Обложка вторника

Год семьи прошел мимо отца и детей Большая семья Валерия Койнова, в одиночку воспитывающего четверых сыновей, десятый год живет на съемных квартирах. Официально отец и дети зарегистрированы в...

Большая семья Валерия Койнова, в одиночку воспитывающего четверых сыновей, десятый год живет на съемных квартирах. Официально отец и дети зарегистрированы в Суздальском районе. Но работу глава семейства,
как правило, находит в областном центре. Поэтому и адреса проживания – городские. Однако ни Год семьи, ни многочисленные обращения не помогли Койновым решить их главный вопрос – квартирный.

Самый гуманный делит детей
Валерий горестно констатирует: сейчас шансов на радикальное изменение ситуации он не видит. Ушли в самые высокие инстанции его эмоциональные обращения. На часть из них ответы пришли из областных структур. Удалось встать в очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий в администрации Суздальского района под номером 58. Весной ему необходимо освободить квартиру, которую семья занимает сейчас. Очередной переезд планируется пока в: никуда.
Как и большинство многодетных родителей, Валерий признает, что ничего необычного в том, что он отец четырех детей, нет.
– У ваших родителей была большая семья? – вопрос напрашивается сам собой.
– Естественно, – отвечает Валерий, также воспитанный в многодетной семье. Но в отличие от братьев и сестер, он единственный выбрал многодетное счастье. И вряд ли думал, что оно будет таким трудным.
Он родился в Калининградской области, здесь женился и создавал семью. Койновы жили в поселке, в доме, выделенном совхозом. В нем первые шаги делали сыновья. Валерий как человек верующий был противником абортов. И жена к его мнению прислушивалась.
Они жили и работали на земле, вели большое хозяйство – коровы, козы, куры, свой огород – хорошее подспорье для тех, кто не привык надеяться на помощь государства.
Но в 1998 году Валерий решил искать счастье вдали от родного дома. К ним в гости приехала его сестра из поселка Боголюбово и ужаснулась безденежью. В конце 90-х годов в нашей области уже наметился рост объемов производства. Проблемы с невыплатой заработной платы и сокращением служащих, казалось, остались в регионе-33 в прошлом. И верилось, что навсегда. В Калининградской области на тот момент только искали выходы из кризиса. Всего за три дня Валерий собрался и уехал на заработки во Владимир. Поселился у сестры, устроился на работу на "Точмаш". По его словам, для переезда, помимо чисто экономических соображений, было и еще одно обстоятельство: отношения между супругами стали прохладными. Но весточки из родного дома и от родственников приходили регулярно.
Через полгода Валерий получил официальное письмо из администрации своего района. В нем требовали соблюсти лишь простую формальность – поставить подпись, то есть дать согласие на лишение родительских прав его жены и передачу детей под опеку государства.
Валерий проконсультировался с юристом и стал собирать характеристики с места работы. Через некоторое время администрация продублировала свое приглашение-требование. Валерий выехал на родину. В зале суда семья собралась в полном составе последний раз. Решение было вполне ожидаемым – лишение родительских прав. Причина – злоупотребление супругой спиртными напитками. Это произошло с женщиной уже во второй раз. Перед встречей с Валерием она таким же образом потеряла первого сына.
И тут же, в зале суда, служители Фемиды были готовы разделить детей: двоих оставить отцу, двоих отдать в детский дом.
– Младших детей привезли на заседание в "детдомовской" машине, они находились в круглосуточном садике сельского поселения, – вспоминает Валерий. – Даже не стал выяснять, кого и куда хотят определить, забрал мальчишек во Владимир.
Как самый тяжелый кошмар вспоминает он ночь в плацкарте поезда. Семимесячный Женька плакал, казалось, без перерыва. В вагоне, как это ни странно, была жара. Отец по договоренности с проводником хранил бутылочки с кашей в угольной яме.
– Ночью в очередной раз пошел за едой, проводник уснул, и меня едва не приняли за диверсанта со всеми вытекающими.

Не надо халявы!
Многодетки в качестве квартирантов стали неожиданным прибавлением в семье Валериной сестры. Первое время дети с отцом жили здесь. Старшего Валерия определили в местную школу, малышей – в садик, а годовалый Женя остался на попечении родственников. Вскоре Валерий сменил работу и стал работать сутки через трое: интересы детей стали определяющими.
– Думаю, вас, в отличие от многих мужчин, не приводит в ужас плачущий младенец? И памперсы задом наперед не оденете? – интересуюсь у многодетного отца.
– С памперсами не знаком. Думаю, что это очень вредно для здоровья, у нас были пеленки, которые стирал, как и все, руками. Кричащие младенцы меня не пугают. Никакой проблемы нет, – качает головой Валерий.
Но сегодня, когда младшему Евгению 11 лет, а старшему Валерию 21 год, проблемы у семьи намного серьезнее. Дети вырастают и оказываются совершенно незащищенными перед миром взрослых невзгод.
С большим трудом Валерий зарегистрировал сыновей. С прежнего места жительства их отказывались выписывать, требуя подтверждения, что во Владимирской области у отца есть жилье. Проблемы возникли и здесь: пришлось доказывать, что Калининградская область входит в состав России.
В этом високосном году беда, похоже, прописалась у Койновых в доме. Комиссовался из армии по состоянию здоровья старший сын. Валерий уже успел получить до армии профессию электрика и сейчас работает с отцом в одной организации. Но трудоустроить сына удалось лишь после многочисленных отказов.
В апреле официально получил инвалидность второй сын – 16-летний Валентин. У него инсулинозависимый диабет, мальчик отправлен на обучение в Ивановскую область. Врачи предполагают, что развитие болезни могло подтолкнуть неприятное происшествие – подросток стал жертвой хулиганов.
И, конечно, не прибавляет здоровья мальчишкам тот факт, что в реальности они бездомные. Жилье в Калининградской области у семьи было совхозным. Поэтому имущественных интересов большая семья не имеет – ни здесь, ни там.
От этого ощущения трудно избавиться и постороннему. Валерий раскладывает свои обращения в разные инстанции и ответы. Говорит, что некоторое движение ощутил только после того, как написал президенту. В нем он просто рассказал о том, как живет большая семья, та самая, за которую ратуют нацпроекты. "Сейчас в нашей стране действует программа по повышению рождаемости. На мой взгляд, это очень хорошо и правильно, но не стоит забывать о тех детях, которые уже родились. Мои дети уже обделены – у них нет матери, я работаю с утра до ночи, чтобы их обеспечить, без выходных. Дмитрий Анатольевич! Я не прошу бесплатно, на халяву, я непьющий, все время работаю, но для ипотечного кредита у меня нет вступительного взноса. Банки, узнав, что у меня четверо детей, отказываются кредитовать. Помогите!!!"
Ответа от Президента пока ждут, а из администрации Суздальского района, увы, пришло лишь уведомление: свободного жилья нет. "Но ваша семья взята на контроль, и по возможности вам будет предоставлено жилье", – резюмировали чиновники.
В число счастливчиков, которым может быть предоставлена субсидия на покупку жилья, Валерий тоже пока не попал, хотя сроки поджимают. В следующем году его возраст станет уже предельным для участия в программе.
– Неужели нельзя посодействовать мне в решении жилищного вопроса, попросив немного подождать тех, у кого еще есть в запасе несколько лет? – вопрошает Валерий. – Мне не нужна квартира в городе, я сельский человек. Вряд ли смогу трудиться в совхозе, надо кормить семью, но старшие дети, думаю, смогут поработать в АПК, если будет такая необходимость. Вижу в деревнях много заброшенных домов, готов взяться и поднять их. Но помощи в их получении нет.
Нынешний год принес и еще одно печальное известие Валерию Койнову: в августе трагически погибла его бывшая супруга. На суде она обещала вылечиться, писать детям. В первые годы мальчики посылали матери письма, ждали ее. Дождались – пенсии по потере кормильца.
И ее оформление для Валерия стало очередной проблемой. Отпуск он уже давно не берет, эти дни уходят на разъезды и получение различных документов, ведь за ними он отправляется в Суздаль. Понятно, что многие бумаги необходимы для получения различных выплат. Но, к примеру, зачем, недоумевает отец четырех сыновей, ежегодно подтверждать удостоверение многодетного родителя?
– У мамы было две медали и удостоверение, как многодетной, пожизненное. Почему сейчас надо его продлять? Мне говорят, что если этого не сделал, то оно временно не действует. То есть я многодетным отцом не являюсь?
:Валерий в последние годы предпринимал попытки устроить личную жизнь, найти мальчишкам маму. Пока не получилось. Но он признается: женщины, которые готовы разделить его счастье – войти в многодетную семью, решились бы и на пополнение. Было бы только где:

Светлана САЛАТАЕВА
Фото автора

От редакции
Сколько еще статей должны написать журналисты, сколько сюжетов еще снять телевизионщики, чтобы многодетные семьи, в которых растут умные и работящие ребята, наконец почувствовали себя не изгоями в нашем обществе. Валерий Койнов, как и многие многодетные, приходит в отчаяние от того, что его ребята не имеют и части того материального обеспечения, что их сверстники. И если даже в Год семьи, время, щедрое на обещания и подарки, Койновы так и не обрели собственную крышу над головой, какого еще чуда им стоит ждать? Валерий махнул бы рукой на государство, как сделали это до него многие в подобной ситуации, но ведь ему реально надеяться сегодня больше не на кого. Господа начальники, попробуем еще раз: многодетная семья ищет квартиру!

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике