Обложка четверга

Будет ли старость - В радость? Областной парламент разрабатывает проект закона о приемных семьях для стариков и инвалидов

Будет ли старость – В радость?

Областной парламент разрабатывает проект закона о приемных семьях для стариков и инвалидов
Старость не в радость – гласит пословица. Но что поделаешь, раз природа не придумала ничего другого для стариков, как плохое зрение, рассеянность, дрожание рук и прочие неприятности. О многих престарелых родителях заботятся их дети и внуки. Но кто-то такой поддержки лишен. Как помочь этим людям?

В Законодательном Собрании Владимирской области разрабатывается законопроект "О поддерживаемом проживании". Он предусматривает проживание одиноких инвалидов и стариков не в специализированных интернатах, а в приемных семьях. Инициатором документа стала областная общественная организация АРДИ "Свет", предложившая подобную практику еще три года назад. Но раньше идея не находила понимания у местных чиновников. Ответ их был: "В других же регионах такого нет!" Теперь – есть. Аналогичные законы приняты и действуют в Самарской, Курганской и ряде других областей.

Создать достойные условия
– Самара начала пристраивать в приемные семьи только стариков и пожилых людей с инвалидностью, а мы говорим о пожилых и молодых инвалидах, – поясняет председатель совета АРДИ "Свет", депутат Владимирского горсовета Любовь Кац. – Мы просто представили: сейчас у ребят-инвалидов, которых мы обучаем, есть родители. Но через 20-30 лет родители состарятся и уже не смогут ухаживать за своими детьми, и тем уготована дорога в дома инвалидов и престарелых. Это не гуманно.
Сегодня в области 19 домов-интернатов, из которых 6 учреждений – общего типа, у остальных – психоневрологическая направленность. И если в первые очередей нет, то устройства во вторые ожидают 120 человек. Любовь Кац уверяет, что в некоторые подобные интернаты – например, во владимирский – попасть крайне сложно. О том, что людей, нуждающихся в особом уходе, сегодня много, а мест на всех не хватает, говорит и такой факт: за три года, пока АРДИ "Свет" продвигает закон о приемных семьях для инвалидов, в области открылись новые специализированные учреждения, в частности, в Гусь-Хрустальном и в Александрове. Понятно, что это потребовало больших затрат из бюджета
Есть несколько альтернативных форм обустройства стариков и инвалидов. Одна из них – социальные дома вроде тех, которые в свое время строились для ветеранов войны: на первом этаже – весь набор социальных услуг от прачечной и парикмахерской до библиотеки и медпункта. А на других этажах – квартиры. Переселяясь в такую социальную квартирку, свое жилье пожилой человек или инвалид оставляет государству. Подобная система уже давно и успешно действует в Санкт-Петербурге.
Второй вариант – это путь поселений, обычно расположенных в сельской местности с развитой инфраструктурой. Подобные сегодня есть под Питером – поселение "Светлана" и под Иркутском – "Исток". И если "Светлана" появилась благодаря помощи иностранцев, то "Исток" основали на местные средства. Во Владимирской области также есть некое подобие поселения с той лишь разницей, что старики и инвалиды живут не в частных домах, а в двухэтажном современном здании – по два человека в комнате. "Арбузовский" интернат расположен под Собинкой, и его жители активно занимаются сельским хозяйством: здесь есть картофельное поле, сад, огород, даже телятник и свинарник.
Третья форма помощи – приемные семьи. Это как раз тот путь, по которому пошла Самарская область, поскольку он наиболее дешевый и простой в реализации. Руководитель АРДИ "Свет" не призывает вовсе отказаться от интернатов, но говорит о том, что люди в них достойны лучшей жизни. В отдельных домах инвалидов в палатах живут по 6-8 человек, и морально это, конечно, тяжело.
– Достойные условия – это когда у человека есть отдельная, пусть небольшая, квартира или хотя бы отдельная комната, – считает Любовь Кац. – В обычном учреждении этого обеспечить невозможно. При всем при этом содержание одного человека в доме инвалидов или доме престарелых обходится государству дороже, нежели его содержание в приемной семье.

Суть предложения
В основе законопроекта "О поддерживаемом проживании" лежит самарский опыт, областной закон об опеке и попечительстве и некоторые другие документы российского законодательства. В итоге владимирский региональный законопроект "О поддерживаемом проживании" сводится к следующему. Семья, пожелавшая взять инвалида или престарелого человека, должна иметь не меньше двух комнат, в одной из которых будут жить хозяева, в другой – опекаемый человек. Если жилищные условия этого не позволяют, то семья может переехать в квартиру подопечного на тех же условиях.
– Предположим, у какой-то бабушки – трехкомнатная квартира. В одной комнате будет жить она, в другой, например, молодая семья. Общий холл, общие кухня и туалет с ванной. Таким образом мы решаем сразу две проблемы: проблему с жильем для молодой семьи и проблему шефства над пожилым человеком, за которым будут присматривать, – говорит Любовь Кац. – В том случае, если пожилой человек или инвалид переезжает в квартиру своих опекунов, то его собственное жилье не сдается государству, а остается за ним, чтобы он, в случае чего, не остался на улице.
Второй момент. Если в Самарской области опекунам разрешено брать не более 4 человек, то в нашем регионе это количество ограничивается двумя подопечными – из соображений "проживания в достойных условиях". Законотворцы рассуждают – можно набрать и 8 престарелых дедушек, бабушек или инвалидов и разместить всех в одной комнате, сделав на этом свой бизнес, но такими фактами начисто будет перечеркнуто все, ради чего создается закон. Поэтому в документе прописано, что в одной комнате могут жить максимум два человека, и то если они являются родственниками. В противном случае – у каждого должно быть отдельное жилье.
Опекуном может быть человек старше 18 лет, верхняя возрастная граница не указывается. Пенсионер также может помочь ближнему, лишь бы здоровье позволяло. Владимирец, взявший под свое крыло инвалида либо пожилого человека, не обязан ради него уходить с работы, ведь его подопечному не нужен постоянный "тотальный контроль". Главное, чтобы тот всегда был сытым и опрятным.
Что касается финансовой стороны вопроса, то 75% пенсии инвалид или пожилой человек отдает в органы опеки и попечительства, а 25% остается у него на карманные расходы. Деньги на содержание старика или инвалида – питание, одежду и обувь – опекуну выделяет государство. Сумма должна быть не ниже прожиточного минимума. В нашей области он сегодня составляет 4,5 тысячи рублей. Кроме ежемесячного пособия, опекун получает единовременную материальную помощь в том случае, если в комнате нет кровати или другой необходимой мебели.
Человек, взявший шефство над инвалидом или пожилым человеком, приравнивается к соцработнику и получает соответствующую зарплату со всеми положенными надбавками: по уходу за инвалидом доплачивают, например, 20% к окладу.
– Мы здесь ничего нового не изобрели, – подчеркивает Любовь Кац. – Мы взяли за основу владимирский закон о приемных семьях для детей с той лишь разницей, что там все идет через управление образования, и приемный родитель приравнивается к педагогу, а наш попечитель приравнивается к соцработнику, и зарплату ему будет начислять соцзащита.
С человеком, желающим стать опекуном, первоначально заключается соответствующий договор на три месяца. Раз в неделю комиссия, куда входит соцработник, представитель здравоохранения и общественной инвалидной организации, проверяет, как опекун справляется со своими обязанностями. Если по истечении срока ни у кого из сторон нет претензий, договор продляется еще на год, а контроль становится не еженедельным, а ежемесячным.

Палка о двух концах
Разумеется, в законе могут быть "подводные камни", и часть людей, решивших взять шефство над стариками и инвалидами, захотят извлечь из этого максимальную выгоду. Самая очевидная махинация, которую возможно здесь провернуть, – квартирная. Где гарантия, что некоторые корыстные опекуны не уговорят беспомощных людей оформить на них квартиру, а потом не выставят инвалидов вон?
У законотворцев на этот счет свое мнение. Поскольку приемная семья получает определенный юридический статус, то после заключения договора все документы, которые подписывает их подопечный, идут через органы опеки и попечительства, где чиновники обычно стоят на страже интересов опекаемого. Правда, директора областного департамента соцзащиты населения Любовь Кукушкину одолевают некоторые сомнения относительно законопроекта. С одной стороны, она согласна, что в семьях людям легче социально адаптироваться и там более комфортные условия для жизни, в отличие от того же интерната или домов для престарелых и инвалидов. И надо действительно пробовать новые формы социальной помощи. Но, с другой стороны, где гарантия, что те суммы, которые выплачивает государство на содержание опекаемых людей, будут потрачены именно на них? Где гарантия, что с пожилыми и беспомощными будут обращаться должным образом?
– Старики – сложный контингент, и найти с ними взаимопонимание иногда крайне трудно, – констатирует Любовь Кукушкина. – Порой молодежь не может ужиться даже с собственными родителями или бабушками и дедушками, а что говорить о чужих людях? Меня больше всего волнует контроль за такими патронатными семьями: кто и как будет его осуществлять? Важно все четко прописать в законе, чтобы не получилось такого, что опекуны откажутся пустить в квартиру проверяющую комиссию на том простом основании, что это их частная собственность.

Закон как антикризисная мера
Сегодня законопроект находится на проработке в областном ЗС. Инициативу уже поддержали председатель комитета по экономической политике и собственности Сергей Сахаров, председатель комитета по бюджетной и налоговой политике Максим Васенин и председатель комитета по вопросам здравоохранения, образования, науки, культуры, спорта, туризма, СМИ, делам семьи и молодежи Галина Финашина.
По словам Галины Владимировны, этот законопроект в нынешних непростых экономических условиях можно даже рассматривать как антикризисную меру, поскольку проживание людей с инвалидностью в приемной семье обходится государству намного дешевле, чем в психоневрологическом интернате. Кроме того, опекуны приравниваются к категории соцработников, и таким образом в регионе частично реализуется программа трудоустройства, на которую правительство сегодня выделяет огромные средства. Это то, что касается законопроекта в рамках российского масштаба.
– Если рассматривать вопрос с чисто человеческой точки зрения, то социальная адаптация пожилых людей и инвалидов в семье проходит намного легче, – говорит Галина Финашина. – Кроме того, к таким людям будет особый подход, при котором будут учитываться все их индивидуальные потребности.
Чтобы избежать возможных неприятностей, связанных в том числе с квартирными махинациями, законопроект необходимо тщательно проработать. Важно четко определить критерии отбора приемной семьи, а также посмотреть, насколько удачно этот закон вписывается в уже имеющееся законодательство, как федеральное, так и региональное.
Судьба законопроекта будет решена не раньше сентября. Если примут – деньги на его реализацию найдутся, уверены депутаты. Скорректировать бюджет проблемой не будет.
– Сейчас существует очень гибкий подход к бюджету, поэтому внутри него возможно найти дополнительные источники финансирования для того, чтобы обеспечить социальные гарантии своего населения, – поясняет Галина Финашина.

Разбудить в себе милосердие
Уже сейчас, не дожидаясь, пока закон вступит в силу, во Владимирской области есть люди, готовые помогать старикам и инвалидам. Например, в Кольчугинском районе семья взяла шефство над пожилым инвалидом. Живут, правда, в разных квартирах, но "опекуны" ежедневно навещают своего подопечного. Любовь Кац не сомневается: если будет соответствующий закон, семья заберет старика к себе.
Во Владимире также есть семья, ухаживающая за инвалидом. Семейная пара взяла к себе абсолютно незнакомого пожилого человека, услышав о том, что он живет в трудных условиях. Мужчина – инвалид первой группы, совершенно не выходит из дома, он даже не в состоянии дойти до магазина, но зато способен выполнять простейшую работу по дому: может разогреть еду, стирать, вытирать пыль. Муж с женой, которым около 40 лет и у которых есть дети, решили помочь мужчине, руководствуясь не религиозными, не родственными чувствами, а просто из чисто человеческого участия.
– Кто-то ведь брал детей из детских домов еще до того, как начал действовать закон о приемных семьях, – рассуждает Любовь Кац. – Пусть таких людей было немного, но зато, когда вышел закон, в приемные семьи сразу же взяли 600 малышей. С законом об опеке над инвалидами и стариками – то же самое. Как только будет соответствующий нормативный акт, появятся желающие стать соцработниками. И пусть этот труд не слишком хорошо оплачивается, но он очень достойный.
В Самаре подобный законопроект действует уже три года. И этот опыт расценивается только как положительный. Пока в прессе не появлялось ни одного сообщения о дурном обращении с беспомощными стариками. Зато есть статистика, согласно которой к 2011 году очередь в дома инвалидов и дома престарелых с 700 человек сократится до 150. Это значит, что закон нашел отклик в сердцах самарцев. Если в прошлом году "семейных приютов" в области было не больше полутора десятков, то в этом году еще 40 семей подписали договора об опеке. Да и сами старики не нарадуются новой жизни. Некоторые из них, полагавшие, что им придется доживать свои дни в одиночестве, неожиданно для себя находят новых "родственников". Возможно, владимирский закон "О поддерживаемом проживании" также вдохновит наших земляков на добрые дела, и тогда жизнь инвалидов и стариков станет намного легче и радостнее.

Кира СМИРНОВА
Фото автора и Р.Новикова

Кстати
Законопроект о размещении пожилых людей и инвалидов в приемных семьях обсуждался на одном из последних заседаний Совета Старейшин НКО. Депутат Государственной Думы РФ фракции "Единая Россия" Григорий Аникеев выступил с поддержкой данного документа и заявил о необходимости его принятия.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике