Обложка вторника

Право на хлеб приходится отстаивать в суде У пятерых жителей деревни Михали, затерянной в глухих мещерских лесах, бывают дни, когда по-братски приходится делиться последней корочкой хлеба: продуктовая автолавка...

Право на хлеб приходится отстаивать в суде

У пятерых жителей деревни Михали, затерянной в глухих мещерских лесах, бывают дни, когда по-братски приходится делиться последней корочкой хлеба: продуктовая автолавка к ним не ездит, а ближайший магазин – в 24 километрах.
Свои права на достойную жизнь, гарантированные Конституцией и федеральным законодательством, группка измученных безнадегой пенсионеров отважилась отстаивать с помощью прокуратуры. С администрации Демидовского поселения, куда относятся Михали, инвалиды и ветераны потребовали элементарного – обеспечивать их деревню продуктами питания и товарами первой необходимости. Но местные чиновники говорят, что не в силах помочь, даже если суд их обяжет.

Старики в деревне Михали Гусь-Хрустального района живут, словно на острове – без воды, магазина, аптеки, больницы и дорог. Туда ведет "путь для экстремалов" – через дремучий лес, болота, ухабы и непролазные овраги. Михали – в самой дальней точке района, на границе с Рязанской областью, на территории заповедника "Мещера".
Сюда проедешь разве что на танке, а "скорая" и автолавка от экстрима отказываются. Но ходить пешком "заповедными тропами" жителям Михалей не под силу и не по возрасту. От ближайшего села Демидово, где блага цивилизации есть, их отделяет 24 км. От соседней деревни с говорящим названием Бутылки – 4 км, но и там магазина нет. В Михали "фургон на колесах" не ездит уже больше 6 лет, а вот Бутылкам повезло. Хотя там всего два жителя, автолавка туда продукты возит каждую неделю: дорога позволяет, а за Бутылками твердый путь обрывается.

На нашей улице в три дома
В Михалях 25 домов, и все брошены, даже дачников нет. Лишь три дома с коренными жителями. Братья Бабаевы еще не на пенсии, ведут домашнее хозяйство, ездят на плотницкие заработки в Москву. Мать и дочь Дегтяревы домашний скот не держат – здоровье не позволяет. Прасковье Кирилловне в этом году исполнится 80, ее дочери под 50. Одинокому пенсионеру Евгению Максимихину почти 70.
Недавно стал обитаемым четвертый дом в Михалях, хотя его новый хозяин еще не оформил постоянной прописки. Пенсионер Владимир Лузганов переехал из Москвы и намерен вместе с женой развивать в Михалях фермерское дело – завел уже три десятка овец, коз и домашней птицы. Для большого подворья нужно много кормов, а привезти их не на чем. Да и сама семья, как все здесь, иногда целыми днями перебивается с хлеба на воду. В магазин пешком не находишься. Три буханки хлеба и пара пакетов крупы на неделю – больше не дотащишь через лес, если подоспеешь в Бутылки к приезду автолавки во вторник.
"Последние герои" топят печки дровами, носят воду с колодцев. Источников воды пять – полуразрушенных. Но решение "водной беды" михалевцы отложили на потом, а пока думают во что бы то ни стало добиться от властей снабжения едой.
Предъявить законные требования к местным чиновникам стариков надоумил москвич Владимир Лузганов. До появления "замечательного соседа" михалевцы о своих правах не помышляли, на власть не надеялись – тихонько доживали в глуши свой век. А теперь верят в защиту государства и наперебой дают показания в суде.
Гусь-Хрустальная межрайонная прокуратура провела проверку по "хлебному" делу и сделала вывод: в соответствии с требованиями Федерального закона о МСУ создание условий для обеспечения жителей услугами общественного питания, торговли и бытового обслуживания отнесено к полномочиям сельского поселения.
Но в нарушение требований этого закона администрация Демидовского поселения в течение 6 лет не создавала жизненно важные условия михалевцам. Из-за отсутствия дороги (прокуратура так и пишет – "отсутствие", даже не "разбитость") автолавка Курловского потребительского общества доезжает только до Бутылок. Жители Михалей – пенсионеры, инвалиды, ветераны труда и Вооруженных сил – вынуждены в любую погоду преодолевать 4 км или ходить за 24 км до магазина в Демидово, иначе останутся без пищи. В итоге межрайонный прокурор в интересах жителей сам обратился в суд с иском обязать администрацию поселения михалевцев едой обеспечивать.

Не надо лезть в Бутылки
В отделе сельского хозяйства и продовольствия администрации Гусь-Хрустального района "Призыву" сообщили: о требованиях михалевцев знают. Ведь старики подали в суд – неслыханный для района прецедент. Но в последнее время дорога от Михалей до Бутылок трудно проходима, да и "твердый путь" до села Демидово требует капремонта, а у местных властей денег нет. Автолавка Курловского районного потребительского общества, хоть и несла убытки, в Михали ездила до тех пор, пока однажды фургон не опрокинулся в лесу. В аварии никто не пострадал, но михалевцы впервые остались без продуктов, а Курловское райпо по решению директора Залимхана Елаева "после происшествия приняло решение об изменении маршрута следования автолавки". Частники также отказались от обслуживания глухого маршрута.
Последний раз нога районных чиновников ступала в Михали этой весной: по требованию прокуратуры был созван сход жителей. Служебный "УАЗ" застрял на дороге, не доехав до населенного пункта полкилометра. Дальше чиновники с прокурором добирались пешком:
В районе оправдываются: михалевцам еще лет 30 назад, когда в Демидово велось комплексное строительство жилья, предлагали переехать в перспективные благоустроенные новостройки. Многие согласились и сейчас горя не знают. А те, кто остался, сами создали себе проблемы.
– Ну, кто будет делать до Михалей асфальтированную дорогу для пяти человек? Это экономически нецелесообразно, деньги запредельные, – говорит специалист администрации Демидовского поселения Валентина Кадушкина. Ее коллеги тоже горячатся: сколько лет "четверо смелых" в деревне тихо-мирно жили, есть не просили, ходили себе пешочком, а приехал "шибко деловой и грамотный" москвич, развел "самодеятельность". Якобы новый фермер местные власти просто задергал, уже и сердце у чиновников начало болеть. И приходится сейчас по судам ходить да мотаться в глухомань, на личном и служебном транспорте товары михалевцам подвозить. Где ж это видано – хлеб с доставкой на дом, от чиновника лично в руки?
Суды идут уже полтора месяца. Прокуратура настаивает: в соответствии со ст. 130 Конституции РФ местные власти должны самостоятельно заботиться о населении. Раз органы МСУ сами формируют и исполняют местный бюджет, значит, они обязаны изыскать в нем средства на обеспечение жителей нужными услугами. Эта задача возложена на них государством и регионом. А бездействие администрации незаконно лишает жителей возможности реализовать свои госгарантии.

Построим магазин – закроем школу?
Прокуратура уточнила, какие конкретно условия, по ее мнению, чиновники должны создать – компенсировать убытки по доставке продуктов автолавке Курловского райпо или другому предприятию, готовому взяться за перевозки. Либо организовать в деревне работу объекта торговли – построить ларек или магазин в срок до 1 октября 2009 года.
– Опять эти Михали! – вздыхает глава Демидовского поселения Василий Иванович Панин, узнав, зачем мы пришли. – Мне все о них только и твердят! Прокуратура говорит – бездействие. Но какое же это бездействие, если мы проблемы населения решаем с утра до ночи, никто не сидит на диване сложа руки. Это нам, наоборот, руки выкручивают.
В Демидовском поселении не лучшие времена, тоже верно. Три СПК, но все на грани разорения. Доходов у поселения мизер, расходов хоть отбавляй. Три школы (168 детей), два детских сада, пять клубов, библиотеки, амбулатории, ФАПы. Администрация бьется над тем, чтобы всем социальным объектам даже не обеспечить полноценное развитие, а хотя бы их сохранить.
– Я жителей Михалей, конечно, понимаю чисто по-человечески – далеко они живут, – продолжает Василий Панин. – Но стать отшельниками – их личный выбор. Ведь им предлагали жилье поближе к "цивилизации", а они сослались на любовь к исторической родине. И сейчас нам легче их переселить, но не хотят! Да, по закону как глава поселения я должен обеспечить им все блага в глухой деревне. Закон наделяет именно меня этими полномочиями. Но предложениями, как это реально сделать, не наделяет.
В Демидовском поселении из 27 населенных пунктов половина – почти не населенные, как Михали. Проложить туда дороги нереально. В законе не сказано, за счет чего глава должен компенсировать потребкооперации убытки за поставку продуктов по этим деревням и на что должен построить там по магазину. Как провести туда свет, воду, где взять продавцов и зарплату им, как обеспечить проезд персонала к месту работы?
– У поселения годовой бюджет 19 миллионов, но дефицитный, можно сказать, на 90%. Все поступления – от налога на землю, транспорт и имущество, а их собираемость не выше 60%. Предприятия едва дышат, – устало объясняет Панин. – Мы тут посчитали, прикинули. Дотировать потребкооперации убытки по 10 малым деревням, куда автолавка не ездит, будет стоить бюджету Демидовского поселения 500 тысяч рублей в год! Где взять такие деньги, у кого отрезать? Ради двух, пяти пенсионеров в каждом "островке" мне что, школу закрыть или садик?
Обеспечить "островитянам" поставки еды в рамках социального обслуживания администрация, говорит Панин, тоже не в состоянии. Нет в Демидове энтузиастов, готовых пешком в любую погоду через лес носить продукты старикам.
Поселение и район обращались в область. Областные власти выхода пока не видят: при всем уважении к закону исполнить госгарантии "островитян" просто нереально. Ситуация для сельских поселений, по сути, тупиковая.

Цепная реакция
Василий Панин говорит, что до января этого года, пока не вступил в полную силу закон о МСУ, работа шла эффективнее. Бюджеты поселения и района были консолидированными, полномочия – общими, всегда рассчитывали на поддержку. Теперь надо выживать в одиночку. Группка жителей "медвежьего угла" своими требованиями может подорвать местный бюджет.
А ведь в каждом районе десятки таких "михалей". Гусевские создали первый прецедент и теоретически имеют все шансы выиграть суды – ведь закон на их стороне. И возможна "цепная реакция" – теперь будут требовать своих гарантий другие деревни, а далеко не каждое поселение в силах выполнить свой долг перед жителями.
Показательно, что в Демидовском реакция уже началась. Новости по "сарафанному радио" в округе расходятся быстро. После Михалей в администрацию поселения пошли жители других деревень. В дальних Скворцово и Рязаново проживают по два человека, в Бобрах – трое. А деревня Шестимирово вообще полностью отрезана от поселения рекой Бужа. Добраться "к своим" оттуда можно только на лодке или на вертолете, либо объехав речку через рязанские земли. Если понимать закон буквально, чиновники должны будут заказать для шестимировцев услуги гребцов и летчиков или навести мосты через речку для поставок хлеба.
Ясно, что потребкооперации невыгодно гонять туда автолавки. Расходы на бензин, износ машины, дорогое холодильное и торговое оборудование не окупятся выручкой. В потребсоюзе работают реалисты: "Почему мы должны заниматься благотворительностью? Вместо чиновников спасать село?" – говорят работники магазина в Демидовском. Смысл организовывать стационарную торговлю в селе появляется лишь тогда, когда там насчитывается больше сотни жителей. В Демидовском – 650, и магазинов там четыре. Для торговли автолавкой нужны хотя бы три десятка людей, ее убытки велики и потому, что товары приходится возить в два этапа – продукты нельзя совмещать с бытовой химией.

Потребсоюзу требуются союзники
К тому же потребкооперации сегодня нужно выживать в условиях острой конкуренции с частником. Искать варианты, как улучшить сервис и качество торговли в крупных магазинах, чтобы выплатить кредиты. Успешно конкурируют с частниками те, кто не просто торгует, а держит кафе и еще что-то производит: консервы за счет скупки продуктов у населения, свой хлеб, заготовки из овощей и мяса. Вязниковское райпо, например, в этом году наладило аптечный бизнес. Первый в области проект оказался удачным, теперь опыт вязниковцев хотят перенять другие райпо.
Но в ряде районов кооперация не выдержала гонки за лидерство и разорилась. Так, после процедуры банкротства у Александровского райпо недвижимость отобрали за долги. Разоренное Кольчугинское райпо свои перспективные магазины передало Юрьев-Польскому, а в малых кольчугинских деревнях торговля встала. Выдержало в конкурентной борьбе Фоминское поспо Гороховецкого района: еще недавно его тянули на дно миллионные кредиты, сейчас долгов нет, в этом году куплены три машины, открыты два магазина, один газифицирован.
Сам по себе потребсоюз в рамках современной торговли кажется своеобразной организацией. Вроде бы не государственная структура, но решает социальные проблемы села. Вроде не коммерческая, но налоги, все до единого, вынуждена платить как коммерческая. А покупатели в глухих деревнях и вовсе уверены, что это высшая сила и власть. Другой они там не видели.
"Продуктовая проблема" – у всех жителей таких бездорожных углов. Одно из лучших райпо, Юрьев-Польское, даже приняло свою программу социально-экономического развития села и на сегодня владеет 60 магазинами, но супермаркеты с благоустроенной вокруг территорией, ландшафтным дизайном и удобным паркингом – это для крупных сел у оживленных дорог. А вот магазины в деревушках Сваино, Кубаево, Дроздово, Турыгино не работают, и юрьев-польская автолавка в глушь не ездит. Иногда в таких деревнях официально уже и жителей не числится.

Неурожайка тож:
По данным владимирского отделения госстатистики, во Владимирской области 227 населенных пунктов, где уже не зарегистрировано ни одного постоянного жителя. По числу деревень и сел получается, на Владимирщине обезлюдела в общей сложности территория целого района, например, Ковровского или Вязниковского.
Такие точки на карте чиновники помечают "б/н" – без населения. Причем пометки носят не только деревни, но целые села и поселки. Например, п. Герольд и с. Святково (Гусь-Хрустальный и Кольчугинский районы). А под Судогдой есть даже "пропавший" хутор – Преображенский. По Ковровскому району разбросаны 15 "ненаселенных пунктов": деревня числится, жителей нет. Хотя во многих деревнях "б/н" еще живут по два-три "отшельника", порой без прописки.
По маленьким жилым деревням отдельная статистика не ведется. Но из массы общих сведений мы вывели нужные данные о населенных пунктах, где прописаны менее двадцати человек.
Так, под Ковровом – 85 таких деревень, или 50% от общего числа населенных пунктов района. Это средний показатель по области. В Гусь-Хрустальном и Юрьев-Польском районах ситуация примерно та же. Самый высокий "индекс старения", по нашим подсчетам, у Гороховецкого, Кольчугинского и Собинского районов – более 60%. Самым молодым оказался почему-то Меленковский – всего 25% деревень с числом жителей менее двадцати человек.
Символичны названия "бесхлебных" деревень, в них будто уже заложена необитаемость: Пустынка (Ковровский район), Остров и Стариково (Камешковский район), Пьянгус и Бухлово (Меленковский и Киржачский районы), Погорельцы (Петушинский), Черепово (Судогодский), Невежино (Юрьев-Польский), Ознобишино (Селивановский). Здесь будто ничего не менялось со времен хрестоматийных некрасовских крестьян-просителей из деревень "Разутово, Дырявино, Знобишино, Неелово, Горелово, Неурожайка тож".
Трудно представить, что вокруг областного центра разбросаны сотни деревень, где нет не то что супермаркетов – до ближайшего ларька километры заповедных троп! Ни соли со спичками не купишь, ни свежего батона никто по соседству с домом не испечет. В бездорожных населенных пунктах сама жизнь словно застыла в безвременье, остановилась века назад.
Но люди, которые там остались, хотят жить сейчас. Им тоже нужны еда и питье, дороги и социальные услуги, достойное качество жизни.
– В целом по району проблема доставки продуктов питания до отдаленных и труднодоступных населенных пунктов стоит очень остро, и для решения ее необходима государственная программа с финансовым обеспечением, которая дала бы возможность главам муниципальных образований направлять целевые средства, – высказал свое мнение "Призыву" начальник отдела сельского хозяйства администрации Гусь-Хрустального района Вадим Жарков. Такое же мнение у чиновников Демидовского поселения и администрации области: господдержка потребительским кооперативам – сегодня единственный способ накормить маленькие деревни, а это почти половина населенных пунктов всего региона.

Елена ПЕВЦОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике