бессмысленно, через два часа она оказалась бы в Боголюбовском монастыре".
– Почему мы не обратились в опеку? Мы не хотели широкой огласки, – заявил отец Максим. – Поэтому еще в августе девочки были отвезены в столичное сестричество отца Сергия Рыбко для того, чтоб подыскать им нормальный церковный приют и решить этот вопрос кулуарно. Но 19-го числа разгневанные монахини Боголюбовского монастыря вместе с органами внутренних дел появились у Рыбко в храме, поэтому, дабы девочки не попали обратно в монастырь, они были отданы в приют. После того как общий язык с Боголюбовским монастырем сотрудникам опеки в Москве найти не удалось, дело пошло по самому нежелательному пути.

Каждый ребенок нуждается в ласке
Свое мнение о ситуации вокруг Боголюбовского монастыря и его насельниц высказал и прибывший в обитель член Общественной палаты президент Фонда "НАН" и директор центра по борьбе с семейным насилием "Дорога к дому", где сейчас находится Валя Перова, Олег Зыков.
– Здесь сталкиваются законы церкви и государства. Я не готов обсуждать первые, но вторые должны соблюдаться на всей территории Российского государства. И не может быть так, чтобы они заканчивались за стенами монастыря. Нужно персонально разбираться с каждым ребенком, с каждой семьей. Здесь не может быть универсального решения. Возможно, что статус каких-то детей будет подтвержден. Согласно законам РФ, ребенок имеет право определять свое место жительство с 14 лет, и если родители проживают в монастыре, то он живет вместе с ними, и это нормально. Другое дело, если родителей нет. Юридический статус пребывающих здесь детей требует анализа, исходя из него можно будет принимать правовые решения в их интересах. Валя Перова очень скоро уйдет из приюта к женщине, прихожанке гусевского храма. Понятно, что здесь у Вали сложились определенные ценности, и важно, чтобы они сохранились. Но также важно, чтобы у девушки был человек, который бы ее слушал, целовал, обнимал, любил. Каждый ребенок нуждается прежде всего в этом.
…И все же приезд Анатолия Кучерены закончился на мажорной ноте. Предполагаем, что член Общественной палаты и не собирался бегать по монастырю, выискивая нарушения. Очевидно, все вопросы так или иначе решались потом, за закрытыми дверями, в более дипломатичной обстановке. Зато Валя Перова смогла по телефону пообщаться со своей старшей сестрой Женей. И не просто пообщаться, девочка попросила, чтобы ей дали возможность встречаться с сестрами. Анатолий Кучерена заверил Валю, что ни чинить ей в этом препятствия, ни пытаться вновь запереть ее в монастыре никто не будет.

Владимир МИХАЙЛОВ

Просмотры: