Обложка четверга

Деревенский фельдшер из Заречья Поздняя осень для фельдшера Нины Лебедевой - самое ответственное время. Надо заранее позаботиться о: лодке! Без этого транспортного средства ее амбулатории не обойтись.

Деревенский фельдшер из Заречья

Поздняя осень для фельдшера Нины Лебедевой – самое ответственное время. Надо заранее позаботиться о: лодке! Без этого транспортного средства ее амбулатории
не обойтись.
Деревня Козлово – центр Заречья (так называют часть Вязниковского района, расположенную на левом берегу Клязьмы). Вроде бы и недалеко от райцентра, с десяток километров всего, но переправиться на "большую землю" можно лишь по металлическому понтонному мосту, который в межсезонье не действует. В среднем почти два месяца в году зареченская сторона отрезана водой от остального района. В такое время пациента, нуждающегося в срочной госпитализации, приходится переправлять на "городскую" сторону всеми возможными средствами.
Когда-то здорово помогал вертолет. По заявке зареченских медиков он мог в любое время принять на борт больного и в считанные минуты доставить его в больницу. Теперь же вертолет для затерянной в глубинке деревни – непозволительная роскошь. Остается уповать на лодки и знание фарватера в водах сливающихся воедино мелких озер и заводей:

Строчки автобиографии
Прежде в Козлово была своя больница. Деревянное одноэтажное здание, больше напоминающее барак, а не больницу, стоит и сегодня, но уже несколько лет пустует. Нина Лебедева – главный медик в Козлово и его окрестностях – знает в старой больнице каждый закуток.
Родом она из соседней деревни Бурино, что в четырех километрах от Козлово. Отец работал трактористом, мама – на торфопредприятии. Окончив восьмилетку, Нина поступила в Ковровское медучилище. Получила диплом фельдшера и в феврале 1983 года начала работу на станции "Скорой помощи" в Вязниках. Пожила год в общежитии, но городской так и не стала.
В августе 1984-го перебралась в Козлово, где вышла замуж за только что вернувшегося из армии любимого Гену, Геннадия Владимировича, с которым живет уже почти четверть века. Молодую чету – мужа-тракториста и жену-медика – приняли с распростертыми объятиями: сразу же выделили трехкомнатную квартиру в новом одноэтажном доме. Штат козловской больницы (стационар на 25 коек) состоял из врача, фельдшера, двух медсестер и двух санитарок. Врачи менялись постоянно – не задерживаясь подолгу в деревне, уезжали в город. Вот и получилось, что фельдшеру Нине Лебедевой с самого начала пришлось привыкать к самостоятельности. Характер у нее от природы боевой, решительный, поэтому трудностей она не боялась, равно как и ответственности за принятие решений. А решения порой приходилось принимать непростые, ведь от действий человека в белом халате нередко зависит людская жизнь.

Центр зареченской медицины
Вскоре больницу закрыли, преобразовав в амбулаторию. Сегодня козловская амбулатория – центр всей зареченской медицины. К ней приписаны три ФАПа: в деревнях Бурино и Малые Удолы и поселке Санхар. В Бурино сейчас своего фельдшера нет, обслуживает буринцев все та же Нина Лебедева. Вместе с ними за козловской амбулаторией сегодня закреплено 767 потенциальных пациентов.
В Малых Удолах у Нины Николаевны есть помощница – фельдшер Майя Ивановна Машкова. Ей уже под 70, но она пока в строю. А уйдет на заслуженный отдых, так, пожалуй, придется фельдшеру Лебедевой и этот участок брать на себя: Молодежь работать в сельскую медицину не идет. Даже вязниковские (городские!) больницы испытывают острый кадровый голод, что уж говорить о забытых всеми деревнях!
Поселок Санхар, пожалуй, самый "сложный" населенный пункт Вязниковского района. От Козлово по прямой туда километров двадцать, только преодолеть их можно лишь на тракторе, да и то не в самую плохую погоду. В Санхаре всего 35 постоянных жителей, их обслуживает медпункт, в котором работает фельдшер Надежда Савельева. Если нужна серьезная медицинская помощь, больных везут в поселок Фролищи соседней Нижегородской области – до Вязников получается такой крюк, что никакая "скорая" не поспеет: Выходит, что Санхар вроде как и не "наш". А для Нины Лебедевой и этот поселок – ее территория, ее ответственность.
Нина Николаевна на своем участке знает всех. Это не обобщающее преувеличение, а фактическое положение дел. Нет ни одного человека в Заречье, который хоть раз не обращался к своему фельдшеру. Кому-то прививки делала, кто-то за лекарствами в ФАП приходил. А кому-то (и таких немало!) фельдшер Лебедева оказала и куда более существенную помощь:

Плавучая "скорая помощь"
Однажды ночью поступил срочный вызов. 40-летнему мужчине стало плохо: сердце. Дело было весной. Половодье, мост разведен. Больному же требовалась срочная помощь стационара. Часа в четыре утра фельдшер Лебедева вместе с согласившимся помочь местным жителем повезли находящегося при смерти человека на лодке по канавам и протокам до соседнего озера. Потом через исток до следующего озерца. Темно, холодно, еще и ветер сильный задул. Минуты тянулись, словно часы: Наконец выгребли к реке. Сильное течение и кромешная тьма не только затрудняли движение, но и создавали реальную опасность. Однако лодка метр за метром, гребок за гребком продвигалась к правому берегу. Там уже ждала "скорая" – ее вызвали по телефону. Носилки поднесли к самой воде, больного быстро погрузили в машину, и она, завывая сиреной, понеслась в больницу. Человека тогда удалось спасти. А фельдшеру предстоял путь назад – через те же протоки и озера. Благо, уже начиналось утро и небо слегка посерело. Теплее, правда, и утром не стало:
В практике Нины Николаевны подобных случаев немало. Хоть мемуары пиши – "Записки деревенского фельдшера". Интересная книга из непридуманных историй могла бы получиться. Порой приходилось и рожениц по воде переправлять. Иная, того и гляди, прямо в лодке родит. Но до сих пор удавалось и их вовремя доставлять до родильного отделения.
А нередко пьяные мужички покуролесят, особенно на праздники, и тоже становятся пациентами Лебедевой. Один из таких "больных", которого пришлось везти на лодке во время межсезонья, прямо на середине Клязьмы стал буянить, едва лодку не перевернул.
– У гребца руки заняты, – вспоминает Нина Николаевна, – ему веслами работать надо, иначе снесет или перевернет, а кроме меня и того "больного" больше никого в лодке не было. Пришлось пациента ногой придавить, чтобы не дергался. А потом ухитрилась ему успокаивающий укол сделать. Так и обошлось – мужчина успокоился, затих, а тем временем уже и доплыли!
На веслах в тот раз был местный житель Владимир Пугин, один из незаменимых помощников фельдшера в Козлово. Опытный лодочник, он все озера, речки и даже ручьи в окрестностях знает. Вот и выручает Нину Николаевну, благо, что и дома у них в деревне стоят по соседству.
– Всякое случалось, даже в разгар ледохода переправлялись, но еще ни разу не было такого, чтобы мы кого-то до больницы не довезли. Бог милует: – заключает рассказ Н.Лебедева.

Сама себе шофер
Работа деревенского фельдшера отличается от трудовых буден городских коллег примерно так же, как асфальтированная улица в тех же Вязниках от ухабистых проселков в сторону дальних деревень. Порой туда можно добраться только на тракторе. Но трактора при козловской амбулатории нет. Есть старенький "уазик", только без шофера. Последний водитель уволился, уехав в город. Машина стоит без дела, так как нуждается в постоянном серьезном ремонте. Разве что фельдшеру еще и в автомеханики записаться:
А водителем Нина Лебедева стала уже давно. Управляет собственной "семеркой". Берет с собой медицинский чемоданчик, под который приспособила модный четверть века назад "дипломат", и – вперед! Расходы на бензин райздрав еще как-то оплачивает, находит способы, но за то, что фельдшер амортизирует личный автомобиль, никаких материальных компенсаций не предусмотрено.
Нина Николаевна просила у начальства новый "УАЗ" – пусть без водителя, лишь бы машина не сыпалась. Но руководство районной медицины выделить отечественный внедорожник для козловской амбулатории не спешит. А с начала нового года амбулатория там и вовсе реорганизуется в ФАП, поэтому транспорт ей, вроде бы, уже и не положен.
– Ты, Нина, красный крест на боку натрафареть! – то ли в шутку, то ли всерьез посоветовал супруге Геннадий Лебедев, егерь лесного хозяйства. – Сразу будет видно, что санитарная машина едет:

"Здесь все мое, и мы отсюда родом!"
Амбулатория ныне находится в здании детского сада. Детей в Козлово и соседней, фактически слившейся с ним деревне Палкино все равно в разы меньше прежнего, поэтому свободных помещений достаточно. Деревня "стареет": молодежь уезжает в Вязники или даже в Москву, все большую часть жителей составляют пенсионеры. Но медицинская помощь для них еще актуальнее.
Телефона в козловской амбулатории нет. Единственное средство связи – личный сотовый телефон фельдшера. В случае срочной нужды в ту же "скорую" звонят по нему – за счет Нины Лебедевой. Этот номер, равно как и номер ее домашнего телефона, местные жители знают так же четко, как <01>, <02> и <03>.
Фельдшера могут позвать на помощь в любое время суток. Далеко не каждый смог бы жить в таком режиме. Но Н.Лебедеву подобный порядок не раздражает – привыкла. Успевает еще и с немалым подсобным хозяйством управляться, а там, помимо огорода, и куры, и кролики, и поросята: Раньше еще и корову держали. В летний сезон умудряется вместе с мужем и грибов-ягод в изобилии заготовить. Одно слово – трудоголик. Нина Николаевна с такой характеристикой согласна:
– Работу свою очень люблю и без нее себя просто не мыслю. Это мое дело, мое призвание. Даже в трудные 90-е годы, когда месяцами задерживали зарплату и у многих все валилось из рук, никогда не было даже мысли все бросить и уйти искать более выгодного места. На своем участке не знаю ни одного дома, где бы не приходилось лечить больных. Окрестности знакомы с детства, и нет уголка лучше на земле. Как в песне: "Здесь все мое, и мы отсюда родом!"

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике