Обложка вторника

Наряд вне очереди Ветеран войны из села Андреевское Александровского района остался без жилья, но власти пока бессильны ему помочь

Ветеран войны из села Андреевское Александровского района остался без жилья, но власти пока бессильны ему помочь
С тяжкими жизненными испытаниями столкнулся ветеран Великой Отечественной войны Алексей Данько, когда переехал из Ташкента во Владимирскую область. Фронтовик живет в крохотном дачном домике, где нет ни света, ни воды, ни газа, ни отопления. Пятый год Алексей Степанович безуспешно пытается решить квартирный вопрос для себя и своей семьи. По закону он мог бы получить жилье от местных властей, но не успел вовремя подать нужные документы и оказался "вне очереди".

Мы застали ветерана на даче – две сотки земли, аккуратные, ухоженные грядки и щитовой домик, утопающий в белоснежном цвету вишен и яблонь. Алексей Степанович Данько живет здесь второй год подряд, с ранней весны до поздней осени.

Четыре дня – и вся жизнь
Утром на термометре плюс восемь, а в "карточном" домике, кажется, еще холодней, чем на улице. Но ветеран легко одет. Да и оптимизма не теряет:
– Я что к жаре, что к холодам – к любым условиям отношусь легко, запросто могу хоть в сугробе спать, – шутит Алексей Степанович. – Верите, за все свои 82 года ни разу ничем не болел, даже простудой. В 44-м воевал в Маньчжурии, потом служил на дальневосточной границе в районе Камчатки. Демобилизовался с войны только в 1952 году. Годы, прожитые на севере, приучили к суровым испытаниям: Да и потом, в Узбекистане, пришлось жить в трудных условиях. Но все равно не думал, что под старость лет окажусь вот так, без кола без двора. В дощатом домике на двух сотках. И не буду знать, чего мне ждать.
Из Узбекистана Алексей Степанович приехал четыре года назад. Там трагически погиб его внук. И семья ветерана – дочь, сын и еще трое внуков – в Ташкенте решила не оставаться. Планировали вернуться в подмосковное Фрязино, откуда родом Данько, но в итоге выбрали Александров.
В Узбекистане жилье тогда стоило копейки. Данько продал там трехкомнатную квартиру примерно за 4 тысячи долларов и приехал в Александров 24 февраля 2005 года.
:Это позже он узнал, что ветеранам, до 1 марта 2005 года вставшим в очередь на жилье, положены квартиры от государства. Данько приехал в Александров ровно за четыре дня до этой даты.
– Никто мне не сказал: иди, вставай в очередь на жилье. Когда я оказался здесь, не знал, что делать. В Ташкенте я прожил 60 лет. Попал туда в годы войны: фрязинский электроламповый завод, где я работал мастером, эвакуировали в Ташкент. Потом сразу на фронт. После Камчатки вернулся на завод, мне дали квартиру, проработал там 47 лет. Меня не увольняли как участника войны, ветеранов уважали. Считай, всю жизнь там прожил:
За четыре дня после возвращения в Россию Алексей Данько оформить все документы, чтобы встать в очередь на жилье, конечно, все равно не успел бы. При всем желании. Но и сейчас он надеется, что власти помогут ему.

Потерял все
После приезда в Александров Алексей Данько нашел подходящий жилищный вариант в селе Следнево, в 15 минутах езды от города. Хозяева просили за "двушку" 7 тыс. долларов. Алексей Степанович сразу заплатил 3,5 тысячи, взял расписку и договорился с хозяевами, что остальную сумму отдаст через год, когда его семья накопит денег. С этим условием хозяева прописали ветерана к себе в дом. Данько оформил также документы на получение пенсии в Следневе, вблизи нового жилья. Почти сразу Алексей Степанович купил себе тот самый дачный домишко у поворота на Струнино.
Но "двушка" в Следневе по-прежнему оставалась собственностью хозяев. Через год она должна была перейти к Данько, но старику было невдомек, что договор предварительной продажи этой квартиры ему нужно сразу же оформить нотариально, со всеми вытекающими обязательствами сторон. Доверчивый ветеран положился на заверения хозяев: через год, когда он доплатит вторую половину суммы, они оформят все, как договаривались – "слово в слово".
Пришел день оформления квартиры в собственность ветерана. Но хозяева вдруг передумали. Ведь за год цены на недвижимость подскочили в несколько раз. Хозяева потребовали с ветерана новую, неподъемную для ветерана сумму. У Данько таких денег не было. Тогда в его отсутствие хозяева подали в суд, чтобы лишить ветерана прописки и выселить из своего жилья. Они рассчитывали, что вскоре смогут продать свою квартиру дороже. Алексею Степановичу в самом деле нечем было доказать свою правоту, кроме расписки об уплате 3,5 тысячи долларов. И суд на вполне законных основаниях постановил, что старик должен съехать с квартиры, а хозяева – вернуть ему деньги. Но в рассрочку.
Теперь эти 3,5 тысячи долларов хозяева будут возвращать ветерану в течение десяти лет, примерно по тысяче рублей в месяц. 82-летний старик говорит, что последних выплат он может и не дождаться. Так полтора года назад ветеран потерял все – и жилье, и прописку, и все свои сбережения.

В нищете и разрухе
Ветеран перебрался на зиму в квартирку, которую его семья снимала в Александрове. Четверо взрослых и младший 14-летний внук Данько вместе ютятся в "однушке". Ветеран зимой жил на кухне.
Все члены семьи получили гражданство, но ни у кого нет прописки. Младшему, правда, как-то удалось получить медицинский полис. Дочь Алексея Степановича Лариса устроилась в пиццерию, сын тоже работает. Семья, как может, помогает пожилому человеку. Но жить в таких условиях фактически невозможно.
Алексей Степанович вспоминает "старые добрые" времена, когда он со значком ветерана заходил в автобус и ему всегда уступали место, а плата за проезд не взималась. Данько показывает нам юбилейные медали и открытки от властей к праздничным датам: "Мы бесконечно обязаны Вам, Вашему великому подвигу мужества и огромной нравственной силы. Ваше уважение к памяти, доблести, стойкости, любви и преданности будет передаваться из поколения в поколение": Но на деле пока получается иначе. Угол на кухне и "карточный" летний домик – все, что заслужил человек со "славным военным прошлым".
В администрации Александровского района сначала рассуждали так: раз Данько у нас не прописан, какое он имеет к нам отношение? По закону ему ничего не положено. Но ветеран и его семья продолжали обивать пороги, умолять и убеждать чиновников. Глава района Владимир Коркин ответил: пропишитесь, и мы что-нибудь придумаем. Все упиралось в злополучный штамп в паспорте. Без него ветеран стал "букашкой" и претендовать ни на что не мог.
Семья Данько стала искать жилье ради прописки. Лариса обошла все агентства по недвижимости в Александрове. Самый дешевый вариант, который им предложили, – комната в "трешке" в бывшем общежитии села Андреевское по цене 250 тысяч рублей. Оказалось, в этой квартире нет ни электричества, ни воды, ни газа, ни санузла. Отрезано даже отопление. Там долгое время никто не жил, и сейчас вся "трешка" пустует. Ближайшие соседи – пьяницы. В подъезде жуткая разруха. Но других вариантов не было.
Неделю назад Лариса Данько заключила официальный договор предварительной продажи с прежней хозяйкой комнаты и внесла 150 тысяч рублей. Еще 100 тысяч семья должна будет выплатить до 1 сентября, и тогда комнатушка перейдет в полную собственность Ларисы. На этот раз сделка будет "чистой". А пока прежняя хозяйка "трущобы" прописала туда Алексея Данько.

"Жилье дадим ему первому"
Долгожданная прописка – это уже хоть какой-никакой статус. Но что с того? Ветеран продолжает жить в своей дачной "будке". Алексей Степанович недавно услышал про новый указ президента об обеспечении всех ветеранов, принятых на учет до 1 марта 2005 года, жильем. А Минрегионразвития сообщило, что "за последние три года за счет федеральных средств было построено около 6 тыс. квартир для ветеранов. И в ближайшие три года предстоит построить еще 52 тыс. квартир общей площадью почти 2 млн кв. м. В федеральном бюджете на эти цели предусмотрено почти 56 млрд рублей".
Алексей Данько вначале истолковал эти слова однозначно – каждому ветерану власти дадут отдельную квартиру, и в александровской администрации должны помочь. Но закон распространяется только на тех, кто встал в очередь на жилье до 1 марта 2005 года. Так что заветный штамп в паспорте Алексею Степановичу не поможет. Получается, раз он не записался в ряды очередников "вовремя", местные власти ему сейчас ничего не должны – закон есть закон. Хотя при этом Данько не перестает быть участником войны, которых и в живых-то осталось немного. Неужели нельзя найти какой-то выход?
Глава Андреевского поселения Лидия Беляева знает, что на ее территории неделю назад появился "новый" ветеран:
– Теперь это 13-й ветеран в нашем поселении! Остальные жильем обеспечены. Да, в комнате, где прописан Данько, жить, конечно, нельзя! Выход есть, но как его реализовать? Существует другая, неветеранская очередь на улучшение жилищных условий, общая. Завтра-послезавтра, как только Данько принесет свои документы, мы его в эту очередь поставим. Пожалуйста, хоть первым! Мы понимаем: конечно, нельзя ветерану без жилья. Сами потом себе этого не простим. Но пусть он даже первым будет на очереди во всем Андреевском поселении, у нас свободного жилья нет и не предвидится. Взять ему квартиру-то негде. Вот такой расклад.
Однако, по словам Лидии Александровны, глава района Коркин на днях обсуждал этот вопрос как "главную тему" на совещании с главами поселений. Чиновники всерьез озаботились судьбой ветерана и все-таки обещают что-то сделать – в виде исключения. Алексей Данько надеется…

Ветераны просят о помощи
В реестре по Владимирской области 177 ветеранов, вставших на очередь для получения жилья до 1 марта 2005 года. Государство будет давать им не квартиры, а субсидии на покупку жилья. Искать и покупать это жилье должны сами ветераны. Многие при этом просят о помощи родственников. Денежная компенсация перечисляется из федерального бюджета через областной и муниципальный бюджеты на персональный банковский счет конкретного льготника. Воспользоваться этими деньгами он может в течение 6 месяцев со дня перечисления денег. В первом квартале 2009 года размер субсидии составлял 618 тыс. руб., во втором 682 тысячи – так как в начале года расчетная стоимость каждого "квадрата" была 28,1 тыс. руб., а сейчас – 31 тыс. руб.
Таким образом, чтобы купить благоустроенную однокомнатную квартиру, ветерану придется, как минимум, половину суммы доплатить самому. В связи с этим некоторые ветераны пока отказываются оформлять субсидию. Многие тоже истолковали закон буквально – как обещание готовой квартиры. И не рассчитывали, что придется доплачивать. Кроме того, ветераны ждут, что размер субсидии может быть еще раз увеличен, так как правительство обещает скоро повысить норму жилплощади с 22 до 36 кв. метров. Поэтому многие не хотят участвовать в программе субсидирования сейчас.
В конце прошлого года наша область получила первые федеральные 41 млн 727 тыс. руб. на реализацию целевой жилищной программы. На эти деньги можно предоставить субсидию 64 ветеранам. Пока ею согласились воспользоваться около 60 человек. Реально приобрели жилье 10 человек, причем 9 из них – жители Владимира. Следующие поступления (около ста млн руб.) предполагают в июне предоставить субсидии еще для 113 ветеранов. Если участники войны будут согласны, жилищную ветеранскую очередь (среди вставших на учет до 1 марта 2005 года) нашей области удастся упразднить уже в этом году, раньше оговоренного указом президента срока. Губернатор области на одном из совещаний также назвал это важнейшей политической и нравственной задачей и призвал власти на местах активно выполнять ее.
Но есть еще участники войны, которые, как Алексей Данько, встали на учет позже 1 марта 2005 года, и таких в области около ста. Губернатор поручил своим подчиненным подумать, как и их обеспечить жильем. Люди, вместе защищавшие страну 64 года назад, сейчас не должны чувствовать себя разделенными из-за даты постановки в очередь.

Елена ПЕВЦОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике