Обложка пятницы

Табор уходит в школу Цыганские дети в классе: интеграция или изоляция? Обычно мы судим о них по кратким встречам на вокзале, фильмам и сериалам: гадалки в колоритных нарядах,...

Табор уходит в школу

Цыганские дети в классе: интеграция или изоляция?
Обычно мы судим о них по кратким встречам на вокзале, фильмам
и сериалам: гадалки в колоритных нарядах, смуглые ребятишки, лопочущие на непонятном языке: Цыган сторонятся, о них упоминают только в связи с чем-то негативным и даже криминальным. Многие относятся к ним как к пришлому населению – чужим. Хотя на самом деле этих разграничений давно нет, "вольные общины" живут рядом с нами десятки лет. Цыганские дети садятся за одну парту с русскими школьниками.

Но из-за наших стереотипов уже со школьной скамьи "цыганята" сталкиваются со своим бесправием и отверженностью. Пожалуй, лучше всех об их проблемах знают учителя сельских школ. Помогать "трудным детям" им приходится в одиночку.
Цыганские дети учатся почти во всех поселковых школах Владимирской области и школах окраинных городских микрорайонов, расположенных рядом с общинами. Точной статистики, сколько цыган проживает на территории области, нет. Их поселения закрыты от посторонних, а у многих цыган нет регистрации. По усредненным данным, в младших классах может быть до семи – десяти "цыганят". А в небольших сельских школах их число может составлять даже до половины учеников в классе.

Под цыганской звездой кочевой
Для местных чиновников, учителей, учеников и родителей присутствие "цыганят" в классе обычно означает головную боль. Как принять в школу ребенка без документов? Как построить общий учебный процесс, если эти дети не знают элементарного, а порой вообще не говорят по-русски? Как вести себя с ними в классе, учитывая их национальные особенности? Разрешать ли своему ребенку дружить с цыганами?
В свете "взрослых" вопросов как-то уходят на второй план проблемы самих цыганских детей. Сегодня цыгане – это не кочевники, а такая же часть оседлого, коренного населения России. Далеко не все цыгане живут сомнительным "историческим" промыслом. Многие хотят дать своим детям полноценное образование и востребованную честную профессию. Цыганские дети при поддержке педагогов способны учиться наравне с остальными в классе. Но порой просто боятся ходить в школу из-за неприязненного отношения взрослых и ровесников.
Официально случаев дискриминации национальных меньшинств в области нет. Однако есть информация из общероссийских источников. Права цыган в России защищает единственный на всю страну Антидискриминационный центр, созданный на базе санкт-петербургской благотворительной историко-просветительской правозащитной общественной организации "Мемориал". Во время поездки во Владимирскую область, в Петушинский и Александровский районы, где расположены большие цыганские таборы, правозащитники "Мемориала" узнали, что местные власти разослали по школам циркуляр – не брать в школу учеников без регистрации, то есть цыганских детей. А это прямое нарушение закона РФ "Об образовании", согласно которому каждый ребенок имеет право учиться по месту фактического пребывания, независимо от прописки.
По понятным причинам местные власти этих фактов не подтверждают. Но все понимают, что школы порой принимают решение, исходя из конкретной ситуации. Один директор не возьмет ребенка без свидетельства о рождении и регистрации по месту жительства, объяснив это должностными инструкциями. А другой предпочтет нарушить инструкцию, требующую на каждого ребенка пакет документов, но не будет нарушать федеральный закон. Ведь согласно ему он обязан принять всех детей, родные которых с этой целью обратились в учебное заведение.

Важен авторитет учителя
В школах области, где учатся цыганские дети, относятся к ним по-разному, в зависимости от настроенности жителей к цыганам и от самого желания детей учиться. Но главную роль играет личность учителя. Доля учеников из нерусских семей с каждым годом растет, что делает более значимой проблему терпимого, толерантного отношения к ним.
– Чем больше в классе цыганских детей, тем больше приходится думать о двух вещах: во-первых, как сделать, чтобы все дети в школе относились друг к другу уважительно, во-вторых, как обучать нерусских детей эффективно, но без ущерба для их сверстников. Разница культур на первых порах мешает и адаптации детей в коллективе, и получению образования, – рассказывает директор школы № 12 в Коврове Людмила Павлова.
Людмила Федоровна преподает уже 60 лет. В микрорайоне Заречная Слободка, где расположена начальная школа № 12, издавна находится поселение цыган.
По словам директора, цыганские семьи вполне определенно реагируют на школу: или искренне доверяют учителю и полностью поддерживают, контролируя посещение школы детьми, или наоборот, скептически относятся к образованию в целом – учиться детей не заставляют.
Тем не менее, в школе всегда стремятся дать каждому ученику не только знания и навыки, но и внутреннюю защищенность. Ребенок не должен чувствовать себя чужим. Важна убежденность, что он так же важен в классе, как остальные. Только доверие помогает учителю нормально выстроить учебный процесс, а ребенку – раскрыть свои способности. Цыганские дети от природы очень эмоциональны, чувствительны, склонны к экспрессии, у них образное восприятие мира. Малейший сбой в человеческих взаимоотношениях – и дружбе конец, учитель может навсегда потерять такого ученика. Еще трудней с цыганскими детьми из неблагополучных, по нашим меркам, семей: родители не работают, находятся в разъездах или сидят за решеткой, а дети без присмотра.
– Мы их призываем, чтобы учились как следует. Это их шанс вырваться из негативной среды. Изначально желания учиться у цыганят немного, – рассказывает Людмила Федоровна. – Домашние задания делают неохотно – у многих обстановка в доме не способствует учебе.
Родители слободских цыган, как правило, официально не трудо-устроены. Одна семья занимается натуральным хозяйством, продает молоко и мясо. Другая торгует обувью и одеждой. В третьей источник дохода директору школы и вовсе неизвестен. Мать ученика в тюрьме, отец один воспитывает пятерых детей, причем первоклассник Азаран – старший.
Родители-ромалэ уважают школу. "Благополучные" слободские цыгане уверены, что их детям образование необходимо. А в "трудных" многодетных семьях, как у Азарана, считают, что учиться дальше после начальной школы незачем – освоил ребенок письмо и счет, и ладно.
– На моей памяти только один случай, когда "трудная" девочка-цыганочка после нашей начальной школы окончила все 9 классов, – вспоминает Людмила Федоровна. – И ни у кого из первоклашек-"цыганят" никогда не было гражданства, прописки, полисов, медицинских карт. Нет даже свидетельств о рождении. Цыгане не посещают официальных учреждений. Однако раз они учатся вместе с остальными детьми в классе, должны проходить обязательные проверки здоровья, делать прививки. Контроль над цыганскими детьми должны быть – они живут рядом с нами! – убеждена учительница.
Но чиновников "коренные мигранты" интересуют мало. О цыганских детях хлопочут преимущественно педагоги. Директор каждый год добивается, чтобы "цыганята" получили хотя бы полисы. Сейчас проблема осталась у одного Азарана – не может учитель в одиночку "выбить" ребенку пакет документов.
Из Слободки способные "цыганята" переходят учиться в школу №2 Коврова.
– Как правило, оканчивают школу дети из семей давно обрусевших цыган, – говорит директор школы Татьяна Шушарина. – Их родители живут, как все русские, хорошо общаются с местными, требуют, настраивают детей на учебу и получение профессии.

Русский как неродной
В Ковровском районе большие цыганские поселения расположены в деревнях Кузнечиха, Бизимово, Верхутиха, Ручьи, поселке Малыгино. "Цыганята" учатся в начальной Ручьевской школе. Там совсем другие проблемы, чем в городе. Учителя порой не могут элементарно выстроить урок. Ведь, по современным требованиям, к 1-му классу дети должны как минимум знать алфавит и счет, а "цыганята" даже не говорят по-русски.
– В прошлом году в школе было семь "цыганят", в этом трое, – рассказывает завуч Ручьевской школы Наталья Хахина. – Им очень трудно – потихоньку учатся русскому, но между собой переговариваются по-цыгански. Они абсолютно не подготовлены к школе. Детский садик цыгане не посещают вообще. У них нет навыков учебной деятельности. Многие из трудных семей, кто-то под опекой. В первый класс приходят поздно. Один мальчик приступил к учебе в 10 лет, по окончании начальной школы получил паспорт.
Цыгане-первоклашки побаиваются русских. В них, по словам Натальи Николаевны, заложен некий комплекс неполноценности, ощущение, что они не такие, как все:
– Поэтому с "цыганятами" надо проводить колоссальную индивидуальную работу. И тем строже мы следим, как они учатся и проводят время. Даем им понять, что у всех в школе равные права. И через год- два они уже дружат с одноклассниками, участвуют в школьных праздниках. Особенно любят школьную самодеятельность – танцуют и поют во всю широту души.
Недавно ученикам Ручьевской школы дали задание написать сочинение на патриотичную тему "Я – русский человек". А "цыганятам", подумав, предложили вариант: "Как я выучил русский язык". Учителям запомнилось сочинение Марии, 4 класс: "Я не знала русского языка. Вот когда я пошла в 1-й класс, тогда я его и выучила. Сначала мне было так плохо, что я плакала горькими слезами. Ведь я даже не знала, как общаться с людьми вокруг. Но я всегда старалась внушить себе, что у меня все получится. И я его выучила! Мои учителя обо мне так заботились, как не заботились ни о ком. Хочу сказать им большое спасибо. Они мне никогда не говорили "нет". И даже если ругали, на лице у них были улыбки. Мне даже не хочется уходить отсюда".
Благодаря стараниям педагогов и своему упорству Маша стала учиться без троек. Из Ручьевской начальной школы она скоро перейдет учиться в Малыгино. По словам директора Малыгинской школы Александра Самохвалова, к ним в классы ежегодно приходит до десяти цыган. Все они настроены на учебу:
– Родители или опекуны являются в школу по первому звонку, следят за успеваемостью детей. Классные руководители и социальные педагоги ходят к ним в семьи и видят, что дома этим детям условия созданы. Одна выпускница-цыганочка в этом году поступила в ВЮИ. Есть выпускники, работающие на предприятиях города и района.

Граждане цыгане
Получается, что быт цыган, как жизнь людей любых других национальностей, строится по-разному. Сохранить устои или интегрироваться в общество – на этот вопрос каждая цыганская семья отвечает сама. Если смотреть на их жизнь изнутри, общаться с их детьми, можно развенчать многие мифы. Стереотипы ("цыган украл – поет и пляшет!") мешают относиться к человеку объективно. У детей должны быть равные стартовые возможности. И выстраивать отношение к представителям других культур надо не только учителям, но и чиновникам от образования, так как многонациональность – это объективная реальность и для области, и для сегодняшней России в целом.
В нашей области нет правозащитных организаций, которые занимались бы интересами национальных меньшинств и помогали бы русским учителям адаптировать двуязычных детей в школе. Наши педагоги, добиваясь успеваемости цыганских малышей, строят учебный процесс по наитию, "методом тыка". Они вынуждены "изобретать велосипед", в то время как во многих других областях в школы уже внедряют специальные программы, помогающие неравнодушным учителям работать с такими трудными детьми. В связи с приростом детей-мигрантов учителя проходят специальную переподготовку.
Так, в Троицке Челябинской области второй год проходит эксперимент по обучению и социализации цыганских детей. Они занимаются по особым программам, ведь по методикам для русскоязычных детей цыганам учиться трудно. В Екатеринбурге создан фонд по защите цыган.
А санкт-петербургский центр "Мемориал" выпустил особую азбуку для первоклашек других национальностей. Учебное пособие предназначено для улучшения качества языкового обучения в школах, где учатся дети-билингвы. Получать начальное образование таким детям с учетом их особенностей диктуют и принципы Европейской рамочной конвенции по правам национальных меньшинств. Сотрудников "Мемориала" поддерживает также шведская общественная организация "Спасите детей", в этом году запустившая в России проект "Преодоление языковой дискриминации учеников-цыган в школах".
В конце концов, от того, насколько успешно адаптируются дети цыган к нормальному существованию в нашем обществе, зависит и общая безопасность. Станут ли эти ребята полноценными гражданами или попадут в криминальную среду, почувствуют себя изгоями? Это не только вопрос образования, проблема более масштабна. Вот только иногда создается впечатление, что в нашей области процессы, связанные с межнациональными отношениями, пока больше волнуют самих граждан.

Елена Певцова

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике