Обложка четверга

Арифметика в медицине: плюс километры, минус жизнь! В Камешковском районе в результате очередной реорганизации сразу четыре фельдшерско-акушерских пункта - в селах Ряхово, Лаптево, Каменово и деревне Нестерково -...

В Камешковском районе в результате очередной реорганизации сразу четыре фельдшерско-акушерских пункта – в селах Ряхово, Лаптево, Каменово и деревне Нестерково – оказались закрытыми. Проводимая в нашей области "оптимизация" структуры медучреждений, которая, по существу, означает неуклонное уменьшение коек в стационарах и сокращение числа больниц, амбулаторий и ФАПов, на практике чаще всего означает одно: у многих потенциальных пациентов возникают серьезные проблемы.

Департа-ментская арифметика и реалии
По существующим нормам ФАПы должны обслуживать участок с населением не менее 700 человек. При численности жителей от 300 до 700 человек ФАПы сохраняются лишь в том случае, если расстояние от обслуживаемых населенных пунктов до ближайшего медучреждения превышает 4 километра. Если же жителей менее 300, то это расстояние должно быть более 6 километров. Однако даже такая (кстати, весьма спорная) арифметика на практике зачастую не выдерживается.
Например, Каменовский ФАП, услугами которого пользовались 56 человек, закрыли, хотя до ближайшей Вахромеевской амбулатории свыше 8 километров. В качестве обоснования чиновники выдвинули то обстоятельство, что через Каменово проходит автобусный маршрут до поселка имени Горького, где есть амбулатория. Однако не стоит забывать, что администрация Владимирской области уже приняла решение о приватизации ОАО "Камешковское автотранспортное предприятие" – фактически единственного пассажирского автоперевозчика в районе. Камешковское АТП должны продать в течение этого квартала. Срок обязательного использования предприятия по нынешнему профилю не превышает одного года. Если учесть, что потенциальных покупателей АТП в первую очередь привлекает обширный земельный участок в востребованной промзоне на окраине Камешкова, а также боксы немалой площади, то можно предположить, что уже в 2009 году во-зить селян будет некому и добираться из Каменово до амбулатории за восемь с половиной верст, даже при наличии шоссе, станет более чем затруднительно.
А Нестерковский ФАП, который обслуживал 133 человека, от ближайшей Второвской амбулатории удален и вовсе на 9 километров. Зато рядом – железная дорога, а это значит, что для того, чтобы купить таблеток или просто измерить давление деревенским пациентам (в основном, пенсионерам) придется ездить на электричке.

Выдержит ли старушка марш-бросок?
Вызывает удивление и то, каким образом измеряются расстояния, от которых зависит – быть в селе ФАПу или нет.
Например, от села Ряхово, где ФАП закрыли с начала нынешнего года, до деревни Сергеиха (там находится ближайшая амбулатория) расстояние исчислено в 3 километра. Но это если мерить от крайнего ряховского дома до крайнего сергеихинского, причем по проселочной грунтовой дороге через деревню Плясицыно. Топать по этому пути, особенно в распутицу, а тем более зимой, ряховцам, среди которых абсолютное большинство составляют люди преклонного возраста, не под силу. Дорогу от снега никто не чистит, поэтому с ноября по март там можно передвигаться или на мощном тракторе, или же на широких охотничьих лыжах.
Реальный и единственно возможный путь по асфальту из Ряхово в Сергеиху через деревню Саулово составляет более 4-х километров. Но это, опять-таки, если считать от окраины до окраины. А если учесть, что само село Ряхово в длину растянулось на 2 километра, да и амбулатория в Сергеихе находится отнюдь не у края первого забора? Получается, что реальный путь на прием к медику составляет порядка 6 километров. Причем в один конец. А ведь надо и обратно вернуться!
Правда, для обслуживания больных в отдаленных территориях Сергеихинской амбулатории выделен новый санитарный автомобиль, однако проблемы это не решает. На каждый "чих" машину не погонишь, да и помимо Ряхово есть другие селения:

Местные власти держались до последнего
– Мы до последнего момента пытались сохранить эти ФАПы, – с горечью говорит глава Камешковского района Владимир Сомов. – Фельдшеры работали там почти на энтузиазме. Но позиция руководства департамента здравоохранения обладминистрации была однозначной: ФАПы надо закрыть! Райадминистрация сделала все, чтобы смягчить для людей последствия столь непопулярной меры, но проблемы все равно остались. А здание ФАПа в Ряхово теперь вынужденно выставляем на продажу:
– Очень хотелось сохранить ФАП в Ряхово, – делится наболевшим глава Сергеихинского муниципального образования Наталья Шикунова, – но не удалось. В этом селе проживают порядка 50 человек, большинство из них – ветераны. Даже если туда приезжает врач, ему попросту негде принять больных. А выбираться людям из Ряхово трудно – село находится в "тупике", транзитного движения там нет.

"Стало плохо!"
Ряховский ФАП располагался в некогда лучшем в селе доме. Сегодня это здание выглядит неприглядно: часть окон выбита, стены давно не крашены и не штукатурены. Еще висит выцветшая вывеска "Ряховский фельдшерско-акушерский пункт", но на двери – амбарный замок, подходы заросли бурьяном.
Неподалеку на своем подворье семейная пара занимается немудреным хозяйством. Узнав, что заезжий корреспондент интересуется закрытым ФАПом, Ольга Леонидовна Медведева тяжело вздыхает:
– Стало плохо. У кого своего транспорта нет, в Сергеиху не доберешься!
– Плохо, плохо! – вторит супруге Владимир Николаевич Медведев, бывший лесник, ныне находящийся на заслуженной пенсии. – Старикам-то теперь куда обращаться? Раньше был у нас свой фельдшер – Анатолий Григорьевич Ефремов. Он сам пенсионер, но продолжал работать. Живет, правда, в соседней деревне Саулово, но постоянно принимал в нашем ФАПе. Было удобно. А теперь только на Нину Ивановну остается надеяться. Дай Бог ей здоровья! Она и уколы делает – в Сергеиху-то за каждым уколом не находишься!
Неподалеку, на той же деревенской улице, живет Валентина Степановна Железнова. Все свои 75 лет она прожила в родном селе. Трудилась ткачихой на фабрике имени Карла Либкнехта в Сергеихе, потом – дояркой на ряховской ферме совхоза "Родина". Хворей заработала немало, да и ходит пожилая женщина с трудом. До прежнего ФАПа еще кое-как добиралась, а теперь: Даже до автобусной остановки дойти – целое путешествие.
– Как что заболит – куда идти, не знаю, – говорит Валентина Степановна. – Раньше Анатолий Григорьевич, фельдшер наш, бывало, по домам ходил, интересовался, как дела. То таблетку принесет, то укол сделает. А теперь очень плохо! Никому мы, видно, не нужны. Спасибо Нине Ивановне, без нее пропали бы совсем:
Дом пенсионерки Ирины Николаевны Барановой расположен почти в самом центре села, неподалеку от церкви. Раньше она жила в Коврове, теперь же – ряховская селянка.
– Даже "скорую" пока дождешься, порой не один час пройдет, – сокрушается Ирина Николаевна. – Тяжко стало. Совсем о людях там, в области не думают. Как "прижмет" – все идем к Нине Ивановне, хоть в ночь-полночь, совсем ее замучили:

ФАП на дому
Кто же такая Нина Ивановна, о которой в один голос твердят ряховцы? Глава поселения? Староста? Да нет, такая же, как большинство жителей, пенсионерка. Просто раньше Нина Жукова работала медсестрой и теперь оказалась единственным человеком в деревне, сведущим в медицине. Дом Жуковых ныне – что-то вроде неформального сельского ФАПа, а заодно и травмпункт, и ожоговый центр. У медсестры с более чем 40-летним стажем есть не только обязательный белый халат, но и все необходимое, чтобы укол сделать, давление измерить. В наличии целая аптечка, перевязочные материалы, йод. Если надо – и лекарства в долг дает из личной аптеки.
К Нине Ивановне идут все жители Ряхово. Номер ее сотового телефона знают наизусть даже страдающие склерозом бабушки. К тому же, единственный стационарный телефон тоже находится в доме Жуковых. Так что здесь при необходимости не только ставят диагноз и первую помощь оказывают, но и "скорую" вызывают.
Медицинскую помощь Н.Жукова оказывает совершенно бесплатно, принципиально не берет со своих пациентов ни копейки. Разве что презент в виде конфет или еще чего-нибудь сладенького примет, если дарят от души. Дачники-москвичи такому сельскому коммунизму очень удивляются и все пытаются купюру сунуть. Безуспешно:
– Когда бы ни обратились односельчане – всегда готова помочь, – говорит Нина Ивановна. – По-другому просто не могу. Приходят каждый день. Сейчас еще не очень много, а летом и дачники обращаются – в день до 15 человек получается. Без ФАПа людям совсем стало невмоготу. Кто только такие решения принимает? Ни один из высоких чиновников от медицины у нас ни разу не бывал. Наверное, им все равно, как в глубинке ветераны страдают:
Вот недавно у нас Юрий Михайлович Кузнецов умер, пенсионер, бывший токарь высочайшей квалификации. Он страдал гипертонией. Если бы регулярно ходил к медикам, принимал постоянно нужные лекарства, то мог бы еще жить и жить. Но ФАПа не стало, а в Сергеиху он ездить не мог – за больным сыном присматривал, его одного оставлять нельзя было. Вот и скончался, а ведь ему и семидесяти еще не исполнилось!

Общественная "скорая"
Супруг Нины Ивановны, бывший инженер-технолог Евгений Федорович, работающий ныне в пожарной части в Сергеихе, не только не препятствует активной общественной деятельности жены, но и помогает – работает неформальной "скорой помощью". Его ярко-красная "Ока" то и дело в "пожарном порядке" ездит в Сергеиху и обратно, доставляя земляков в амбулаторию, причем в любой час и время года. Возит бесплатно.
– У моей машины расход бензина маленький, – машет рукой Евгений Жуков. – Если надо – отвезу. Хотя, конечно, иной раз и надоедает, что дома – проходной двор, хочется жизни поспокойнее. Но люди обращаются – как не уважить?
У Жуковых даже пес Мишка и кот Степка одинаковой белой масти.
– Они у нас тоже доктора, в белых халатах ходят! – улыбаются гостеприимные хозяева.
…Приведенные примеры – далеко не единственные. Например, бесплатно возит соседей к врачу и в аптеку еще один житель Ряхово – 70-летний Василий Константинович Малов, владелец старенького "Запорожца". В Ряхово к нему относятся с огромным уважением. Каждый в селе знает, что сын Василия Константиновича, Андрей Малов, погиб, выполняя интернациональный долг в Афганистане. Недавно ушла из жизни супруга. Но ветеран не только не падает духом, но и находит силы помогать другим.
Так и живут селяне, всем миром противостоя очередной областной реформе здравоохранения, которая – на словах – осуществляется исключительно им во благо.
– У нас почти как в старой песне, – шутят ряховцы, – только с небольшой перестановкой слов: "Если сможешь – будь здоров!"

Николай Фролов
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике