Обложка пятницы

Голь на выдумки хитра, или Откуда исходят вертикали Прочной вертикали полагается и прочное основание, ведь любая постройка без должного фундамента является лишь песочным замком и на деле не...

Голь на выдумки хитра, или Откуда исходят вертикали

Прочной вертикали полагается и прочное основание, ведь любая постройка без должного фундамента является лишь песочным замком и на деле не так прочна, как может показаться. Судьба и 131-й федеральный закон распорядились так, что муниципалитеты в нашей стране являются и основанием государственной системы, и передовой линией в борьбе с кризисными явлениями.

Местная власть наиболее доступна, наиболее близка и понятна человеку, должна решать его насущные проблемы – включая бытовые. Вопрос – решает ли? Нынешние времена – прямо скажем, непростые – позволяют найти ответ на этот вопрос.

Право развести руками
У местной администрации, за исключением разве что муниципалитетов крупных городов, всегда в запасе уникальное право развести руками. Причина, понятно, не в лености и не в равнодушии к судьбам людей. Закон наделяет полномочиями, он же и требует средств для выполнения. И здесь де-юре равные по статусу главы городов и сельских округов оказываются в принципиально разном положении.
Налоговые сборы воплощаются в подчас несопоставимые цифры бюджетов: если в областном центре городские власти составляют миллиардную годовую смету, то, например, в Тургеневском сельском округе Меленковского района речь идет о 10 миллионах. Финансовый ресурс предполагает и разные возможности. И если Владимир или просто крупный районный город могут найти выход из непростой ситуации, то сельским главам регулярно приходится проявлять чудеса изобретательности.
Дяди Сэма не существует, как и Деда Мороза, а слитки золота с самолетов на камешковские поля не падают – это факты, подтверждение которым глава Второвского муниципального округа Камешковского района Николай Зеленуха черпает из собственного жизненного опыта. "Если в деревню не вложить и рубля, то что с нее спрашивать? Ну а если нет дяди Сэма, то инвестором может быть только государство", – уверен он. Основа второвского бюджета сегодня – рядовой налогоплательщик пожилого возраста. На всем западе Камешковского района только одно работающее СПК и фермерское хозяйство, да несколько сельских магазинов. Муниципального имущества на продажу во Второвском округе не имеется. Земля по большей части уже распродана, причем еще прежними или доживающими последние дни хозяйствами. Проданы и участки в районе Давыдово по соседству с уникальными красотами клязьминской поймы. Отдавали самое большое по 50 тысяч рублей за гектар, между тем о реальной стоимости сегодня можно судить по ценам на частные дома в том же Давыдово (при наличии в доме газа она зашкаливает за 7 миллионов рублей).
Вот и вся "экономическая мощь" в разрезе. И сложно при таком раскладе предполагать, что без стороннего вмешательства деревня поднимется на ноги.
Для того чтобы выполнять все обязательства по благоустройству, обеспечению населения теплом, электроэнергией и прочим, собственных средств, конечно, не хватит. На девять десятых казна сельских муниципальных округов состоит из областных дотаций и субсидий. Самые крупные статьи расходов – на строительство дорог и ремонт жилого фонда (если есть многоквартирные дома).
Високосный 2008-й для большинства местных глав можно назвать удачным. В Тургенево, например, заменили кровлю и двери в 14 домах, положили два километра асфальта. На территории Второвского поселения тоже ремонтировали дороги, копали колодцы и реконструировали электросети. Проблема была в том, как своевременно и эффективно освоить средства. В 2009 году все будет иначе. Официальная политика затягивания поясов выражается в том, что область "спускает вниз" заметно меньше средств, чем прежде. Более того, оскудевшие бюджеты почти наверняка пересмотрят в течение года, и не в сторону увеличения: нет гарантии, что все запланированные доходы будут получены.

Отдам полномочия в хорошие руки
Если проблема финансового обеспечения является общей для большинства муниципалитетов, то проблема наличия реальных полномочий беспокоит их по-разному. Часть местных властей рада вернуть району значительную долю обязанностей. Причины не только в отсутствии денег, но и в острой проблеме кадров. Штаты урезаны максимально. Один специалист, как правило, трудится сразу по нескольким направлениям за весьма скромные деньги. При этом с нового года обязательное условие для работы в органах местной власти – наличие высшего образования. В слухи о предстоящем сокращении зарплат и штатов местные главы предпочитают не верить, хотя и сами признают, что реальная почва под ними есть. "Если это произойдет, работа муниципальных органов власти будет фактически парализована, – говорит глава Небыловского округа Сергей Анисимов. – Еще в 2006 году при объединении сельских администраций мы сократили всех, кого могли".
В то же время недостаток реальных полномочий порождает и немало сложностей. "Если у нас в стране вертикаль власти, то ее надо достраивать, – говорит Николай Зеленуха. – Если мы хотим, чтобы у деревни был хозяин, надо дать хозяину реальные возможности". Речь здесь уже не столько о деньгах, сколько о том, кого и к чему может побудить конкретный местный руководитель. К примеру, не работали должным образом коммунальные службы. Как наказать? Подчиняются они районным властям. Если у тех нет должного желания "пожурить", единственный выход – обращаться в прокуратуру. Еще сложнее с силовыми структурами. Рабочее место участкового должно быть обустроено за местный счет, но подчиняться он будет начальнику районного отдела. Не договорится власть с "анискиным" по-свойски, не возникнет у него и должной озабоченности в решении ее проблем. И так почти во всем.
Наиболее показательна ситуация с несанкционированными свалками, коих на территории области сотни и почти все в зоне ответственности муниципалитетов. Привычные горожанам контейнеры не являются частью культуры нашего села, а прежние способы утилизации мало подходят для мусора XXI века. Горы пластиковых отходов вырастают и благодаря дачникам. Удалить мусор и призвать к ответу нарушителей – с этой задачей немногим удается справиться удовлетворительно.
Своей техники, как правило, нет, за нее приходится платить. Взыскать смехотворные штрафы и частично покрыть расходы на ликвидацию свалок тоже выходит не всегда. Пока бумага о взыскании пройдет через все инстанции, площадь загрязнения может вырасти в разы, а соответственно и стоимость работ. Зато с наказанием самих муниципалитетов проволочек нет. Природоохранная прокуратура работает на совесть. Законное право наказать местные власти за бездействие (а причина такового мало кого интересуют) используется на сто процентов. Суды проходят регулярно, деньги взыскивают лично с глав.
Карательная система работает, но ситуация от этого заметно лучше не становится. Во Второво в этом году на ликвидацию свалок планируется потратить до 500 тысяч рублей. Этих денег заведомо недостаточно для кардинального решения задачи, но и больше выделить нет возможности. Потому новые санкции и новые взыскания неизбежны, это понимают и невольные нарушители, и прокуратура.

Иван Иванович, газ и все-все-все
Житель поселка Красная Горбатка Иван Иванович Глебов две недели назад отметил свой 101-й день рождения. Сам факт того, что живой свидетель всех крупнейших исторических событий ХХ века находится во вполне трезвом уме и светлой памяти, может самостоятельно передвигаться и ухаживать за собой, рассказать о своих проблемах и поделиться мнением, для большинства уже на грани феномена. Очевидцы и сам Иван Иванович утверждают, что хотя дрова он уже сам колоть не в состоянии, но расщепить поленья для него труда не составляет. В доме долгожителя Глебова подаренный поселком телевизор, нехитрый скарб деревенского обитателя и две печки, которые он изготовил когда-то сам, еще будучи работником местного завода. Именно то, что топить до сих пор приходится дровами, по мнению всех соседей Ивана Ивановича с улицы Новой, и является вторым местным феноменом. Еще в 2003 году они сделали заявку на проведение к домам газа и выразили готовность оплатить ту часть работ, которую в соответствии с законом должны оплатить. Но радостное "газ пришел!" со временем сменилось на понимание, что пришел он далеко не на все поселковые улицы. По прошествии шести лет частный сектор поселка в значительной своей части все так же ждет "голубое топливо". И уж если по-честному, ждать придется еще порядочно. На фоне газовых войн с Украиной и разговоров про "интересы иностранных потребителей", живущим в самом центре России людям сложно понять, почему они даже при наличии средств на подводку газа к домам лишены возможности воспользоваться общенародным достоянием.
"Раскидать трубу" по всей Красной Горбатке местные власти даже при участии района не могут: бюджет населенного пункта с официальной численностью населения в 9 тысяч человек – 25 миллионов рублей. Даже если оставить в нем только "газовую" статью, денег, пожалуй, не хватит. На газификацию села, которая относится к задачам, обозначенным для решения на федеральном уровне, деньги худо-бедно выделяются. Но райцентр, как ни крути, к селу отношение имеет опосредованное.
"Как мне известно, в ближайшие два года финансирование для нас не предусмотрено, – с грустью констатирует глава поселка Сергей Агапов. – В этом году мы тратим на строительство внутренних сетей 2,7 миллиона рублей, значительная часть этих средств – из бюджета поселка. Мы до сих пор еще не решили проблему некоторых многоквартирных домов, ею придется заниматься в первую очередь".
Подступивший кризис не добавляет оптимизма ни людям, ни власти. Даже относительно небольшая областная субсидия на газ в 700 тысяч рублей может быть "отозвана". Сергей Агапов почти уверен, что это произойдет. Работы по газу, равно как и ремонт дорог, скорее всего вообще отложат, потому как придется урезать и без того скромный бюджет 2009-го (в сравнении с прошлогодним, он и так меньше на 13 миллионов рублей). За истекшие дни нового года в местную казну поступило около 150 тысяч рублей, тогда как обязательств уже на 500 тысяч. Селивановский машиностроительный завод фактически прекратил свою работу из-за отсутствия заказов.
Большинство окрестных пилорам, на которых трудится до трех тысяч жителей поселка, простаивают по той же причине. Люди с руками, уезжавшие в столицу и Подмосковье на заработки, возвращаются домой – там тоже нет для них дела. Даже со скидкой на ежегодный январский синдром выходит так, что через полгода, а то и раньше, местная власть может оказаться без средств на исполнение запланированных бюджетных статей. Поддержание жизнедеятельности поселка вполне может стать главной и единственной задачей власти на ближайшие месяцы.
Газ ждут, и вполне может статься, в ближайшее время не дождутся в сельском муниципальном округе Тургеневское. Машина дров стоит около 4,5 тысячи рублей, этого хватает на ползимы. Для деревенского пенсионера "топиться" за 9 тысяч в год – настоящая роскошь. Спасаются тем, что собирают отходы, "срезы" на окрестных пилорамах.
Старожил поселка Красная Горбатка Иван Иванович Глебов, несмотря на рекордную по местным меркам пенсию в 10 тысяч, тоже не чурается древесного мусора. В чем-то даже удобнее – колоть не надо. Но, как и все обитатели улицы Новой, он ждет новой жизни. Эта самая жизнь, а можно сказать, и смысл "трудиться и бороться" – природный газ. Для людей это свое-образное "право на цивилизацию", а для территории – качественно иной уровень инвестиционной привлекательности, иная стоимость земли, собственности. Газ как раз и есть тот рубль, который необходимо вложить в провинцию, чтобы получать с нее хоть что-то взамен.
"У нас для всех, кто отправляется защищать наши интересы в Законодательное Собрание, Государственную Думу, только один наказ – помогите с газом, с остальным как-нибудь разберемся", – подводит черту глава поселка Сергей Агапов.

Народные средства или экстренная реанимация?
Верность отечественной поговорки "голь на выдумки хитра" подтверждается и годами русской истории, и современностью. Недостаток средств побуждает искать выходы из проблем нетрадиционными способами. Глава Красной Горбатки, например, уверен, что знает способ победить "мусорный кризис" при помощи финансового: достаточно внести уборку мусора в список вакансий, предлагаемых на бирже труда уволенным по сокращению.
Как известно, "временное трудоустройство" оплачивается в размере 5000 рублей, за эти деньги, убежден Сергей Агапов, он легко наберет в поселке хоть сто желающих. Другая сторона – воспитательный процесс. Жителей частных домов необходимо не только наказывать за нарушения, но и предоставить им условия, для того чтобы они приучились не наносить ущерб окрестной экологии. В поселке составлен график, в соответствии с которым каждый месяц на определенную улицу приезжает машина, чтобы забрать накопившиеся отходы. Кузов автомобиля обтянут баннерами "Вывоз мусора", водитель активно прибегает к звуковой сигнализации, чтобы пробудить население к сознательности. Привычка убирать за собой формируется в лучших традициях экспериментов академика Павлова.
Но далеко не во всем и не везде собственных сил, инициативы и выдумки достаточно для кардинального решения проблем. Что происходило и происходит в деревне, об этом местные власти судят по-разному. Второвский глава Николай Зеленуха, к примеру, уверен, что разговоры о подъеме села – по большей части "пыль в глаза", что лишенная средств и серьезно ограниченная в полномочиях местная власть не в состоянии изменить ситуацию к лучшему. Глава Небыловского округа Сергей Анисимов сетует на кадры, их неопытность и недостаточную мотивацию. Действительно, почти наверняка достает на местах некомпетентности. В администрации Тургенево поминают нищету и неблагополучие единственного крупного хозяйства.
Ни к чему удлинять список неурядиц, и так ясно, что существует только два выхода. Один из них – фактическая "сдача власти" районным администрациям. Т.е. закон, конечно, остается законом, буква его не попирается, а вот истинный смысл нивелируется. Дело ведь даже не в том, насколько грамотно будут распределены полномочия. Прямая доступность власти и возможность спросить с нее исчезают, связь между конкретным человеком и пресловутой вертикалью разрывается.
Другой путь – масштабные и не разовые инвестиции в село, глобальная работающая социальная программа для улучшения жизни в деревне. Тогда будут строить дороги, появится газ, найдутся желающие работать в администрациях, воспрянет производство. Конечно, этот вариант выглядит сегодня почти так же фантастично, как если бы кто-то прогнозировал баррель нефти по цене 200 долларов. Но ведь жизнь после кризиса тоже бывает, ее никто не отменял.
И в заключение хочется процитировать жительницу одного из домов на улице Новой поселка Красная Горбатка: "Почему у нас в стране за все надо проливать кровь?" Вопрос, как говорят, не риторический. И вообще, нехорошо как-то становится от таких вопросов. "Проливать" (будем считать это образным выражением) приходится по разным причинам, но в том числе и потому, что разница между схемами и действительностью велика, а в основании "вертикали" не работающее "земство", а зачастую бессильные "ответственные лица".

Дмитрий СКРЫПНИКОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике