Папа ушел в декрет

Что побуждает владимирских мужчин сидеть дома с детьми?

Бытует мнение, что именно мать – хранительница семейного очага и воспитательница растущего поколения. Но в последнее время отцы все чаще стали претендовать на этот статус. Дошло до того, что папы "уходят в декрет" и получают оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком – российские законы это позволяют. Неужели это будущая модель семьи XXI века, когда мамы зарабатывают деньги, а папы сидят с детьми? Мы попытались в этом разобраться и встретились с владимирскими "усатыми нянями".

– Эх, Ленка, тебе не детей рожать, а полками командовать! – подтрунивали подружки над будущей предпринимательницей из Вязников Еленой Сергеевой.
– Да идите к лешему, – отмахивалась Елена, – вот рожу ребенка, воспитаю, и будете знать.
Подруги как в воду смотрели, зная неуемную энергию Лены. Случилось то, что должно было случиться, – жительница Вязников открыла собственный бизнес, родила троих детей, а "в декрет" ушел: папа Коля. Именно он сейчас получает пособия по уходу за полуторагодовалым Димой, а раньше ухаживал за старшим сыном Мишей (Света, дочь Елены от первого брака, совсем взрослая, – ей исполнилось 12).
Елена Сергеева – бизнес-вумен. По большому счету ей не до пеленок-распашонок. Торгует хозтоварами, пластиковой мебелью. Содержит несколько торговых точек в Вязниках. Мебель закупает по ценам производителя в Дзержинске; посуду – в Гусь-Хрустальном; чашки-щетки – в Иванове. Муж оформлен водителем-экспедитором. Он и сейчас водит, правда, но неполному рабочему дню. По закону это не запрещено. На подхвате – бабушка Рая. Пришел домой – принял эстафету.
– Что вы, мне уходить в декрет никак нельзя, – признается Лена. – Я же оформлена как индивидуальный предприниматель. Уйду с работы, придется увольнять мужа. Тогда семейному бизнесу конец. А жить на что?
Николай к непростой ситуации отнесся с пониманием и согласился сидеть дома. Конечно, пришлось побороться с мужским честолюбием. "Что я, подкаблучник, что ли?"
Как повелось: мужчина – добытчик и воин, а женщина – хранительница семейного очага. Но в XXI веке, кажется, все пошло наперекосяк. Мужчины сидят с детьми, женщины – зарабатывают деньги. Для какой-нибудь либеральной Европы – Дании, Швеции и прочего Бенилюкса, может, это в порядке вещей. Но в патриархальных Вязниках! А может, Николай – уникальный муж?
С виду вроде обычный мужик – волосатая грудь, обаятельная улыбка и даже брутальная татуировка в наличии. Деловито смолит цигарку.
– Коль, а кашу сварить ребенку сможете?
– А чего варить-то? Раз – и все!
– Неужели нет трудностей? Не верю.
– Ну, у Димки сейчас зубки режутся. Возраст такой. Часто хнычет. Слюни, сопли. Он у нас такой капризный. Возьмешь на ручки, подойдешь к окошку, посюсюкаешь: "У-тю-тю, маленький! А где собачка? А где кошечка?" А он счастливый! От слез ни следа.
Знакомые, конечно, знают, что Николай заделался усатым нянем. Вернее, безусым, поскольку усов у него нет. (Жаль, конечно). Иногда соседи с ехидцей подшучивают: "Ну что, многодетный папаша!" А он спокойный, как танк: "Да пошли вы!".
А чего такого-то? В Вязниках вся улица Полевая – сплошь молодежная. Чуть не в каждом доме по бутусу.
По вечерам на местном стадионе собирается орава ребятни. В основном малыши гуляют с мамами. А Мишка и Димка орлами шествуют с папой. Папа – он добрый. Он в футбол классно играет. Из него можно веревки вить и вообще самые забавные фигуры. Придешь в магазин – "Па-а-п, хочу конфету", "Па-а-п, хочу игрушку". И папа никогда-никогда не отказывает. Конфету покупает самую большую и вкусную, игрушку – самую яркую и прикольную.
А Елена печалится: бизнес увядает – будь этот кризис неладен. Если в прошлом году в фирме работали 7 человек, то сейчас только трое. Спрос на товары упал на 70 процентов. Выручка упала. А ведь еще нужно кредиты гасить, семью кормить. Каждый месяц банкирам умри, но отстегни 25 тысяч. За "Газель" должны 100 тысяч; за торговое оборудование – 350 тысяч.
За Димку, вроде бы, положен материнский капитал. (Или отцовский?). Нет бы эти 300 тысяч пустить в счет погашения кредита. Но чиновники уперлись – "не положено". Кредит оформлен на юрлицо – значит, "не положено". Хоть костьми ляг – нет и все.
– У меня ежемесячно разных выплат накапливается 65 тысяч, – захлебывается от возмущения Лена. – Налоги, аренда, кредит, зарплата, пенсионные отчисления. Это при нашей-то сегодняшней жизни в Вязниках!
Наверное, Елене надо баллотироваться в местные мэры, настолько она активная и боевая, да еще неравнодушна к судьбе родного города.
– Вязники стоят на трассе, на бойком месте, а город словно в спячке. Бизнес еле теплится, инвесторов серьезных нет. Была бы мэром, сделала бы из города турцентр. Вы знаете, у нас здесь шикарная турбаза. А следить за ней не умеют – деньги высасывают, а взамен ничего не вкладывают. Я ведь сама детдомовская. Шесть лет отработала в ЗАГСе. Начинала уборщицей. Потом – дворником. Меня научили, я смерти регистрировала, на браки перешла. В штат, конечно, не принимали – образования-то нет. Я шью хорошо, вязать умею. Окончила школу рабочей молодежи и текстильное училище. Послали в институт, как краснодипломницу. Но когда у меня стипендия была 44 рубля, а подружки зарабатывали тысячу с лишним на фабрике, конечно, выбрала работу. У меня же папы-мамы нет.
– А как вы познакомились?
– O-o! Это кино. Пришла снимать квартиру на эту самую Полевую улицу. Спрашиваю одну женщину: "У вас здесь жилье случайно не сдают?" А это как раз была Колина мама. Я Колю и раньше знала, когда в шэрээме училась (ШРМ – школа рабочей молодежи. – Прим. авт.). Коля, Коля! Такой веселый парень. Всегда на мотоцикле. Колька девушкам нравился. И вдруг встречаемся ровно через три года. Друг другу души излили. Оказывается, он мечтал жить отдельно от родителей. Стали снимать частный дом без удобств всего за 300 рублей. Вообще халява!
Коля жену прямо-таки заслушался – так и светится от счастья, словно медный пятак.
– Вот жена уезжала по делам в Москву, мы с детками одни дома хозяйничали. У Димки – "детская неожиданность". Грею воду, подмываю. Что? Кушать хочешь? Готовлю молочную смесь. Что-что? Поиграть? Играю.
Как-то привез бананы. Мишка – старшой – тут как тут: хвать! Миша, говорю, это Диме бананы. "Да, да, я знаю. Я только подержать". Глядь, одни шкурки валяются. Ай, хитрец. Ну, как их после этого не любить-то?
И правда – как?..

Желаю стать домохозяином

Александр Архипов готов судиться за право ухаживать за своей дочкой
А вот житель города Костерево Александр Архипов мало того, что не стесняется сидеть дома с детьми, готов судиться за право получать пособие по уходу за полугодовалой дочкой Лизой. У молодой пары Юлии и Александра три дочки. Старшей Наташе – семь с половиной лет, а средней, Анастасии, – два с половиной годика.
– Жене одной трудно управляться сразу с тремя детьми, – говорит Саша. – Я работаю вахтовым методом на Севере, поэтому не могу постоянно помогать супруге. Наши родители работают, им детей не отдашь.
Действительно, проблема. Когда Александр написал заявление с просьбой предоставить ему отпуск по уходу за ребенком, Архиповой Елизаветой Александровной, это вызвало легкое замешательство у руководства. Такого выверта от него не ожидали. Замешательство усилилось, когда он представил справку о составе семьи, копию свидетельства о рождении ребенка и справку с места работы супруги о том, что она отпуск по уходу за младшим ребенком не использует – полный пакет, который предписывает Трудовой кодекс. И ведь не придерешься!
Ямало-Ненецкий автономный округ – край суровых мужчин. А в дорожно-ремонтном эксплуатационном управлении "Ямбурггазинвеста", где Саша трудится водителем погрузчика, – особенно. Коллеги обострившийся отцовский инстинкт, мягко говоря, не понимали.
Но Александр бил законом – на основании 256-й статьи Трудового кодекса отпуск по уходу за ребенком может использовать любой из родителей, вплоть до дедушки, если он фактически ухаживает за внуком. Но работодатель не захотел просто так отпускать ценного сотрудника и начал строить козни.
Кадровичка принялась разубеждать Архипова, что он не прав и что только жена должна ухаживать за детьми. Мол, отпуск при всем желании не положен. Директор фирмы отправил заявление на рассмотрение в юротдел, где его благополучно "потеряли".
Но не таков Александр, чтобы успокаиваться. Позвонил на "горячую линию" в Москву, четко обрисовал ситуацию. Так и так, трое детей, жена в отпуске по уходу за вторым ребенком. Совокупный доход семьи из расчета на каждого домочадца не превышает прожиточного минимума. Имею ли я право уйти в отпуск по уходу за Лизой?
На другом конце провода – заминка. Девушка несколько минут консультировалась с юристом и дала ответ: "Да, вы имеете полное право на отпуск. Работодатель может вам отказать в отпуске только в том случае, если докажет, что вы фактически не осуществляете уход за ребенком".
Архипов объяснил юристам, что работает вахтовым методом, уезжает на другой конец страны и при всем желании не может постоянно ухаживать за ребенком. Трубка снова замолчала, и папе посоветовали решать проблему в прокуратуре или в суде.
Но тут работодатель спохватился и дал задний ход. Кадровики пришли к выводу, что отпуск по уходу за ребенком папе все-таки положен, но не за младшей дочерью, а за средней! Однако Александра это решение не устроило. Его адвокат усмотрел здесь явное нарушение Трудового кодекса и заверил, что выиграть дело в суде – проще простого.
Начальство крепко задумалось – а стоит ли воевать с папашей? И уволить его не уволишь – маленький ребенок на руках.
Тем временем Лизе исполнилось полгода, но денег по уходу за ребенком родители до сих пор не получали. Да еще, как назло, на работе зарплату задерживают. За июнь денег так и не видели. Когда заплатят – известно только Богу и работодателю.
У Саши по меркам провинции зарплата вполне приличная – около 50 тысяч рублей. Так ли велики эти деньги при ближайшем рассмотрении? Он работает через месяц, значит, жалованье нужно делить на два. А на эти деньги еще нужно питаться – продукты на Севере дорогие. В сухом остатке барыши скромные.
Александр подсчитал, что, находясь в отпуске по уходу за ребенком, он будет получать свыше 20 тысяч рублей. С "северной" зарплатой может рассчитывать на максимальное пособие в размере свыше 7 тысяч рублей, к тому же работодатель обязан доплачивать разницу между индексированным пособием с учетом районного коэффициента.
– Если Фонд социального страхования выплачивает пособие в 7 тысяч рублей, то работодатель обязан перечислить мне сумму в 80 процентов от районного коэффициента, – говорит Александр. – Кроме того, согласно коллективному договору, работодатель обязуется до достижения ребенком 3-летнего возраста выплачивать две минимальных тарифных ставки ежемесячно. Это еще примерно 10 тысяч рублей. Так есть ли смысл ехать на Север?
Поймите, я не за деньги сужусь, а за право находиться с семьей, ухаживать за ребенком, – горячится Саша. – Приезжаю с вахты, младшенькая Настя меня боится: "Это что за дядя пришел?". Дети забыли, как я выгляжу! Из-за работы на Севере старшая дочь выросла практически без моего присутствия. Я просто хочу вместе с женой воспитывать своих детей, быть рядом с близкими. И действую по закону, пользуюсь теми правами, которое мне дало государство. Увольняться? В Костереве приличную работу не найдешь. Чем семью кормить?
– А с детьми умеете управляться?
– Да, конечно. Стирка – удел стиральных машин. Дочурка запищала, подходишь – проверяешь памперсы. Кормишь. Не ест? Значит, просто скучно. Берешь на ручки, играешь. Для меня не составляет сложности переодеть ребенка, помыть, покормить. Все же троих детей родили.

Андрей ТРОХИН

Комментарий психолога

Важно, чтобы женщина, которая поручает детей мужу, его любила
Доцент кафедры общей и педагогической психологии ВГГУ, кандидат психологических наук Ирина Плаксина:
– В России воспитание детей строится по женскому типу. Если женщина мужу говорит: "Я хорошо зарабатываю, а ты пока посидишь с ребенком", то мужчины, как правило, слушаются.
Тема гендерных особенностей сейчас особенно актуальна. У нас преобладает андрогинный (смешанный) тип полов. Крайне мало ярко выраженных мускулинных (мужских) и фемининных (женских) типов. Чем это обусловлено? Меняется экономическая ситуация, политическая, культурная. Семья, как общественный институт, претерпевает деформацию. Семья будущего – это не ворох сугубо "мужских" и "женских" обязанностей, а союз свободных личностей со всеми вытекающими. Появились, например, гостевые браки, когда супруги не то что живут в разных квартирах – в разных городах! Это не хорошо и не плохо – это просто данность. Вот так семья воспринимает оптимальный способ своего существования. В паре люди сами определяют правила, как они будут жить. Если им так комфортно, то ради бога. Пусть лучше отец сидит с ребенком, чем чужая няня. Муж, конечно, может испытывать давление со стороны друзей, знакомых. Общественные установки влияют довольно сильно, особенно в небольшом провинциальном городе. Но это преодолимо.
Мир меняется, ничего страшного в этом нет. Женщины и мужчины должны подстраиваться к новым реалиям. Важно, чтобы женщина, которая доверяет детей мужу, его любила, важно, чтобы дети росли в любви и здравии.

Как у них?

"Домашний отец" в Швеции – лицо официальное
Понятие "домашний отец" в шведском законодательстве закрепилось в качестве официального термина. По действующим правилам после появления ребенка родители могут сами выбрать, кому из них оставаться дома, а кому продолжать работать. И если мужчина решит стать "домашним отцом", государство отнесется к его выбору с пониманием. Почти целый год – 360 дней – тому из родителей, кто добровольно заступает на домашнюю вахту, выплачивается 80 процентов его зарплаты.
А Германия уже несколько лет испытывает дефицит яслей: в них имеет возможность устроиться лишь каждый десятый ребенок. Поэтому проблема ухода за детьми переросла в ранг большой государственной политики. Первым шагом на пути ее решения стал новый закон, согласно которому папы наравне с мамами могут сидеть с малышом, получая за это казенное пособие. Оно за последнее время заметно возросло и составляет 67 процентов от имевшейся до того зарплаты, но не более 1,8 тыс. евро чистыми в месяц. Заметным стимулом для отцов стало и новое право на "родительский отпуск" продолжительностью в три года с гарантией получения прежней должности после возвращения. Кроме того, новоиспеченные папы обладают возможностью дважды в неделю сокращать свой рабочий день чуть ли не наполовину.

А как у нас?
Что положено родителям за ребенка?
Как сообщил нашей газете начальник контрольно-ревизионного отдела регионального отделения Фонда социального страхования Николай Рыбаков, работающим родителям выплачивается пособие по уходу за ребенком в размере 40 процентов среднего заработка до достижения ребенком полуторагодовалого возраста. На первого ребенка минимальный размер выплат – 1873 рубля; максимальный – почти 7,5 тысячи. На второго и последующего ребенка минимальная выплата – 3746 рублей; максимальная – 7,5 тысячи.
Что касается неработающих родителей, по данным заместителя директора областного департамента социальной защиты населения Валентины Хицковой, пособие на ребенка до полутора лет составляет 1898 рублей; пособие за второго и последующего ребенка – 3597 рублей. Естественно, эти деньги выплачиваются родителям безотносительно от того, кто именно сидит с ребенком – мама или папа. В Фонде социального страхования вообще не учитывается, кто именно из родителей получает пособие, так что специальной статистики, сколько отцов сидит дома с детьми, в нашей стране нет.

Бывает и такое
В племени тчамбули до сих пор царит матриархат
В племени тчамбули (Новая Гвинея) по западным меркам все с ног на голову. Женщины ведут мужские дела – ловят рыбу, занимаются ткачеством, торгуют, в то время как мужчины украшают себя, увлекаются любительским искусством и тратят уйму времени на обдумывание праздничных церемоний. Жилища здесь называют "домами женщин". В каждом доме проживают от двух до четырех семей, однако мужчины проводят время главным образом в своих собственных "ритуальных домах". Женщины из племени тчамбули вместе работают, готовят еду и с удовольствием общаются друг с другом, но среди мужчин царит атмосфера напряженности и недоверия. Женщины добродушно ладят с мужчинами, но относятся к ним скорее как к маленьким мальчикам, а не взрослым равноправным членам общества.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике