Обложка четверга

До последнего бойца Владимирские поисковики вернулись с двухнедельной Вахты Памяти в Темкинском районе Смоленской области - первой в этом году.

До последнего бойца

Владимирские поисковики вернулись с двухнедельной Вахты Памяти в Темкинском районе Смоленской области – первой в этом году.
Такие вахты, то есть поиски останков солдат, погибших в Великой Отечественной войне, начинаются сразу после того, как сойдет снег. Впереди у владимирцев – работа в Ленинградской области, поиски близ Смоленска и Вахта Памяти в Рославле.
Подъем в семь, консервы на завтрак, к девяти – в любую погоду, в холод и под дождем – в бой, то есть в поле. Копать, пока не устанет спина, потом голыми руками разгребать землю – собирать останки. Вечером, если повезет и будут силы, можно помыться в самодельной "бане". Ни копейки вознаграждения.
– Но кто всерьез взялся за эту работу, ни за что ее не бросит, – говорят участники экспедиции.

Дело совести
Вообще-то отправиться на Вахту Памяти может практически любой. Из нашей области на раскопки поехали 23 человека из Владимира, Радужного, Гусь-Хрустального и Собинского районов: студенты, школьники, взрослые люди. Младшему из участников – пятнадцать лет, старшему – за пятьдесят. Но перед отъездом необходимо многому научиться. Обычно начинающие поисковики целую зиму осваивают типы поиска, изучают виды захоронений и взрывоопасных предметов, получают знания в области медицины и туризма.
– Перед началом поисков проводится большая работа: чтобы определить, где именно шли бои, изучаются сводки времен войны, поднимаются исторические документы, – объясняет командир владимирского отряда, председатель областной Ассоциации поисковых отрядов "Гром" Михаил Бунаев. – Многое помогают установить местные жители, например, в Темкинском районе они помогли нам найти старое захоронение, откуда подняли останки 18 человек.
Места предполагаемых раскопок проверяют с помощью металлоискателя – он реагирует на осколки, каски и другие предметы, рядом с которыми могут оказаться и человеческие кости. Здесь главный враг поисковиков – "черные копатели" – люди, ищущие военные раритеты. Останки они в лучшем случае не трогают. В худшем – отбрасывают, чтобы не мешали. Поисковикам приходилось сталкиваться с результатами такого надругательства.
– Бывает, тело погибшего растянет корнями. Или могилу разорят дикие звери. Но когда понимаешь, что здесь "поработал" человек, – возникает непередаваемое чувство – и непонимание, и обида, и ярость, – говорит Михаил Бунаев.

Может, мы когда-то там были?
Поиск не любит лишнего героизма. Одно из правил на раскопках: не знаешь – не трогай. Под землей до сих пор лежат неразорвавшиеся мины и снаряды; чтобы обезвредить их, поисковики обращаются за помощью к спасателям. Однако несчастные случаи время от времени все же случаются. К счастью, ни один из владимирских поисковиков за девятилетнюю историю отряда не пострадал.
Что заставляет их, несмотря ни на что, заниматься этой нелегкой и иногда опасной работой? "На Вахте Памяти больше думаешь о жизни, смерти, о смысле жизни, о своем назначении в ней", – говорят сами поисковики. Бывает, новичкам в первые дни и трудно, и страшно, и хочется домой. Но потом они начинают чувствовать что-то такое, что затягивает в поиск. Некоторые признаются, что верят – те, кто погиб в бою шестьдесят лет назад, до сих пор рядом. Среди отрядов ходят легенды; например, о том, как мелькавшая среди деревьев тень привела к безымянной могиле. Другие поисковики верят, что сами когда-то были здесь, на опаленной войной земле.
Вместе с останками советских солдат поисковики иногда находят и немцев (различают их по сохранившимся остаткам одежды, пуговицам, крестам и т.д.). Как поступить? В каждом районе – свои традиции. В некоторых случаях наши поисковики связываются с такими же организациями Германии. На раскопках под Смоленском останки фашистов просто не трогают.

Власть пожалела досок…
Всего в Смоленскую область на этот раз отправились 419 поисковиков со всей России. Раскопки велись в районе деревни Шатеша: в августе и сентябре 1942-го здесь шли ожесточенные бои. Сражались и умирали, в том числе, и наши земляки. Хотя раскопки под Шатешей проводятся регулярно, останки бойцов и командиров Красной Армии находят до сих пор. Итог Вахты-2009 – найдены останки 404 человек; 27 из них подняты владимирскими поисковиками. Прах солдат захоронен на Поле Памяти у поселка Темкино. Возле деревни Шатеша установлен Поклонный крест.
– Церемония получилась очень торжественной, – рассказывает Михаил Бунаев. – Вокруг креста сделали ограждение из солдатских касок, на каждой закрепили и зажгли церковную свечу. Потом, накануне церемонии захоронения, был вечер памяти: останки найденных бойцов перенесли в церковь, где прошло отпевание. После молебна поисковики собрались у общего костра, пели под гитару и поминали погибших. На следующий день в Шатеше прошел митинг, и оттуда гробы с останками на руках пронесли три километра – до Поля Памяти.
С гробами, кстати, на этот раз вышла неприятная история. Вообще-то, по большому счету, поиск и перезахоронение останков погибших в Великой Отечественной – дело государственное. Но государство пока предпочитает перекладывать это на плечи энтузиастов – то есть поисковых отрядов. На местном уровне, правда, своим поисковикам помогают – с транспортом, одеждой, иногда – расходами на питание (во Владимирской области для этого второй год существует отдельная целевая программа). Принимающая сторона – район, где проводятся раскопки – берет на себя организацию церемонии захоронения: предоставляет, в том числе, и гробы. Но в Темкинском районе сообщили, что денег на это нет – кризис и все такое. В результате последнее пристанище для останков наших солдат делали сами поисковики – они сколачивали гробы из досок, купленных на собственные деньги.

Вести из прошлого
За две недели поисков под Шатешей было найдено 18 именных вещей – солдатских медальонов, подписанных ложек, котелков и пряжек и т.д. Практически все надписи удалось разобрать на месте (в особо сложных случаях предметы приходится отправлять на экспертизу). Это позволило опознать погибших и начать розыск их родных и близких. Семьи двоих – сибиряка Николая Бузюкина и уроженца Тамбовской области Михаила Фомина – нашлись быстро, поэтому родственники успели приехать на захоронение. Хотя иногда такие поиски длятся годами. Так, останки отца владимирской пенсионерки Зои Соколовой, красноармейца Александра Матвеева, подняли здесь же, в Темкинском районе, двадцать лет назад. Сама Зоя Александровна узнала об этом совсем недавно и вместе с поисковиками приехала на родную могилу.
Имя Александра Матвеева выбито на мемориальном знаке, поставленном на Поле Памяти. Зоя Александровна плачет и целует холодный камень. О своем отце она помнит немногое – он был добрым, брал ее на руки и приносил сладости.
– Я очень, очень благодарна тем, кто помог найти папу, – повторяет она.
Между прочим, за годы войны под Смоленском только по официальным данным погибли более 6700 наших земляков. На деле – наверняка больше, потому что многие из тех, кто лежит в здешних лесах, до сих пор числятся пропавшими без вести.
Среди имен, установленных на темкинской Вахте Памяти, наших земляков нет. Но в других местах уже в этом году опознаны двое: в Ржевском районе Тверской области найдены останки рядового Терентия Косова (Носова? – в солдатском медальоне неразборчиво), родившегося в 1902 году и жившего в деревне Овинищи Ковровского района.
В Ростовской области обнаружены останки солдата, а рядом – фрагменты красноармейской книжки, по которым удалось прочесть фамилию бойца – Лушников. По информации из объединенной базы данных Центрального архива Министерства обороны, "Федор Семенович Лушников, 1899 года рождения, уроженец Владимирской области Селивановского района, д. Парфентьево. Призван на фронт в 1941 году. Красноармеец. Пропал без вести в сентябре 1943 года".
Родных и близких этих людей просят отозваться по телефону (4922) 53-39-42; факс (4922) 53-35-09, e-mail kdm@avo.ru.
А поисковики отряда "Гром" уже готовятся к новым экспедициям. В июле они отправятся в Ленинградскую область, в Гатчину; в августе вернутся под Смоленск, в Велиж; в сентябре участвуют в Вахте Памяти в Рославле.

Александр СОБОЛЕВ
Фото из архива АПО "Гром"

Досье "Призыва"
Молодежная общественная организация "Ассоциация поисковых отрядов "Гром" ведет свою историю с 2001 года – тогда энтузиасты из Радужного впервые поехали на раскопки в Ленинградскую область. Тогда в отряде было всего 15 человек. Сегодня в Ассоциации – около 70 поисковиков из семи районов области. Они принимали участие в 22 экспедициях, за это время ими были подняты останки 686 бойцов и командиров, установлены имена 19 солдат, найдены родственники пятерых погибших.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике