Обложка четверга

Такая хрупкая и дорогая детская жизнь На трагедию камешковской семьи откликнулись сотни простых людей, но в департаменте здравоохранения ситуацию назвали "личным делом" попавших в беду У 14-летнего Вовы...

Такая хрупкая и дорогая детская жизнь

На трагедию камешковской семьи откликнулись сотни простых людей, но в департаменте здравоохранения ситуацию назвали "личным делом" попавших в беду
У 14-летнего Вовы Баканова из Камешкова врачи обнаружили раковую опухоль на позвоночнике. Болезнь излечима, но родители мальчика сейчас могут лишь ждать и молиться. Финансирование медицинской помощи при детской онкологии в полном объеме не предусмотрено ни одной бюджетной программой.

Он палочка-выручалочка в классе
Классный руководитель 8 "Б" Наталья Львова едва сдерживает слезы:
– Трудно поверить, что это произошло с Вовой. Ведь он у нас, что называют, душа компании. Участвует во всех конкурсах, ходит с нами в походы. Очень общительный, всегда берется за любое поручение, как палочка-выручалочка в классе.
– Володя собирал местные спортивные команды и устраивал матчи во дворе и на школьном стадионе, – рассказывает одноклассница Жанна Шадиханова. – Мы с Вовой – друзья с детского садика. Он очень хороший – добрый, отзывчивый. В классе не последний человек – всегда в курсе всех дел: Он же почти не болел раньше. Надеемся, конечно, на лучшее. Навещаем.
:Мы с Жанной идем к Володе домой. Учительница передает ей для Вовы новую сумму денег, собранных за прошлую неделю, – пачка десяток и пятидесятирублевок, всего – 1390 рублей. Собрали учителя и родители учеников.
– Нас поразило, что, когда мы всем коллективом разослали сигналы о помощи, откликнулись сразу многие. Люди приносили деньги, кто сколько может, – объясняет директор камешковской школы №1 Ольга Лаврентьева.
Рядом с Вовой всегда были хорошие друзья. Но когда он тяжело заболел – узнал, что друзей у него очень много. Равнодушных не было. В первый же день на "сигнал бедствия" отозвались все, кто узнал о страшном диагнозе Вовы: одноклассники, учителя, соседи, руководители местных предприятий и просто жители Камешкова. Не знакомые с семьей Бакановых люди кинулись помогать со всех сторон – ведь в беду попал ребенок.
:Вова сейчас впервые дома после двух месяцев больничных коек – выписали на короткое время, пока одни врачи уточняют результаты обследования, а другие решают, как лечить.
– Наверное, в будущем я стану инженером – люблю все, что связано с чертежами и машинами, – говорит он. Подросток почти не встает с кровати – нет сил.
– А еще очень увлекаюсь футболом, баскетболом, часто смотрю матчи по телевизору и читаю спортивные журналы, – рассказывает он так, как будто ничего не случилось. О плохом старается не думать. Надеется на лучшее. Его все поддерживают: мама, одноклассники, соседи, учителя.
– :а из школьных предметов мне нравятся история, география, химия и литература. Но вообще-то гораздо больше учебы люблю тренировки! Опухоль у меня величиной уже с куриное яйцо, – спокойно и серьезно сообщает он. Как будто между прочим.

За Вову переживает весь город
Трагедия в семью Бакановых вошла незаметно. Вова вначале не жаловался ни на боль, ни на усталость. Просто вскоре после начала учебного года стал, приходя домой из школы, падать без сил. Дополнительные нагрузки мальчишка находил себе сам, никто не заставлял и не уговаривал. Ему нравилось многое. Но больше всего – спорт. Футболом он увлекался с начальной школы – постоянные тренировки, соревнования, поездки.
:Жанна передает Вове привет от класса. В гостях у Бакановых еще один Вовин одноклассник – Володя Кучерявый. Это его мама – корреспондент камешковской газеты "Знамя" Галина Кучерявая – одной из первых бросилась помогать семье. Галина организовала сбор средств по предприятиям Камешкова. Деньги сразу сдали МУП "Общепит", камешковское УВД, местный Дом культуры <13-й Октябрь", Центр помощи семье и детям. "Если каждый житель Камешкова сдаст всего по одному рублю, это будет уже 16 тысяч!" - уговаривала, умоляла она через местную газету.
Одними из первых Бакановым помогли соседи Андрей Павлов и Сергей Челедков. Потом подключилась вся округа – хоть по копейке, но сдавали. Скинулся даже коллектив детского сада "Елочка", куда когда-то ходил Вова. Благодаря энергии и милосердию камешковцев Бакановы смогли продержаться на этапе обследования и начального курса лечения сына. Узнать правильный диагноз стоило баснословных денег:

Врачи опухоль сначала: прогревали
:Учебный год начинался хорошо. Но в середине сентября на смену усталости пришла сильная боль в спине. Активный и спортивный Володя стал пропускать тренировки и уроки физкультуры. Родители обратились в Камешковскую районную больницу. Врач ответил: обычный остеохондроз, сейчас у детей бывает. И назначил физиопроцедуры. Через неделю прогреваний в стационаре педиатрического отделения камешковской ЦРБ у Вовы отказали ноги.
От прогреваний опухоль у Вовы выросла. До этого она была еще со спичечную головочку – так, черненькая точечка. Вот и проглядели. А за неделю "лечения" она вымахала в несколько раз. Вова слег без движения. Подростка надо было уже не лечить, а спасать!
Родители хотели спешно отправлять Вову в областную детскую больницу. Но врач из камешковской ЦРБ почему-то долго отказывался выписывать направление в область и предоставлять Бакановым выписку о пребывании подростка в местном стационаре с описанием курса лечения. Между тем терялось драгоценное время, болезнь прогрессировала. Только когда доктора из Владимира по просьбе Бакановых позвонили в Камешково и потребовали документы немедленно, врач выдал заключение.

Ты самый классный чемпион
Когда Вову положили в областную больницу, одноклассники и классный руководитель склеили и разрисовали для него огромный плакат. Фотографии лучших походов всем классом, пожелания от ребят, школьные новости, веселые стихи. "Ты самый классный парень в классе", "Наш школьный чемпион", "Любим, скучаем, ждем" – написали ему друзья, чтобы создать настроение. "Выздоравливай скорей, а то новый футбольный матч пропустишь", "Мы тебя ждем, возвращайся готовить команду" – радовали мальчика яркие строки.
Больному ребенку всегда важно отношение взрослых и ровесников. Нужен оптимистический настрой, чтобы бороться. И растерянный вид папы, и опухшее от слез лицо мамы, и жалость одноклассников помочь, увы, не могут. Зная это, близкие старались из всех сил. Приносили Вове любимые журналы, пересказывали новости спорта, объясняли новые учебные темы – и улыбались, только улыбались.
В областной детской больнице Вове сделали бесплатную томографию. Предварительный диагноз: наружная опухоль крестцовой кости.
После двух недель интенсивного лечения в стационаре Вова начал чувствовать свое онемевшее тело, а вскоре встал на ноги. Но опухоль давала знать о себе сильными болями и "звездочками" перед глазами.
– Детских онкологов в области фактически нет, – объясняли Бакановым врачи. – К тому же опухоль расположена очень сложно. Ее трудно разглядеть даже на снимках с качественной аппаратуры – диагноз надо уточнять у специалистов в Москве. И дальше лечиться придется там.

Дорогая моя столица
Вову направили в Москву. В единственный на всю страну центр, который принимает детей с такими заболеваниями, – РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. Оказалось, что обследование в "институте Блохина" платное. И стоит оно бешеных денег.
– Самое дешевое – это анализ крови из пальца, 250 рублей, – рассказывает Вовин папа. – Одна из основных процедур – томография – стоит 10 тысяч рублей. Ее пришлось делать в Москве дважды. И еще много дорогих исследований – радиоизотопный анализ, УЗИ, пункция костного мозга…
С результатами анализов из областной детской больницы Вову в Москве почему-то не приняли. Сказали, что будут делать свои. Обследование в столице длилось неделю. Все это время надо было где-то жить. Снимать квартиру в Москве стоит полторы тысячи рублей в день.
А у Вовы есть еще младшая сестра Алина, она учится в 4-м классе. И мама вынуждена была взять на работе отпуск "без содержания", чтобы быть рядом с сыном. На предприятии "Владимирское садоводство" в поселке Лесном, где Зинаида Баканова работает оператором животноводства, с пониманием отнеслись к ее беде и даже дали беспроцентную денежную ссуду. Но денег все равно едва хватало.
Папа Вовы Анатолий Баканов трудится на владимирском предприятии "Владконтинент" оператором варения сыра и тоже имеет весьма средний доход. Он ходил просить денег у чиновников областного департамента здравоохранения. Но те, по словам Баканова, ответили, что на обследование бюджетные средства не предусмотрены. Потом, когда Бакановы сами выяснят диагноз и договорятся о медицинской помощи в столице, областные чиновники попробуют пробить для них одну федеральную квоту на лечение – и все.
– Но вы же знаете, сколько стоит обследование в Москве! – в отчаянии сказал Анатолий Баканов. Ему возразили: это уже не вопрос департамента, а ваше личное дело.

Квота на жизнь
– Средства на обследование и проживание в Москве мы все-таки наскребли благодаря поддержке камешковцев, – говорит Баканов-отец. – Но как быть дальше? Точный диагноз медики института Блохина дадут в конце этой недели. В любом случае из-за сложного расположения опухоли и тяжелого состояния ребенка операцию придется делать в том же центре в Москве. Представляете, сколько это стоит? Пойдем просить у департамента квоту на лечение, но дадут ли и хватит ли этих денег, не знаем.
Папа Вовы держится, насколько возможно. Он понимает, что жизнь его сына сейчас зависит от прозаичной и оттого страшной вещи: от суммы денег, которые семья успеет насобирать в ближайшее время. Папа продает свою "семерку", но этих средств сыну хватит от силы еще на одну неделю в столичной клинике.
Дело в том, что федеральная квота сейчас составляет 109 тысяч рублей (по сравнению с прошлым годом она выросла всего на 17 тысяч), а лечение онкобольного ребенка (операция и последующая интенсивная терапия) в среднем обходится от 500 тысяч до 3 миллионов рублей. Одной квоты на выздоровление ребенка обычно не хватает. Но дополнительные расходы не предусмотрены ни одной бюджетной программой. Область не берет на себя заботу о детях, больных онкологией и нуждающихся в высокотехнологичной помощи "сверх плана".
Вся надежда у родителей – на многочисленные благотворительные фонды. А в просителях у них сегодня стоят тысячи таких же, как Вова Баканов, российских детей. В институт имени Блохина обращаются, в среднем, пять тысяч детей в год. Так много – из-за того, что в маленьких районных больницах, вроде камешковской, врачи не в состоянии вовремя поставить диагноз.
Говорят, рак излечим в 95 процентах случаев, это не приговор, и шансы на жизнь у онкобольных детей высоки. Конечно, если выяснить диагноз своевременно, выбить квоту быстро и получить лечение в полном объеме. Но страшная реальность такова, что это удается не всем и не всегда.
И родители больных детей, и медики едины в оценке: система выделения областью федеральных квот на лечение детей при отказе в любых других – местных – видах поддержки сама по себе порочна. Потому что лечить надо всех детей, которые в этом нуждаются, и выделять на это столько средств, сколько требуется.
У родителей и сестренки Вовы Баканова вся надежда на то, что кто-то из жителей области тоже откликнется на их беду и поможет деньгами на лечение мальчика. А еще – надежда на молитвы всех-всех, кто любит их Вову: друзей, учителей, соседей. Они не могут сейчас ответить на его вопросы о будущем, потому что эти ответы не знает никто, кроме Господа Бога. Но все верят, что огромная любовь может сотворить чудо.

Елена ПЕВЦОВА
Фото автора и из архива семьи

P.S.
Всем, кто хочет помочь

Родители Вовы просят всех, кто может помочь им сейчас. Даже самая скромная сумма окажется значимой в такой трудной ситуации. Деньги можно перечислить на сберегательную книжку на имя Анатолия Владимировича Баканова (отца мальчика). Счет 1638 № 42307810010022444862/48. Родители заранее благодарны всем, кто откликнется на призыв помочь выздоровлению ребенка.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике