Обложка четверга

У фермера две беды: кризис и кабаны Один американский фермер может прокормить 50 соотечественников и еще 50 иностранцев. А кого могут (и могут ли?) прокормить фермеры в России?...

Один американский фермер может прокормить 50 соотечественников и еще 50 иностранцев. А кого могут (и могут ли?) прокормить фермеры в России? Мы решили попытаться найти ответ на этот вопрос и отправились в гости к вязниковскому фермеру Сулаймону Бадавлатову из деревни Галкино.

Пополнение в строю
Два года назад шумное и хлопотное хозяйство предпринимателя размещалось под одной крышей – в длинном деревянном сарае в загонах стояли, топтались, отдыхали и жевали овечки, куры, гуси, коровы, бычки, поросята и свиньи. В том, что эти животные ухоженные и действительно домашние, сомневаться не приходилось: подстилки из соломы или опилок, полные кормушки создавали ощущение достатка и благополучия.
:В наш первый приезд фермер с редким для среднерусской возвышенности именем и фамилией сетовал на то, как трудно найти надежных помощников. Работы он не боялся. Страшнее казались местная безалаберность, лень и пьянство. Тогда решение "кадрового вопроса" он нашел: на ферму приехали работать его родственники, племянники. Сулаймон купил им дом, выправил необходимые документы на их проживание и работу. Сейчас среди работников практически нет новичков, на постоянную работу приняты три доярки. Без них уже не обойтись: в прошлом году на ферме произошли большие перемены.
– Закупили по кредиту 42 коровы костромской породы, и всего у нас стало около ста голов, – Сулаймон распахивает дверь в правое крыло бывшей совхозной фермы, которая после ремонта стала основной. – Чистопородные, брали с вязниковского племзавода "Пролетарий". Выбирали по цене, а кроме того, искали непритязательных, чтобы безболезненно адаптировались. Вырастут, посмотрим, что за коровы, какие надои будут.
"Новички" круто изменили бюджет фермы. Причем изначально. Новые сотрудницы в штате поначалу доили буренок вручную. Но с каждым днем становилось очевидно, что обжившиеся, сытые и довольные коровки щедры на молоко. Поэтому утренняя дойка заканчивалась, когда часы показывали время обеда. Фермер понял, что без механизации молочные реки не повернуть в русло коммерции. Так появились доильные аппараты и охладитель. Этот чудо-аппарат собирали собственноручно, выискивая и докупая по СПК брошенные комплектующие.
Понятно, что не замычит от счастья корова у пустой кормушки. Поэтому, когда прошлым летом казалось, что жизнь на ферме наладилась окончательно, большую часть кормов фермер закупил. Но сено заготовили в достатке сами. Хотя стоило это больших нервов трактористу, разбитых окон у трактора и сломанных косилок.
– Поля-то окашивали заброшенные – одни кочки, муравейники, косилка как даст по ним – стекла у трактора нет! Там, где мы в позапрошлом году косили, было легче, – рассказывает фермер.
В этом году он и его помощники готовятся к посевной. Сажать будут на своих полях. Сулаймон купил у селян 10 паев – это более 40 гектаров. Купили семена козлятника, но:
– Соседи наши посадили вику, а ничего не собрали – непуганые кабаны все подчистили. Даже днем выходят, пастухов не боятся. У нас рядом с фермой навозная яма, так в восемь вечера они уже тут как тут, роют.

Шерсти – не клок, но кому это надо?
Конечно, с кабанами можно разобраться просто: были бы охотники и ружья. А куда крестьянину, пусть и не бедному, податься от перекупщиков земли? Их ряды растут.
– Слава богу, кризис жахнул, так перекупщики притихли, – считает фермер. – А то в прошлом году баламутили народ, скупали паи.
Так и получилось, что вблизи от фермы Сулаймон и не смог купить больше земли. В администрации района открыли карту и показали свободные участки – новые землевладельцы дело свое вели масштабно. Поэтому в аренду ему достались поля за две деревни.
– Колхозникам я объяснял: вы мне свои паи продадите, я посею, не продам на сторону пашни. Земля не будет заброшенной, все обработаю. А кроме того, летом ко мне некоторые обращались за помощью, и я им помогал – сено, солому привозил. В деревне семь коров осталось. А продадите другому – и что? Кто будет косить вокруг тех, кто паи раздал? Сухая трава, сами знаете, как опасна: пройдут, окурок бросят – и жди беды.
Недальновидность селян фермера удручает. Четвертый год он работает в Галкино, и четвертый год идут к нему "ходоки". Просят денег. "Работу не просят!" – грустно усмехается он. Иждивенцев Сулаймон отправляет на ферму. Но, получив первую зарплату, такие "работники" пропадают. Что же говорить о продаже паев: "спекулянтские" 8-10 тысяч пропивают больше месяца. Потом некоторые снова идут к фермеру.
А он не унывает! Некогда! По снегу бойко маршируют к кормушке гуси. Осенью их было полсотни. Часть продали, остальные готовятся стать мамашками-наседками. А вот поросят на ферме нет. Летом их было штук 90, но фураж резко подскочил в цене – с 3 рублей до 10. Кормить прожор оказалось невыгодно: мясо перекупщики брали по 50 рублей за кило (кто был в мясном ряду на рынке, тот почувствует разницу!). Часть поголовья продали на мясо, остальных поменяли на овец.
На ферме они не молчат – полторы сотни взрослых, 30 ягнят. Блеяние звучит со всех сторон. Недельные ягнята не отходят от мамы, те, кто пошустрее и взрослее, норовят вылезти из загона и встать по ту сторону кормушки. Курдючные бараны стоят важно, посматривают на гостей строго.
А напротив них то самое приобретение – закупленные телочки и бычки. Кругом кипит жизнь: у животных – своя, у людей без разгиба и без выходных – своя.
Сулаймон пока не занимается реализацией молока, не хватает времени и сил идти на рынок. Проблему решил с помощью перекупщиков, которые приезжают на ферму. Но планы наладить собственный сбыт остались. Пока отложенными до лучших времен. С их приходом, может быть, решится и другая проблема – кому сдавать овечью шерсть. Местное производство валенок остановилось. Надо везти в Рязань или в Киров. Так и оказалось, что ни государственная, ни частная шерсть никому не нужна. А вот мясо реализуют с большим успехом. И, кстати, именно сюда приезжают те, кто знает и ценит вкус настоящей баранины.

Платежеспособность и фермеры – понятия совместимые
Еще пять лет назад это казалось невероятным: российский фермер взял большой кредит. Но благодаря, в первую очередь, отраслевому банку, сказка стала былью. Сулаймон – постоянный клиент этого учреждения. Но займ на покупку скота – самый большой в его кредитной истории (2 млн 400 тыс. рублей). Средства взяты на 5 лет под субсидированный процент. Преды-дущий кредит он брал на ремонт коровника. На вопрос о бремени выплат Сулаймон прямо отвечать не стал. Заметил только, что надоить для этого надо около тонны молока в день. И хорошо, если его закупочная цена не упадет. С удовольствием вспоминал он прошлый год, когда молокозавод (а летом фермер сдает молоко и туда) поднял цену.
Но получить деньги и наладить "фермерскую карусель" – это только начало. Регулярно приезжают к нему с проверками – банкиры, работники прокуратуры, представители администрации.
Но переживает он не по этому поводу:
– Была у нас ситуация, когда платили проценты только, а на сумму основного долга отсрочку попросили. Боюсь, еще поднимут процент, и как мы платить будем? И так едва успеваем.
Тяжело, а денег взять больше не у кого. Вот и сейчас фермер снова ездил в банк: нужны деньги на оформление паев – только на межевание тысяч сорок надо. Надеется, что к весне найдет деньги.
:Пожалуй, лишь наш визит заставил Сулаймона в середине рабочего дня присесть. Рядом с ним – его жена Лариса. Не застали мы только перспективного помощника – их пятилетнего сына Карима. В отличие от старшего брата он "пропадает" на ферме, как только появляется такая возможность. Крутится рядом с отцом, пытается помогать. Сулаймона такая увлеченность радует. Когда есть надежда на будущее, упадок духа и сил отступает.
А вот вопрос – прокормит ли фермер Россию – пока остается открытым. Сулаймон считает, что прокормит. Надо только государству фермера одного в поле не оставлять.

Светлана САЛАТАЕВА
Фото Р. Новикова

Очень кстати

Банки укрепят надежды крестьян
Россельхозбанк и Сбербанк России предоставят кредиты в объеме около 120 млрд рублей на проведение весенних полевых работ в текущем году. Об этом во вторник сообщили в Минсельхозе на заседании рабочей группы по координации вопросов кредитования предприятий АПК.
На эти цели Россельхозбанк выделит 65 млрд рублей, Сбербанк – порядка 55 млрд. "120 млрд рублей достаточно, чтобы провести весь комплекс весенних полевых работ", – считают в министерстве.
Кроме того, в ближайшие две недели в целях конкретизации объема кредитования строящихся и реконструируемых объектов будет выверен перечень таких предприятий. В Минсельхозе считают, что надо выстраивать работу точечно, по конкретным проектам. Банки и регионы должны осуществлять совместный мониторинг объектов, которые находятся в заделе, для того чтобы гарантированно обеспечить завершение их строительства.
В свою очередь руководство Росптицесоюза и Россвинпрома проинформировало, что на сегодняшний день кредитование реализуемых проектов в этих подотраслях животноводства продолжается. Было отмечено, что темпы выдачи кредитов недостаточно динамичные, однако это, подтвердили представители отраслевых союзов, не отразится на планах по увеличению производства мяса птицы и свинины в текущем году на 300 тыс. тонн и 200 тыс. тонн соответственно.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике