Почему в Купреево горят муниципальные учреждения?

На прошлой неделе в деревне Купреево Гусь-Хрустального района сгорели сразу два муниципальных заведения - фельдшерско-акушерский пункт и библиотека. В милиции подозревают, что это не случайность, не небрежность, а...

На прошлой неделе в деревне Купреево Гусь-Хрустального района сгорели сразу два муниципальных заведения – фельдшерско-акушерский пункт и библиотека.
В милиции подозревают, что это не случайность, не небрежность, а дело рук поджигателя. За последние несколько лет в Купреево пострадали от пожара почти все бюджетные учреждения.

Ужасы деревни Купреево
Купреево даже при взгляде на карту Владимирской области – медвежий угол, полста километров за Гусь-Хрустальный через мещерские болота. Заповедные болота. Шаг влево, шаг вправо и готово дело – затянет трясина. Почва зыбкая, вязкая.
Последняя автозаправка в Курловском – в 25 верстах. Думаешь, что окажешься в богом забытой деревушке. Но Купреево на самом деле не просто центр сельского поселения Купреевское, а по меркам нашей области просто-таки огромная деревня, крупнее многих наших сел. Дома крепкие, мужики справные. Улицы в Купреево по два километра длиной! Кругом леса, повизгивают бензопилы, тянут бревна лесовозы. Более тысячи человек живет в Купреево, три сельмага. Народ вежливый, детишки на велосипедах дорогу уступают, здороваются.
Кажется, живи в Купреево да радуйся. Вот только не радуется деревня Купреево, а дрожит от страха. И страх этот уже не первый год. Купреевцы не спят ночами. Чуть скрипнет на заднем дворе, вскакивают с постелей с топорами и вилами: уж не подбирается ли к их дому злой пироман с промасленной тряпкой и спичками. И есть чего опасаться купреевцам.
– За последние десять лет в деревне сгорело 73 дома, – рассказал глава сельского поселения Анатолий Горбунов.
И что только не делало начальство: ночами, по словам Горбунова, в деревне дежурило три милицейских "уазика". Пожарные с автоцистерной на своем посту – им даже уголок выделяли для ночлега. Опергруппа гусевского РОВД с собаками устраивала засады и выслеживала поджигателя с использованием всех последних достижений криминалистики. Но поджигатель оказался шустрее всех милиционеров с пожарными. На след пиромана пока так и не вышли.
За неделю перед Казанской в Купреево опять приключилась беда. Да какая там беда – самое настоящее ЧП! С промежутком в два дня в деревне сгорели фельдшерско-акушерский пункт и сельская библиотека. И теперь в Купреево ни к доктору сходить провериться, ни книжки с газетой полистать! Все недвижимое муниципальное имущество уже сгорело в Купреево: клуб, почта, старый сельсовет! Остались только детсад и здание администрации сельского поселения.
– Ой, жди беды, – опасаются купреевцы, – теперь и до детсада с сельсоветом пироман доберется! Хорошо, что школа-то каменная!
Но местный магазин тоже каменный, а крыша его с деревянными лагами уже горела.

Прощай, изба-читальня
1 ноября пепелище сельской библиотеки еще дымилось. Мирно тлели книжки – их в библиотеке насчитывалось шесть тысяч томов.
В мягком пепле тихо догорали книги:
Библиотеку в деревне не только любили, но и подолгу в ней засиживались. В самом деле, а куда еще сходить в деревне, какое еще есть тут место для культурного отдыха просвещенного селянина? Тем более что в библиотеке был компьютер, подключенный к Интернету.
– Полыхнуло-то не так поздно, часов в девять вечера, – рассказали прохожие. – Если бы пожарные поскорее приехали, глядишь, не выгорела бы библиотека!
До села Тащилово, где разместилась местная пожарная команда, десять километров. Быстрее чем за пятнадцать минут никак не успеть. А здание библиотеки было сложено из бревен. Строил ее муж библиотекаря Любови Дроздовой Александр с бригадой плотников в 2004 году. Прежде библиотека располагалась в сельсовете – он сгорел в году 1998-м, а потом в клубе – тот сгорел в 2002 году. Гореть три раза за десять лет – многовато даже по деревенским меркам.
– В библиотеке было 500 взрослых читателей и 150 детей, – рассказала Любовь Дроздова.
Она только что вернулась из центральной районной библиотеки. Там ей сказали, что пока сельскую библиотеку разместят в школе, денег на новое строительство нет. Нет средств и на закупку книг, а в сгоревшей библиотеке было немало книг, подаренных заезжими дачниками, самими купреевцами.
– Над пепелищем, как в каком-то фантасмагорическом сне, ясным днем ярко горит уличный фонарь, хотя и освещать-то уже нечего. Пиромана-то днем с огнем не найдешь.

Спасли только гинекологическое кресло
Но это еще не самое ужасное. На соседней улице, рядом с выгоревшей библиотекой, куда более страшное пепелище. Здесь был фельдшерско-акушерский пункт.
– ФАП загорелся ночью, часа в три после полуночи. "Три машины тушили", – рассказала кочегар ФАПа Татьяна Круглова.
От сельского больничного пункта остались только батареи парового отопления, автоклавы, расплавленные скляночки, железные остовы стульев и пара обгоревших гинекологических кресел. Одно из них, к слову, еще вполне в приличном состоянии, но требует основательной реставрации. Кто-то вынес его из пепелища и поставил на еще зеленую поляночку. Вот только куда его поставить? Нет в деревне никакого свободного места для ФАПа!
Возникла было мысль пристроить его в детском садике, да потом спохватились: нельзя – там дети, а тут – больные. В школу, библиотеку – тоже отпадает. Возможно, временно ФАП пристроят в ветлечебнице. Тоже вариант не особо удачный. Но в такой большой деревне, как Купреево, каждый день что-то может приключиться, без ФАПа тут – просто никак!
Вместе с ФАПом пострадала и семья Кругловых – она жила во второй половине фаповского строения.
– Все имущество сгорело, – показывает Татьяна Круглова на металлические спинки кроватей. Муж Татьяны Александр спешно настилает полы в старом отцовском доме. Надо еще успеть поставить печку, заделать крышу. Главное, зиму перезимовать – рассуждают погорельцы.
– У нас прошлой осенью двадцать домов сгорело, – рассказала Татьяна, уже вроде бы и смирившаяся со всем произошедшим. Только где ей теперь кочегарить-то?
В поселковой администрации тоже полагают, что пожары – не случайность, что не обошлось тут без злоумышленника.
Версия о пиромане заслуживает самого пристального рассмотрения. Хотя, с другой стороны, осенью начинают вовсю растапливать печи, и число пожаров неизбежно возрастает.
– Нет, это все поджигатели, – уверяют купреевцы, – ведь нигде не горит так, как у нас!
На въезде в Купреево дорожный знак с названием деревни. Первая и последняя буквы в названии как будто выжжены огнем.

Раз, два, три, четыре. У кого пожар в квартире?
Детский сад – добротное деревянное строение с детской площадочкой. Купреевские заверили, что детский сад от поджигателя они непременно отстоят. Плата за содержание ребенка в садике, правда, скоро вырастет чуть ли не в полтора раза. Сторожу надо платить, за сигнализацию – тоже. Прямо в прихожей детского садика первое, что бросается в глаза, – щит с противопожарным оборудованием. Два огнетушителя, два ведра, лом, лопата и крюк. Рядом – огромный стенд "Информация по пожарной безопасности". Чуть в стороне плакат "Первая помощь при несчастных случаях". Да, в Купреево опасаются и остерегаются. Ущерб от последних пожаров здесь, как говорится, подсчитывается. Счет идет на миллионы рублей.
С детьми в детсаду проводят беседы о пожарной безопасности. Показывают картинки и читают стихи. "Где с огнем беспечны люди, там взовьется в небе шар, там всегда грозить нам будет злой пожар! Раз, два, три, четыре. У кого пожар в квартире?" Жестоко? Но для купреевцев – это страшная реальность.
А сигнальные шары над Купреево не взмывают.
– Какие там шары! У нас никакой сигнальной каланчи-то нет! – рассказывают деревенские. – И фонари горят только на улицах, на задворках же – темень! А, может, там поджигатель? По ночам встаем, обходы делаем!
В одном стихотворении Маршака есть такие строки: "Теперь не надо каланчи – звони по телефону и о пожаре сообщи ближайшему району. Пусть помнит каждый гражданин: пожарный номер ноль-один!" Рядом с украшенным деревянной резьбой зданием администрации – современный телефон-автомат. По нему в случае, например, того же пожара можно было бы совершенно бесплатно позвонить. Но, как это исстари повелось на Руси, "не можно" – телефон в день нашего приезда не работал. Смеркалось. Купреевские готовились выходить в ночной дозор.

Людмила Гусева
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике