Обложка среды

Живет в Великове искусный вышивальщик Вот уже почти полтора десятка лет житель села Великово Ковровского района Виктор Иудин увлечен довольно необычным для мужчины занятием - вышиванием.

Вот уже почти полтора десятка лет житель села Великово Ковровского района Виктор Иудин увлечен довольно необычным для мужчины занятием – вышиванием.

Бывший шофер, а потом слесарь-сборщик цеха № 30 ковровского завода имени Дегтярева, начавший свою трудовую биографию еще в годы военного лихолетья, Виктор Васильевич уже давно на пенсии. В свое время, когда вместе с супругой Зинаидой Александровной решили перебраться за город, поселились в старинном селе Великове на берегу быстрой извилистой речки Нерехты. С весны до осени большую часть свободного времени Виктора Васильевича занимали хлопоты на своем подворье. А вот с наступлением зимы, когда все вокруг заметало снегом, пенсионер начинал маяться от вынужденного безделья. Не привык он сидеть сложа руки, без дела, а тут – разве что в окошко целый день глядеть. Но вскоре неугомонный пенсионер нашел-таки себе занятие по душе: начал вышивать крестом.
Расхожее представление о том, что вышивка – дело сугубо женское, Виктора Васильевича не остановило. Начинал самоучкой, с азов. Обзавелся пяльцами, подобрал нитки мулине, обдумал рисунок. И – сделал первый стежок. Поначалу получалось неважно. Но Иудин обладал упорством настоящего рабочего человека: если задумал – обязательно добьется своего. Не сразу, постепенно, после долгих часов кропотливого труда ему удалось освоить технику вышивки гладью и крестом.
Особенно полюбился великовскому рукодельнику двойной, или болгарский, крест, иногда еще называемый <снежинка>. По восемь часов в день орудовал иголкой. Сведущие люди знают, что болгарский крест очень удобно применять в сложных, многоцветных вышивках. У Виктора Васильевича они получались раз от разу все лучше.
На работах Виктора Иудина расцветали чудесные цветы, словно по волшебству, – проявлялись затейливые узоры, горделиво смотрели с ветвей заморских деревьев сказочные птицы. Все покрывала и подушки-думки украсил Виктор Васильевич своими вышивками. А потом начал целые картины творить. Некоторые рисунки заимствовал из найденных образцов, другие – придумывал сам. Прежде талантами художника вроде бы не отличался, а тут вдруг – откуда что взялось!
Вначале посмотреть на вышитую красоту заходили родственники и соседи, а потом и вовсе чужие, посторонние люди стали приезжать в Великово. Дивились не только на его творения, но и на самого мастера – редко кому хватит терпения целыми неделями просиживать над пяльцами от зари до зари! Приходили и из сельского клуба, и из районного Дома культуры. Жена умельца даже ворчать стала: мол, ходят и ходят, надоели уже! Пожалуй, невольно ревнует к славе мужа. Сама-то лишь в вязании преуспела, а в рукоделии за благоверным не угнаться! Вышивки В.Иудина стали непременными экспонатами районных выставок народного творчества, таковыми остаются и до сих пор.
В трудные 90-е, когда негде было купить нитки и ткань под канву, приходилось порой в качестве основы использовать обычное вафельное полотенце. А цветные свитера и кофты в конце концов оказались распущенными на нитки для вышивок. Для любимого занятия чем не пожертвуешь!
Сам Виктор Васильевич свое увлечение вышиванием неожиданным вовсе не считает. Рукодельницей была еще его бабка Мария Ивановна, перенявшая от предков это ремесло в далеком позапрошлом веке. Да и матушка Ирина Ивановна была в искусстве вышивки не из последних.
На одну работу у В.Иудина уходило до трех месяцев каждодневных занятий. Все зависело от размера работы и сложности рисунка.
– Вот сравнительно небольшая вышивка, – пояснил хозяин дома, достав разукрашенную яркими узорами почти квадратную салфетку. – Всего здесь 16 тысяч клеток. Каждая клетка – восемь стежков. В день делал не менее 800 клеток. А вообще, ничего трудного здесь нет. Хотите убедиться – сами попробуйте!
Честно говоря, попробовать все же не рискнул. Все-таки это занятие – далеко не для каждого. Помимо усидчивости и терпения требуются творческий настрой и особое состояние души. А еще – острое зрение. Оно-то и стало подводить мастера в последние годы. Возраст за восемьдесят, что тут поделаешь! Сейчас ветеран вышивает все меньше. Его работы по большей части разошлись по многочисленным родственникам – детям и внукам, по клубам и просто друзьям и односельчанами. Дома осталась лишь малая часть вышивок. И хотя жаль, что все это великолепие нельзя увидеть в одном месте (целый музей мог бы получиться), наверное, в таком исходе есть особый смысл – рукотворная красота и создается для того, чтобы служить людям, радовать глаз и поднимать настроение.

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике