Обложка среды

Деревня должников платит по счетам СПК "Ильино" был в свое время зажиточным сельхозпредприятием, специализировавшимся на молочном животноводстве. В 1999 году от коровы здесь получали по 5500 литров молока....

СПК "Ильино" был в свое время зажиточным сельхозпредприятием, специализировавшимся на молочном животноводстве. В 1999 году от коровы здесь получали по 5500 литров молока. Дома местных жителей построены на городской лад и до сих пор отличаются основательностью, не свойственной деревенскому быту. После того, как СПК обанкротился, людям работать стало негде. Одни потянулись на заработки в города, другие завили горе веревочкой. Сегодня сюда пришла другая слава: общий долг деревни Ильино ОАО "Владимирская энергосбытовая компания" равен сегодня 171225,22 рубля.

Места здесь очень красивые. Рядом рукотворное озеро Ильинское, где еще совхоз разводил карпа. Неподалеку основали сельское поселение "Родное" анастасийцы – последователи учения Владимира Мегре, знающие толк в экологии. Жить бы да жить! Да, как говорится, долги в рай не пускают.
В 2009 году ОАО "Владимирская энергосбытовая компания" начало предметно разбираться с неплательщиками Судогодского района и требовать долги за потребление электроэнергии. Предъявление исков и исполнительное производство стали сегодня одним из главных направлений в работе юридического отдела компании.
Но получение положительного решения суда по взысканию дебиторской задолженности или банковского процента еще не всегда гарантирует фактическое возмещение денежных средств потребителями-неплательщиками. И здесь без службы судебных приставов уже не обойтись.
В первом полугодии 2009 года ОАО "Владимирская энергосбытовая компания" направило организациям и физическим лицам 587 претензий на общую сумму 127,9 млн рублей. По состоянию на 22 сентября оплачено всего 11 млн рублей. В структуре потребителей компании селяне составляют 3,29%. Долги не возмещаются годами и растут как снежный ком.
Отдел судебных приставов Судогодского района решил провести акцию по востребованию долгов в пользу ОАО "Владимирская энергосбытовая компания". Первым населенным пунктом в графике проведения рейдов стало злополучное Ильино, где накоплены самые большие задолженности. В рейд по проверке имущественного положения задолжавших ильинцев отправились заместитель начальника отдела судебных приставов Судогодского района Валентина Лященко, судебный пристав по ОУПДС Владимир Романов и участковый Алексей Орлов.
– В Ильино работу найти невозможно, население опустило руки, поэтому трезвыми своих подопечных я вижу редко, – дает вводную специально для обозревателя "Призыва" Алексей Орлов, хорошо знающий свой контингент. 1 ноября исполнится 4 года, как он заступил на эту должность.
Дом №6 по улице Молодежная. Здесь проживают злостные неплательщики Зубковы, Якунины, Седовы. По словам участкового, в этих семьях встречаются работящие люди, поэтому не все так плохо.
– Задолженность Зубковых составляет 2470 рублей, Якуниных – 14900 рублей, Седовых – 6691 рубль, Воробьевых – 2672 рубля, – информирует, перелистывая бумажную кипу, Валентина Лященко. – В службу судебных приставов на жителей деревни пришло 49 исполнительных документов.
Ни Зубковых, ни Воробьевых, ни Якуниных дома застать не удается. А может быть, они просто не открыли двери. Хозяйка в квартире Седовых оказалась дома.
– Светлана Владимировна Седова, с членов вашей семьи в счет оплаты долга за электроэнергию в солидарном порядке взыскана сумма 6691,72 рубля, – в который раз сообщает женщине судебный пристав. – Платите деньги, или мы опишем и арестуем ваше имущество. Мы с вашим сыном хорошо пообщались, он сказал, что в четверг приедет в отдел, но так и не появился. Давайте выходить из положения. Ищите деньги, иначе мы вас на все Ильино опозорим.
– Нельзя ли до понедельника подождать? Я не знаю, где взять.
– Звоните мужу:
Хозяйка убегает к дочери за мобильным телефоном. Мы остаемся в квартире одни. В кастрюльке на электроплите, выкипая, булькает картошка.
– Может, выйдем, а то обвинят во вторжении в частную собственность: – несмешно шутит Валентина Лященко. – В краже денег меня уже обвиняли. Описали мы как-то ковер за неуплату. Так должники написали жалобу, что я взяла конверт с деньгами, которые были прикреплены к ковру с изнанки:
Служебный фольклор изобилует такими историями. Ветерана службы, судебного пристава из Коврова, работающего в системе с 1 июля 1970 года, обвинили в краже пары хлопчатобумажных чулок. Было это еще в советское время. Пристав исполняла судебное решение о выселении гражданки из частного дома, шедшего под снос. Женщина категорически отказывалась подчиниться, хотя дом, как гнилой зуб, торчал в строящемся микрорайоне Коврова. В конфликте принял активное участие директор дегтяревского завода, пытавшийся прельстить упорствовавшую владелицу усадьбы персональной закупкой в Москве дверей, раковин и компакта для ее новой благоустроенной квартиры. Но дама не сдавалась.
Когда судебные приставы, приступив к принудительному выселению, принялись описывать имущество, они наткнулись в гараже на сундуки, набитые коврами, сервизами, хрусталем и деньгами. В присутствии понятых они насчитали 3000 рублей. Все имущество принадлежало покойному отцу женщины, которая без помощи приставов о них ничего бы не узнала. Однако после выселения скандалистка подала на них в суд за кражу двух пар хлопчатобумажных чулок, которые тогда стоили 1,20 рубля.
– Я ей "машину" нашла – а она! – возмущалась судебный пристав. – Не поверите, в сердцах даже продемонстрировала судье свои ноги: "Вот! Давно ношу только нейлоновые чулки!"
Наконец, приходят хозяйка квартиры и ее дочь Наталья с мобильным телефоном, но по телефону долг не заплатишь. Наталья утверждает, что накануне звонила в отдел, чтобы сообщить о том, что отец заплатит долг в понедельник.
Бабушка троих внуков Марина Демкина с судебными приставами знакома очень давно. Сейчас ей вместе с сыном и зятем надо заплатить 10199,40 руб., как указано в документах.
– У меня сейчас денег нет.
– Демкин Антон, прописанный здесь, получил извещение 14 августа, Сидоров Евгений – 13-го. Давайте нам деньги, иначе я опять все заберу.
– Но я только устроилась на работу, клянусь! Сын сказал, что как только он получит зарплату, поедет к вам.
– Жду-жду их, а они все не едут. Пока к стенке не припрешь – не платят. Что же вы так много долгов накопили?
– Это штрафы. У нас счетчик в подъезде не крутится: Горэлектросеть приезжала на прошлой неделе, обещала счетчик поставить.
– Марина, если в понедельник не заплатите, придем забирать вещи.
Обитатели следующей квартиры – маргиналы. По сути, здесь организован притон. Хозяйка, по словам участкового, с утра по-светски завлекает своих клиентов через окошко.
– Мальчишки, зайдите!
– Зачем?
– Даму не спрашивают зачем, а бегут бегом.
А вот нам дверь долго не открывают. Колотя по ободранному дерматину, участковый воздействует на неподдающихся жильцов вербально. Наконец, в темном дверном проеме появляется чья-то голова.
– У вас задолженность по электрической энергии почти 11 тысяч!
– Елки-моталки, я в натуре хотел заплатить, чего же у меня не взяли? – хрипит хозяин. – Сказали, счетчика нет. Ну это фигня, заплатим!
– Когда вы сможете заплатить?
– Пенсию получим 9 октября и уплотим.
– Дети ваши где?
– А дети сами за себя отвечают.
В этой семье сидели все – и родители, и уже выросшие дети. На сыновьях помимо коммунальных долгов висят неуплаченные алименты. У одного из них, Петра, как говорит участковый, ни паспорта, ни Родины. Пенсию он не заработал. Квартиру, в которой прописан, продал. Семьи так и не завел.
В 4-й квартире дома №3 по Молодежной зарегистрирован должник Игорь Веткин.
– Он сейчас проживает во Владимире, – уточняет всеведущий участковый. – Последний раз я видел его, когда он хоронил своего отца.
– Василич, иди чайник ставь, мы к тебе газету ведем: расскажешь о злачных местах деревни Ильино, – подначивает бывшего деревенского старосту, встреченного нами у очередного подъезда, веселый участковый. Пожилой человек теряет дар речи, не зная, плакать или смеяться.
– А я уж думала, вы на дороге, – говорит Валентина Лященко очередной своей "подруге".
– Какая дорога? Только что из больницы, – вздыхает Любовь Романова. – Таблеток на 3500 рублей выписали! А лес сегодня пустой. Промелькнули опята – и все. И клюквы мало – только два ведра набрала. Завтра пойду продавать, но это всего полторы тысячи. То ли колбасы наесться, то ли долги заплатить:
– Мне нужны деньги за электроэнергию.
– Насчет начисленных мне 6000 поеду разбираться. Сейчас у меня новый счетчик, я каждый месяц плачу. И набегает всего 100 кВт, а они мне насчитали 6000!
– Судом уже принято решение взыскать с вас и вашего сына, который у вас зарегистрирован, 6954,22 рубля.
– Ну я постепенно буду гасить, с пенсии.
– У меня есть срок исполнения, я же писала вам письма, Любовь Геннадьевна. С вашим сыном Алексеем я могу решить этот вопрос?
– Да разве его сейчас найдешь? Стало полегче с заказами: кризис-то на упаде. Да он тоже в больнице лежит, а на объекты все равно заглядывает.
– Я направлю долг на вашу пенсию. Можете, конечно, судиться с "Владимирэнергосбытом", но маловероятно, что это принесет какие-то плоды.
В квартире №1 этого же дома нам нужны несколько человек, за которыми числится долг на сумму 17690,11 рубля. Но встречает нас только Ирина Якунина, мать троих детей, двое из которых несовершеннолетние.
– Как могло все это нагореть, если счетчика нет? – спрашивает женщина.
– А почему вы не обжаловали решение суда?
– Куда я поеду с маленьким ребенком?
– Но ведь это ваши деньги!
Некий Тхилидзе, разделяющий по решению суда солидарную с Ириной ответственность, в квартире никогда не проживал. Его прописала покойная мать Ирины, а снять с регистрации никак не получается, поскольку в живых он уже не значится, а тела так и не нашли. Ищите, говорят, где хотите: Сын Ирины Максим живет во Владимире.
– Ваши предложения по уплате задолженности?
– У меня денег нет, я в декрете. Выйти на работу не могу, мест в садике нет, мы на очереди четырнадцатые. Гражданский муж сбежал, алиментов не платит. Как жить – вообще не знаю. Счетчик как был сломанный, так и остался. К нему подключили уличный фонарь, он и сгорел. Это не моя вина.
– С кого вы взыскиваете алименты?
– С Короткова Алексея Анатольевича. Он живет в Гусь-Хрустальном, с 1997 года ничего не платит, должен нам уже триста тысяч, сидел в тюрьме, заработал туберкулез, оформил пенсию и ту проворонил. Комиссия его сняла с учета:
Красивые места под Ильино. Смотришь, и душа радуется. Вот только в жизни деревни никак не закончится черная полоса. Скоро здесь завершится строительство часовни в честь праведного Петра Великодворского. Может быть, он поможет жителям встать на путь истинный?

Ольга РОМАНОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике