Обложка пятницы

Моя жена - иностранка Девять процентов владимирцев живут в межнациональных семьях. Кто они? 15 мая - Международный день семьи. Мы нашли владимирцев, живущих в интернациональных семьях, и попытались...

Моя жена – иностранка

Девять процентов владимирцев живут в межнациональных семьях. Кто они?
15 мая – Международный день семьи. Мы нашли владимирцев, живущих в интернациональных семьях, и попытались выяснить, какие трудности у них возникают. Легко ли ужиться с мужем-армянином или женой-полячкой? Как избегать конфликтов и сохранить добрые отношения, невзирая на разницу менталитетов?

Муж Кристине – не товарищ

Пани Каменска на "авось" не рассчитывает, потому что читала другие сказки
Кристина Кочетова (в девичестве Каменска) – владимирская полячка. В нашем регионе она возглавляет польскую общину и живет в областном центре уже 20 лет. Муж – русский, зовут Виктором. Будущие супруги познакомились в Чехословакии, где Виктор проходил военную службу. В то время Кристина работала в этой стране. По окончании службы Виктор привез молодую жену на родину, во Владимир.
Пани Каменска родилась и выросла во Львове. Как известно, этот город долгое время был польским. Там до сих пор живет немало поляков. Кристина Адамовна считает себя чистокровной полячкой. Неудивительно – окончила польскую школу, в семье общались только на этом языке.
– В Польше у нас живет много родственников. Когда была война, дедушка остался во Львове, а его брат уехал с семьей в Польшу на заработки и попал в Тарновские Гуры. Есть такой город в Польше. Началась война, и вернуться во Львов он уже не смог.
Примерно такая же ситуация произошла с нами после распада Советского Союза. В 91-м ездили к папе во Львов. Вернулись во Владимир и узнали, что подписано Беловежское соглашение – Советского Союза больше нет. Мою родину отрезали государственной границей. Так я стала гражданкой России.
– Это был шок?
– Сначала до меня не дошло. Потом осознала, что случилось. Я почувствовала оторванность от родины. И хотя Львов сейчас украинский город, на Западной Украине все немного по-другому. Там, например, не прижилось слово "товарищ". В общественных местах в ходу обращения "пан" или "пани". Некую культурную раздвоенность чувствую. Когда приезжаю во Львов к папе, одноклассникам – переключаюсь на польский. Даже думаю на польском. Приезжаю в Россию – снова говорю и думаю по-русски. Здесь я одна, там – другая.
Живя в России, пани Кристина чувствует заботу исторической родины. Несколько лет назад получила карту поляка. Она дает право беспрепятственно ездить по всем странам Евросоюза. Разве не приятно? В Польше по карте действует 70-процентная льгота на транспорт. А за визу и вовсе платить не нужно. Можно бесплатно посещать музеи. Сыновья Даниил и Андрей могут по доступным ценам отдыхать в Польше. Спасибо Речи Посполитой.
Как признаются сами супруги Кочетовы, "межнациональное недопонимание" в семье имело место, и жизнь не всегда казалась сказкой. Религиозный вопрос, пожалуй, один из самых острых. Особенно трудно приходилось на первых порах.
– Предположим, выдался выходной, у католиков в этот день большой религиозный праздник, – говорит Кристина Адамовна. – А свекровь тащит за город возделывать землю. Вместо того чтобы идти в церковь, еду в деревню. Неприятно, когда пренебрегают религиозными традициями. Но что делать? Рано утром бегу в церковь на мессу, а днем – на огород.
Католические праздники пани Кристина старается соблюдать. Не обходится и без кулинарных изысков. На Пасху готовит традиционное польское блюдо "бигос". Оно похоже на солянку – мясо, тушеная капуста, грибы и лук. На Рождество – баршч (борщ) с ушками и маковник (пирог с маком).
В семье Кочетовых двое сыновей. Андрею девятнадцать лет, Даниилу – двенадцать. Старшего крестили по православному обряду, младшего – по католическому. Андрей считает себя русским. Съездил в Польшу, посмотрел – ничто не тронуло его сердце. Красиво, чисто, ухоженно, но все чужое. То ли дело родной Владимир! А Данька, напротив, ощущает зов крови. Даниилу Польша пришлась по душе. Он восхищался красотами Кракова.
Младший заинтересовался польским языком и во время визита в Польшу все время донимал маму расспросами, почему магазин по-польски "sklep"? Ведь склеп по-русски – это гробница. А вокзал "dworzec" – двожец – почти дворец! Для русского уха смешно.
Спрашиваю у Виктора, отличаются ли русские женщины от полячек? Пани Кристина среагировала мгновенно: "А вы думаете, он знает других женщин?". Виктор смеется:
– У Кристины польский характер. Она не остановится ни перед какими трудностями. Если она чего-то захочет, обязательно своего добьется. Вот у нас есть русский "авось". "Авось пронесет", "авось обойдется". Поляки не знают, что это такое. Или взять русскую сказку "По щучьему веленью". Лежебока Емеля ездит на печи, а ведра сами носят воду. В Польше другие сказки.
– У поляков есть сказка о трудолюбивой девушке Марии, которая трудилась-трудилась и до принцессы дослужилась, – соглашается пани Кристина.
Кстати, по-польски сказка – байка.

Общее дело – залог семейного согласия

Татьяна Ларина и Гарик Арутюнян научились уступать друг другу
Жители Владимира Гарик Арутюнян и Татьяна Ларина более двадцати лет в браке. (Женское имя навевает поэтический образ. Мама-словесник окрестила дочь Таней неспроста).
Татьяна и Гарик воспитали двоих сыновей и дочь. Дети совсем взрослые. Сыновья живут в Ереване, а дочь – во Владимире.
Один сын – переводчик с фарси, работает в МИДе. Другой – военный врач.
Семейная пара занимается ресторанным бизнесом. Наверное, сказалась деловая хватка, присущая кавказцам. Вообще-то Гарик по профессии – дантист, его родители всю жизнь проработали стоматологами. Он же нашел себя в качестве ресторатора. Татьяна по образованию преподаватель английского, но тоже успешно влилась в семейный бизнес.
В чем же секрет семейного согласия?
– Ну, как в любой семье, – отвечает Татьяна, – здесь нет зависимости – межнациональный брак или мононациональный. Просто надо уступать друг другу, понимать друг друга. Когда я выходила замуж за Гарика, совершенно не придавала значения тому, что он армянин. Любовь была превыше всего. Муж из интеллигентной семьи, человек воспитанный. У нас всегда хватало ума разруливать конфликты. Брак может быть крепким, когда в семье царит равноправие. У нас даже нет такого понятия – глава семьи. Мы равные. Деление на нации в чем-то условно, люди делятся на хороших и плохих. В любой нации есть лучшие представители, а есть худшие. Я родилась во Владимире, но 17 лет прожила в Ереване, знакома с очень достойными армянами.
Вот вы задумывались, почему во Владимире недолюбливают кавказцев? Да потому, что к нам приезжают не самые образованные и культурные люди, а по ним судят обо всех. Кто жил на Кавказе, меня поймет. И во Владимире есть достойные, всеми уважаемые армяне. Например, проректор Владимирского госуниверситета Сергей Мартиросович Аракелян. Я лично с ним знакома. Интеллигентный, образованный человек.
– Среди армян много мировых знаменитостей, – подключается к беседе Гарик. – Мишель Легран, Шарль Азнавур, братья Рубели.
А я бы от себя добавил художника-мариниста Айвазовского, настоящая фамилия которого – Айвазян.
Мы сидим в ресторане, пьем кофе. Татьяна и Гарик – продолжение друг друга. Оба сдержанные, спокойные, оба курят и, кажется, понимают друг друга с полуслова.
– Татьяна, есть расхожее мнение, что кавказские мужчины отличаются крутым нравом, вспыльчивостью. Вам было трудно?
– Да всякое бывало. Жизнь есть жизнь. Темперамент может быть внешним, а может быть внутренним. По мне, так лучше внутренний, потому что внешний – это, я считаю, проявление бескультурья.
Гарик сидит с непроницаемым видом и задумчиво затягивается сигаретой: "Россия – мой дом. Я окончил русскую школу, учился в Ленинграде, Ставрополе. Во мне много русского".

Чжи-Мин – значит "честный"

Лиза Лю чувствует себя китаянкой, но жить хотела бы только в России
Елизавета Лю – наполовину китаянка. Ее папа в 1942 году пересек советско-китайскую границу и навсегда осел в Союзе. По уши влюбился в русскую девушку Надю – зеленоглазую блондинку. Девушка ответила взаимностью. Плодом их любви стала Лиза, как и шесть ее братьев и сестер. Судьба разбросала их по всей России.
– В 30-х годах прошлого века Япония оккупировала Китай, – говорит Лиза. – Папа воевал в японских войсках, иначе бы его просто расстреляли. Он хорошо знал японский. Япония в то время была не в самых дружеских отношениях с Союзом. Папа слышал, что в СССР строят коммунизм. Он, наверное, был романтиком, потому и сбежал в Россию. Сейчас его уже нет в живых. Лю Чжи-Мин скончался в 1993 году на 77-м году жизни. Чжи-Мин – значит "честный". Отец отличался прямотой характера, был очень искренним.
Маленькая Лиза видела, как трепетно относится отец к маме, поэтому для нее он стал образцом настоящего мужчины. Жили в степи, в Казахстане. Денег не хватало. А папа в степи возделывал яблоневый сад, растил арбузы и дыни!
– Я чувствовала в себе китайскую кровь. Расспрашивала папу о Китае. Он рассказывал про родной город Шеньян – административный центр провинции Ляонин. Сейчас он входит в пятерку крупнейших городов Китая. Шеньян расположен на равнине рек Ляохэ и Хуньхэ. Там удивительный пейзаж. Когда я впервые посетила Китай и встретилась с родственниками отца, не могла удержаться от слез. Принимали меня как самого дорогого гостя. Это незабываемо. Но во мне много и русских черт. Жить в Китае я бы не смогла.
Лиза угощает меня жареным карпом в кисло-сладком соусе – это китайское блюдо. На столе деревянные палочки. Беру одну, другую. Палочки валятся из рук. Пришлось взять вилку. Вкусно! А еще пробую зеленый чай пуэр. Необычный аромат.
Лиза воспитывает 12-летнего сына Колю. Дочь учится в Москве в медицинском вузе. Дети на китайцев абсолютно не похожи. Так уж получилось, что она воспитывает детей в одиночку. В голове сидит мужской идеал в образе папы, и любой другой мужчина по сравнению с отцом проигрывает.
Объяснение этому есть. Этнопсихологи говорят, что в Китае отношение мужчин к женщинам особенное. Там женщин заметно меньше, чем мужчин, поэтому к "слабому полу" китайцы относятся очень бережно. Женитьба в Поднебесной – большое событие, великое счастье. Женщины Лизу Лю поймут:

Только цифры

122 тысячи жителей области – в межнацио-нальных семьях
По информации, предоставленной начальником отдела статистики населения Владимирстата Галиной Королевой, 9 процентов владимирцев проживают в межнациональных семьях. В количественном отношении это 122 тысячи владимирцев (36,9 тыс. домохозяйств). То есть межнациональные семьи, как правило, состоят из трех человек. Этот показатель выявила Всероссийская перепись населения 2002 года.
В основном межнациональные браки распространены между русскими и представителями народов России и стран бывшего Советского Союза – это украинцы, татары, белорусы, мордва, марийцы, чуваши. Чаще браки заключаются в рамках одной религиозной конфессии. Культурные, религиозные и ментальные различия накладывают свой отпечаток. Легче сходятся представители близких народов, которые живут по соседству веками.
Согласно данным переписи 2002 года, во Владимирской области 94,7% – русские, 1,1% – украинцы, 0,6% – татары, 0,4% – белорусы, 0,3% – армяне, 0,03% – поляки. А финнов в регионе – аж три сотых процента (43 человека).

Мононациональный брак – не всегда хорошо, а межнациональный – не всегда плохо

Преподаватель ВлГУ, кандидат психологических наук Кристина Сергеева занимается семейным консультированием и проблемами этнопсихологии:
– В нашей стране сложно выделить чистый этнос. В России сложилась интернациональная система с преобладанием одной нации. Уместнее оперировать не категорией "чистокровный русский", а "больше русский" или "скорее армянин, белорус" и т.д. Наблюдается миграция, этносы смешиваются – это естественный процесс. Безусловно, религиозные, культурные, ментальные различия могут провоцировать межэтнические конфликты. В мусульманской традиции доминируют мужчины, поэтому русским женщинам, выходящим замуж за турка или араба, нужно готовиться в семейных отношениях к ролям второго плана. Это чревато сложностями, конфликтами. Ведь русские женщины очень активны, деятельны. А при разводе муж-мусульманин будет бороться за детей до конца. Отцы в мусульманских странах в воспитании детей занимают активнейшую позицию.
В России обратная ситуация. У нас детей воспитывает мать. Стоит отметить, что мусульманин мусульманину – рознь. Татары по менталитету близки к русским. Наши народы сосуществуют бок о бок веками. Скорее татарин поймет русского, чем поляк.
По сравнению с восточными народами поляки ближе русским: и те, и другие – христиане, к тому же сказывается славянская общность. Хотя полячки более эмансипированные. Это нужно учитывать.
Нельзя сказать, что мононациональный брак – это хорошо, а межнациональный – плохо. Все индивидуально. В межнациональных семьях рождаются красивые и талантливые дети. Вспомним Александра Сергеевича Пушкина. Добавим сюда взаимообогащение культур.
Сложности возникнут, если один из супругов или сразу оба окажутся ярко выраженными представителями своего этноса. Тогда и до конфликтов недалеко.

Наше досье

Семья – по-прежнему ячейка общества
Международный день семьи (International Family Day) учрежден Генеральной Ассамблеей ООН в 1993 году. Установление этого дня ставит целью обратить внимание общественности разных стран на многочисленные проблемы семьи.
По мнению Генерального секретаря ООН, когда попираются основные права одной семьи, единство всего человеческого сообщества, членом которого она является, находится под угрозой.
Будучи одним из основных институтов общества, первой ступенью социализации человека, семья развивается и видоизменяется вместе с окружающим миром, по-своему реагируя на требования времени, отвечая на общественные потребности и сама формируя их.
Семья, как основной элемент общества, была и остается хранительницей человеческих ценностей, культуры и исторической преемственности поколений, фактором стабильности и развития. Благодаря семье крепнет и развивается государство, растет благосостояние народа.
Во все времена о развитии страны судили по положению семьи в обществе и по отношению к ней государства.

Андрей ТРОХИН
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике