Убийца ребенка лишен свободы всего на год и четыре месяца

Вчера был оглашен приговор водителю "Форда", сбившему 9 апреля нынешнего года во Владимире на пешеходном переходе 12-летнего Кирилла Юскова. Мальчик умер в реанимации детской больницы на следующий день,...

Вчера был оглашен приговор водителю "Форда", сбившему 9 апреля нынешнего года во Владимире на пешеходном переходе 12-летнего Кирилла Юскова. Мальчик умер в реанимации детской больницы на следующий день, не приходя в сознание. "Призыв" рассказывал об этом случае 11 июня. Ближайшие год и четыре месяца сидевшая за рулем авто 28-летняя Инна Яценко проведет в колонии-поселении. Под стражу она была взята в зале суда.

Помрачение рассудка?
Приговор можно считать уникальным хотя бы по той причине, что в последние годы судьи назначали условное наказание по данной статье. Речь идет о статье 264 части 2 УК РФ "Нарушение правил дорожного движения, приведшее к смерти одного человека". Максимальный срок наказания – пять лет лишения свободы.
Но в нашем случае дело даже не в сроке, который получила подсудимая. В ходе судебного разбирательства, на мой взгляд, стало очевидно: у Инны Яценко была возможность избежать столкновения или смягчить его последствия существенно. Даже несмотря на то, что опыт ее вождения – всего три месяца. А в тот день она, как призналась, впервые выехала на дорогу без опытного наставника.
– Был большой поток машин, не было обзора справа, не было зебры, – поясняла подсудимая. – Увидела, как впереди пробежал мужчина перед разделительной полосой. Следом появился мальчик. У меня потемнело в глазах, пыталась просигналить, взять влево. Все произошло в 1-2 секунды, очень быстро. Просто не знала, что сделать: Мне очень жаль:
Государственный обвинитель задал важный вопрос:
– Почему не применили экстренное торможение?
– Мозг не дал такую реакцию, – сказала Яценко.
– Как могли садиться за руль и не быть готовой к таким ситуациям? – спрашивал представитель гособвинения.
Подсудимая ссылалась на маленький опыт вождения и на то, что <дергалась нога, не могла успокоиться>. <Заранее плохо себя чувствовала>, – призналась она, намекая на предчувствие.
– Почему же не остановили машину, если не могли управлять ею? – недоумевал гособвинитель.
– Я была в нормальном состоянии. Интуиция и предчувствие было такое:
– Детский лепет, – резюмировал он.

Дорога – не игра на РС
Защитник со стороны пострадавшей, матери Кирилла, Виктор Мартасов считает, что предварительное следствие по делу было проведено поверхностно.
– Следствие не выяснило, с какой скоростью обвиняемая ехала по проспекту Строителей, – поясняет он. – Тормозного пути не было, поэтому руководствовались показаниями обвиняемой и ее пассажирки. Обе заявили об одной цифре – 40 км в час. Участвуй в следствии (адвокат вступил в процесс позже. – Авт.), доказал бы, что скорость была выше. Мальчик после того, как был сбит, летел 6-7 метров по дороге, а <Форд> остановился только через 300 метров. Представляете, с какой скоростью ехал автомобиль!
Сомнение в том, что авто катилось неспешно, было и у гособвинения. При скорости 40 км в час машина затормозила и встала бы как вкопанная за 3-4 секунды. Один из свидетелей трагедии, водитель <пятнашки> из правого ряда, показал, что машина, сбившая Кирилла, ехала <быстро>.
В прениях государственный обвинитель четко и непредвзято проанализировал причины случившегося.
– Страшно стало на пешеходных переходах перейти! Водители едут и не останавливаются, – заметил он.
По его мнению, одна из основных причин трагедии – появление за рулем молодых людей без жизненного опыта.
– Ощущение такое, что люди сидят, смотрят телевизор, а потом из кресла перед ним пересаживаются в автомобиль. Садятся за руль, абсолютно не готовые быть участниками дорожного движения.
Инна Яценко грубо нарушила сразу четыре пункта ПДД. Ситуацию на дороге, в которую она попала, специалисты называют не критической, не сверхсложной. Она призналась, что видела знак пешеходного перехода, но не приняла меры к снижению скорости, не пропустила пешехода (<Не понимаю, почему?> – вслед за гособвинителем этот вопрос, думаю, повторяли все присутствующие в зале).
– Если справа от вас автомобили остановились, то вы не имели права двигаться вперед. А если неадекватно чувствовали себя, то зачем сели за руль? – говорили подсудимой.
Вопросы, вопросы – и ни одного внятного ответа от подсудимой:

Ушедшая "звезда"
Кирилл погиб в нескольких метрах от своего дома и в сотне метров от пешеходного перехода со светофором.
– Почему он не пошел туда? – спрашивали его друзья у его мамы. Ответа на этот вопрос не найти. Его мама Эльвира точно знает, что Кирилл был осторожным пешеходом. У мальчика, который рос самостоятельным ребенком, был большой опыт пешехода. Он ездил на занятия в музыкальную школу, в хор Эдуарда Маркина, в секцию на стадион "Торпедо".
– Он даже меня ругал, если я торопилась и хотела перейти в неположенном месте, – замечает она.
А 9 апреля он шел из школы, мечтая забросить портфель и пойти гулять. Перед ним шел взрослый пешеход, и Кирилл был абсолютно спокоен. Это был его любимый мир, где он был ценим и обожаем. Кирилл – единственная радость у матери, которая в последние пять лет потеряла близких родственников во Владимире, закадычный друг ребят из родного двора, талантливый ученик, уважаемый педагогами. Яркую личность, ребенка, который за 12 лет успел многое, мы потеряли. Из-за летящего авто, за рулем которого сидела дама, судя по всему, так толком и не понявшая, в какую жуткую историю попала.
Эльвира признается, что убийца ее сына лишила жизни и ее. Но, как выясняется, две загубленные жизни мало что стоят по оценке нашего правосудия.

Светлана САЛАТАЕВА, Ирина АЛЕКСЕЕВА
Фото из архива Эльвиры Юсковой

Возможно ли убить пешехода на 40 км/час?
Про случай на улице Белоконской 9 апреля сотрудники ГАИ, как и все жители города, вспоминают до сих пор. Тогда инспекторов ГАИ поразило, сколько нарушений может совершить неопытный водитель. Первое – несоблюдение скоростного режима. Разрешенная скорость в городе – 60 км/час. Очевидцы событий и инспекторы ДПС говорят, что скорость была примерно 70 км в час. Хотя сразу после аварии виновница утверждала, что двигалась со скоростью не выше 30 км в час. Опытные гаишники заметили, что при такой низкой скорости автомобиль должен был остановиться раньше, чем через 70 метров после столкновения. По словам сотрудников ГИБДД, для определения скорости в ходе судебного разбирательства по факту ДТП проводятся экспертиза и следственный эксперимент. Причем в ходе следственного эксперимента воспроизводятся все обстоятельства аварии: подгадываются погода, время суток, марка машины, состояние дорожного покрытия.
Второе нарушение, оспорить которое невозможно, – непредоставление преимущества движения пешеходу. В правилах дорожного движения черным по белому говорится, что если перед нерегулируемым пешеходным переходом остановилась одна машина, то другие обязаны остановиться.
Третье нарушение – при возникновении опасности водитель не предприняла все возможные меры для снижения скорости вплоть до полной остановки транспортного средства. Инспекторы ГАИ говорят, что тормозного пути при ДТП вообще не было.
Сразу после аварии, со слов инспекторов ДПС, девушка призналась, что вообще перепутала педали тормоза и газа. К тому же, на ногах у нее была обувь на огромных шпильках, что также могло помешать адекватно среагировать.
Возможно ли, на скорости 40 км в час, что упорно доказывала сторона защиты в суде, сбить пешехода фактически насмерть: два дня в больнице жизнь ребенка поддерживали аппараты? С таким вопросом мы обратились в ГАИ.
– Скорость движения, конечно, играет роль, но даже при незначительном толчке автомобиля пешеход может получить травмы. Когда совершает наезд легковой автомобиль, пешеход получает переломы нижних конечностей от удара бампера. Травмы головы получает от удара о лобовое стекло и при падении на дорогу, – поясняет старший инспектор по исполнению административного законодательства отдельного батальона ДПС города Владимира Сергей Катышев.
В ходе следствия виновница ДТП твердила, что ехала со скоростью 40 км в час. Именно с такой скоростью проводятся все краш-тесты автомобилей, когда имитируется наезд на пешехода.
Уважающий себя автоконцерн считает обязательным пунктом проведение краш-тестов. Автозаводы разрабатывают прочные кузова, ремни безопасности, подушки, которые спасают водителя и пассажиров. Но возможно ли защитить пешехода? Производители иномарок давно озаботились этим вопросом.
Серия краш-тестов малолитражек, коей и является <участник> ДТП <Форд-Ка>, показала хороший результат по <пешеходной> безопасности. На скорости 40 км в час при столкновении с пешеходом смертельного исхода выйти не могло. И этот факт также может служить еще одним доказательством того, что скорость движения автомобиля, управляемого неопытным водителем, была выше.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике