Обложка пятницы

Дети - это подарок. Их бить нельзя! Кто поможет уберечь детей от жестокости? Раз в году мы по традиции отмечаем День защиты детей - происходит это 1 июня....

Кто поможет уберечь детей от жестокости?
Раз в году мы по традиции отмечаем День защиты детей – происходит это 1 июня. Причем еще совсем недавно, по нашему восприятию, слово "защита" в данном словосочетании было скорее образным оборотом – от кого, собственно, мы должны детей защищать?

Но, похоже, защита действительно перестает быть "общим местом" – группа депутатов внесла в Госдуму законопроект, предусматривающий усиление гарантий прав детей на надлежащее духовно-нравственное воспитание, а также усиление ответственности за жестокое обращение с несовершеннолетними.
Как это ни парадоксально звучит, защищать ребенка приходится от близких людей – родителей, учителей, воспитателей, опекунов. Домашнее насилие стало одной из самых шокирующих и обсуждаемых тем в наши дни.

"Смешное" наказание
В советские времена, когда у нас много чего "не было", позорная статистика избиения детей упорно замалчивалась. Это отразилось и на законодательстве. В УК России есть статья 156, которая предусматривает уголовную ответственность "за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которого возложены обязанности по его воспитанию – равно педагогом или другим работником образовательного или иного учреждения, обязанного осуществлять надзор за несовершеннолетним, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним". Это единственная статья в Уголовном кодексе, в которой речь идет о жестокости по отношению к детям, и ее можно назвать образцом терпимости. Работники прокуратуры считают наказание по ней "смешным" – либо штраф до 40 тысяч рублей, либо лишение права занимать определенные должности, либо обязательные работы на срок до 180 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо ограничение свободы на срок до трех лет. О лишении свободы даже на короткий срок речь не идет. В ныне действующем законодательстве предусмотрено более строгое наказание за жестокое обращение с животными – лишение свободы сроком до двух лет. А вот за издевательства над ребенком – пожалуйте, отделайтесь легким испугом! И ведь что самое страшное: речь идет о преступлениях, совершенных людьми, которые обязаны заботиться о ребенке. В общем-то, не до смеха.
Авторы нового законопроекта предлагают за жестокое обращение с несовершеннолетними ввести уголовную ответственность – лишение свободы до трех лет.

Преступное молчание
2005 год. В Киржачском детском доме выявлено около 40 эпизодов, связанных с действиями сексуального характера по отношению к воспитанникам. Директора приговорили к лишению свободы, детдом в 2007 году закрыли.
2007 год. Преступление в Кольчугинском детском доме потрясло всех. Директор воспитательного учреждения закрывал провинившихся воспитанников в специальную комнату "без окон и дверей" и держал их там сутками, пока один из воспитателей не осмелился пожаловаться в прокуратуру.
2007 год. В Муроме в ходе приема граждан пожилая женщина рассказала, что ее дочь жестоко обращается с ее внуком – своим сыном. На основании этого заявления была проведена проверка и возбуждено уголовное дело.
В прокуратуре Владимирской области ведут статистику преступлений, связанных с жестоким обращением по отношению к детям. В 2007 году выявлено 34 таких преступления, в 2008 году – 18, в первом квартале 2009 года – 10. То, что цифры падают, не значит, что издевательств в семьях становится меньше, уверена Татьяна Лазарева, старший помощник прокурора области по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних. Такие преступления очень сложно выявить. Сигналы обычно поступают из органов образования, здравоохранения, опеки и попечительства. Это единственный шанс узнать о домашнем насилии, поскольку ребенок, избитый дома, идет в садик, школу и там-то можно увидеть следы издевательств. Другое дело, учителя, воспитатели знают о непростой обстановке в семье, но не спешат сообщать в милицию. Почему? "Скорее всего, пытаются выгородить родителей, – считает Татьяна Викторовна, – ведь это может служить основанием для лишения родительских прав. У нас обычно тянут до последнего, а потом начинают бить тревогу, когда уже нет шансов сохранить семью. Нельзя доводить до этого".
Статья 9 закона "О системе профилактики безнадзорности, правонарушений несовершеннолетних" гласит, что органы осуществления профилактики безнадзорности в случае фактов жестокого обращения с детьми в семьях должны в обязательном порядке сообщать об этом в органы внутренних дел незамедлительно. То есть не просто имеют право, а обязаны это делать. Что же в реальности?
В рамках рассмотрения гражданских дел о лишении родительских прав, которые всегда проходят с участием прокурора, были выявлены вопиющие факты.
Июль 2008 года, Камешково. В материалах дела содержится акт обследования жилищных условий от сентября 2007 года социальным педагогом и классным руководителем ребенка. В акте подробно описано, что отец жестоко обращается с ребенком, наказывает. Получается, что педагоги спокойно составили этот акт, зафиксировали его и отправили в органы опеки, хотя документ должен в первую очередь попасть в милицию, поскольку является основанием для возбуждения уголовного дела.
Апрель 2008 года, Муром. В ходе судебного разбирательства по гражданскому делу о лишении родительских прав в отношении матери двоих детей психолог средней школы объяснила, что в сентябре 2007 года (восемь месяцев назад!) девочка подошла к ней, показала гематому на голове с вырванными матерью волосами и рассказала, что мать постоянно избивает ее, пожаловалась на головную боль, тошноту. В больнице ребенку поставили диагноз – сотрясение головного мозга. Педагог в тот момент никак не среагировал, рассказал об этом только на заседании суда по лишению родительских прав.
Александров. В ходе рассмотрения дела о лишении родительских прав из объяснения классного руководителя выяснилось, что в сентябре 2006 года (а дело рассматривалось в июне 2008!) ребенок рассказал, что мать постоянно била его, заставляла делать по дому непосильную для его возраста работу, за неисполнение которой жестоко наказывала, заставляла ходить в церковь на все утренние службы, в результате чего ребенок не высыпался, не успевал учить уроки, постоянно испытывал психические страдания от отношения к нему со стороны матери.
– Те, кто должен сообщать о таких фактах, молчат. Может, не знают закона, – возмущается Татьяна Лазарева. – Однако незнание закона не освобождает от ответственности. Это одна из серьезных причин, которые осложняют выявляемость преступлений. Дети ведь сами не расскажут. Они боятся – тут и страх перед родителями, и страх перед будущим: что они будут делать, если их определят в детский дом? И, безусловно, если закон об усилении ответственности все-таки будет принят, он явно пойдет на пользу всем.

Дело не семейное
Цифры 33-33-33 известны в нашей области всем. Это круглосуточный телефон экстренной психологической помощи, или "телефон доверия". За пять месяцев текущего года сюда поступило 44 звонка по поводу насилия и жестокости в семьях, почти половина звонков – от детей и подростков. В основном звонят подростки, которые в состоянии понять: то, что происходит в семье, является чем-то ненормальным, и пытаются найти помощь. Телефон доверия дети выбирают, потому что он анонимный и доступный. Психологи на том конце провода помогают всем.
– Как минимум, мы беседуем с детьми, выясняем, это единичная обида или система, – рассказывает Наталья Фельдман, заведующая отделом экстренной психологической помощи по телефону Молодежного центра города Владимира. – Если становится ясно, что речь идет именно о жестоком обращении в семье, мы спрашиваем ребенка, есть ли кто-то из взрослых, кому он может довериться, рассказать о проблеме, мы ведь сами не можем выезжать.
Как правило, такой человек находится – бабушка, дедушка, учительница в школе. Психолог договаривается с ребенком, что тот подойдет к этому взрослому, расскажет ему все и попросит помощи. Если возможно, просим, чтобы взрослый перезвонил.
Владимирский центр социальной помощи семье и детям – место, куда, казалось бы, должны в первую очередь обращаться пострадавшие от домашнего насилия. Однако обращений мало.
– У нас в стране менталитет такой, физическое наказание было нормой испокон веков, – считает директор центра Ирина Соколова. – По нашим древним традициям родители относятся к ребенку как к своей собственности, смотрят на него не как на личность, а как на вещь. Могут кричать на него, бить его, унижать. Но мы уходим потихоньку от этого. Закон должен помочь, хотя бы потому, что у нас наказания все-таки боятся.
Сюда, как правило, приходят родители, которые хотят исправить ситуацию в семье, посетителей из так называемых неблагополучных семей здесь не найдешь. Центр поддерживает тесную связь с милицией. Если бывают звонки (как правило, анонимные) о жестоком обращении с детьми, работники учреждения срочно сообщают о них в комиссию по делам несовершеннолетних, а те уже осуществляют проверку на месте.
Совсем недавно был звонок из Юрьевца. Соседи пожаловались, что ребенок спит в подъезде, в то время как родители пьют и не занимаются его воспитанием. Такие факты обязательно проверяются.
– Недопустимо, когда взрослые, совершенно не считаясь с возрастом, предъявляют завышенные требования к ребенку, – считает настоятель Свято-Георгиевского храма города Владимира архимандрит Зосима (Шевчук), – позволяют себе агрессию, рукоприкладство, оскорбление в адрес ребенка, не говоря уж о сексуальных посягательствах – это вообще должно наказываться действующим законодательством со всей суровостью. Люди, которые применяют сексуальное насилие над детьми, должны быть изолированы от общества на долгие годы.
При храме действует Комиссия по работе с молодежью Владимирской епархии, храм так и называется – молодежный. Сюда юноши и девушки, подростки могут прийти, как к себе домой, с любовью и уважением. По желанию, могут исповедоваться. На исповеди отцу Зосиме часто приходится слышать о жестокости в семьях, в школах-интернатах, со стороны приемных родителей.
– Я пытаюсь разобраться в этом, дать совет и ребенку, и его родным, – говорит священник. – Однако церковь – не социальный институт, она не обладает полномочиями, чтобы прямо вмешиваться в ситуацию. Мы можем лишь убеждением попытаться предвосхитить те события, которые могли бы быть трагическими, мы не выпускаем из поля зрения такие семьи.
В цивилизованных странах все, что касается интересов ребенка, является делом государственной важности: создаются специализированные структуры, выделяются огромные средства, и главное – общество принимает в этом самое активное участие. Конечно, насилие над детьми есть везде, но в цивилизованном государстве домашним тиранам приходится тщательно скрывать свои преступления.
У нас же никто никого не стесняется. А зачем? Это дело семейное. Тем более, что ребенок, зачастую появившийся на свет "по пьянке", все время кому-то мешает – есть просит, шумит, требует внимания родителей. Как тут не выпороть его? А мы тут при чем! Ведь то, что происходит у соседей, их личное дело. А у нас и своих забот хватает. Жестокость близких – преступление, социальная опасность которого почему-то не осознается нашим обществом, последствия ее из-за безразличия окружающих обнаруживаются слишком поздно. Не надо спрашивать себя, почему современное общество вдруг ожесточилось и обезумело – человек, у которого не было детства, всю жизнь будет за это мстить.
Мы обращаемся к читателям газеты "Призыв": не оставайтесь равнодушными к видимым случаям насилия над детьми! Если вы увидите ребенка, оставленного без присмотра, ребенка в ссадинах или побитого, придите в органы внутренних дел по месту жительства, расскажите о случившемся, напишите заявление.

Ирина ДУБИНЕВИЧ

Только цифры
В 2008 году жертвами преступных посягательств со стороны взрослых в России стали 126 тысяч несовершеннолетних, из них 1914 детей погибли, 2330 детям причинен тяжкий вред здоровью, 12,5 тысячи детей находятся в розыске. Совершено без малого 800 случаев сексуальных действий в отношении несовершеннолетних.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике