Обложка пятницы

Ветерана войны выселили в гараж у леса Поистине шекспировская драма разыгралась в наши дни в Коврове. Дочь и зять выгнали престарелого отца на улицу, чтобы стать единственными хозяевами...

Поистине шекспировская драма разыгралась в наши дни в Коврове. Дочь и зять выгнали престарелого отца на улицу, чтобы стать единственными хозяевами его добротного дома в престижном районе города.
Но, кроме вечного семейного конфликта, в этой драме есть многое другое: предательство и жестокость близких, скитания по чужим углам и поиски правды в сотнях инстанций – от местной милиции до Верховного суда. Битву за квадратные метры ковровский ветеран вой-ны продолжает девятый год. Почти все это время Петр Васильевич Клипов живет в автомобильном гараже.

Родовое гнездо
Красивый просторный дом возле площади 200-летия Коврова Петр Васильевич построил сам. Более тридцати лет он счастливо жил там со своей семьей – женой, сыном и дочерью. Когда взрослые дети разъехались, остался в доме вдвоем с супругой. Жена умерла в день их золотой свадьбы. С этого горестного дня у Петра Васильевича начались новые жестокие испытания.
Дочь и зять попросились пожить к отцу. Он принял семью и был несказанно рад, что теперь не придется коротать дни в одиночестве. У дочери и зятя в тот момент, в конце девяностых, прогорел бизнес. Они лишились жилья и средств к существованию. Отец по-родственному помогал им своей <военной> пенсией, пособием по инвалидности и деньгами, вырученными от домашнего хозяйства. Старик разводил пчел, держал коз, овец и кур.
Дети задумали вновь попытать удачи в бизнесе. Но, чтобы открыть новое дело, им требовались деньги. Отец и тут пошел навстречу. Снял со сберкнижки и отдал дочери все свои сбережения – более тридцати тысяч рублей. Сумма немалая. Дети обещали вернуть деньги, когда сами встанут на ноги. Дочь стала владелицей бара в Коврове.
Вскоре она уговорила отца подарить ей дом. Петр Васильевич не усомнился в преданности единственного оставшегося тогда рядом близкого человека и в 1998 году оформил на дочь договор дарения. Почти сразу после заключения сделки, по словам Петра Васильевича, дочь стала создавать ему невыносимые условия проживания и практически выгонять на улицу. Занятые у отца на открытие бизнеса деньги она возвращать отказалась.
Петр Васильевич вынужден был уйти. Соседи согласились приютить его на время. Клипов еще надеялся, что конфликт <отцов и детей> скоро уладится, и он вернется в <родовое гнездо>.

История с выселением
Но, вернувшись домой, отец увидел на дверях новые замки. Он подождал дочь с работы, она позволила ему войти. К своему великому изумлению, Петр Васильевич обнаружил, что дети разорили его пчельник, избавились от домашних животных и выкинули его вещи. Пропали также запасы меда и других продуктов.
Петр Васильевич подался к внуку из семьи сына. Молодой человек сам снимал однокомнатную квартиру и ютился там с женой. Дедушка разместился на кухне и на балконе. Внук с пониманием принял деда – в тесноте, да не в обиде. Но старик сознавал, что для молодых в таких условиях он третий лишний.
В 2001 году ветеран перебрался в гараж сына. Спал в старой <Волге>, ел за фанерным столом. С тех пор его домом стало это нежилое помещение возле бензоколонки, у леса. Кооперативный гараж № 203.
Отец решил бороться за свои права в тот день, когда обнаружил разорение ульев, пропажу вещей и понял, что другого пути назад у него нет. Петр Васильевич еще надеялся на помощь правоохранителей. В договоре дарения было ясно сказано, что отец имеет право пожизненного проживания в доме. Получается, дочь лишила его этого права незаконно. Старик подал иск в суд по поводу незаконного выселения. А параллельно – о возмещении материального ущерба, причиненного разорением домашнего хозяйства.
Вскоре дело дошло до рукоприкладства. В один из визитов домой отец снова начал взывать к совести детей. Зять отреагировал на упреки кулаками. Ветерану пришлось вновь искать защиты в суде. В ответ на это зять подал встречный иск: якобы это 78-летний старик избил его, здорового 40-летнего мужчину. Как ни странно, зять выиграл дело!
Тем временем по возмещению отцу материального ущерба за разоренную пасеку состоялись три суда. Дочь проиграла их и выплатила отцу компенсацию. Она к тому моменту стала хозяйкой достаточно прибыльного кафе в Коврове, приобрела машину, дорогие вещи и, видимо, могла позволить себе отдельное жилье. Но прекратить тяжбу и пустить отца в родной дом не пожелала.

А отец – в коридорчике
Еще через два года тяжб суд подтвердил право отца пожизненно проживать в подаренном дочери доме. И обязал новую хозяйку выделить отцу комнату. Казалось бы, мучениям старика должен был прийти конец. Но хеппи-энда не получилось.
Дочь выделила отцу самую плохую комнату в доме и холодный коридор, где установила газовую плиту, создав опасность пожара, и подвела воду, чтобы отец не пользовался общей кухней и был изолирован от остальных помещений в доме. В 2005 году Петр Васильевич возвращался домой с надеждой, что его скитания позади, а получил новые унижения. К тому же отец снова обнаружил пропажу своих вещей – холодильника и мебели. Старик вернулся в гараж.
Свой следующий иск к дочери – о возмещении материального ущерба за технику и мебель в сумме 12500 рублей – Клипов проиграл. При этом дочь выставила отцу счет по оплате услуг своего представителя в суде – как раз 12500 рублей! Получается, она предпочла заплатить исковую сумму юристу и судиться, лишь бы по-хорошему не возвращать деньги отцу! Старик, лишившись своего имущества, еще дочери и должен остался. Средств на оплату дорогих услуг юриста у ветерана не было, и он снова подал в суд с просьбой об уменьшении суммы. Клипову удалось сократить расход вдвое. Тем не менее, ему пришлось отдать обеспеченной дочери, отобравшей у него дом, еще и две своих пенсии.

Жестокий вердикт
Петр Васильевич с помощью юриста составил иск о непригодности выделенной ему комнаты для проживания. Там было холодно, а при обогреве плитой возникала опасность пожара. Ветеран был уверен, что невыносимость условий проживания подтвердит экспертиза жилищной комиссии администрации города, и подал туда заявку. Но судья почему-то вынес вердикт без экспертизы, заочно: жить в таких условиях можно! Старик не сдался и подал на апелляцию.
Но Петр Васильевич все-таки опять попытался решить дело миром и воззвал к совести дочери. Дело снова закончилось скандалом. Руку на отца в этот раз подняла дочь, старик попал на несколько недель в больницу. А в томах судебного дела появился еще один эпизод. Дочь была признана виновной в избиении.
Между тем дело о незаконном выселении ветерана безуспешно миновало всевозможные областные инстанции и дошло до Верховного суда. Куда только ни обращался Петр Васильевич – в милицию, в суд, службу судебных приставов, в общественные организации, к чиновникам, депутатам и просто влиятельным людям, пытаясь достучаться до них в поисках правды. Писал и представителю президента, и в аппарат уполномоченного по правам человека в РФ. Но все напрасно. Можно только удивляться его несгибаемой энергии и вере в справедливость. Оскорбленный ветеран бьется за свои права и не намерен отступать.
Клипов подал на дочь иск о взыскании с нее алиментов на свое содержание. Ведь за годы судебных тяжб и существования в гараже он оказался на пороге нищеты. Но суд почему-то снова отказал ветерану. Выходит, или старику, живущему в гараже, не нужны деньги, или дочь, которую он вырастил, теперь не должна ему помогать.
Сейчас в связи с действиями дочери он требует расторгнуть оформленный на нее девять лет назад договор дарения. Ведь суд доказал, что родственники били его и выгоняли из дома. Но порвать нотариально заверенную сделку даже с учетом <отягчающих> обстоятельств невероятно трудно. К тому же дочь на днях преду-смотрительно оформила дарственную на мужа. Теперь с нее уже нельзя затребовать родной дом обратно. Мало того, дочь и зять подают встречный иск на отца – чтобы Петр Васильевич окончательно убрался из дома!

С родными жить – по-волчьи выть?
Дело не завершено по сей день. Девятый год вся жизнь ковровчанина вертится вокруг пресловутых квадратных метров. Петр Васильевич всю жизнь был на хорошем счету – работал на заводе, построил дом, купил машину, с супругой ладил, детей обеспечивал. Ветеран не мог и предположить, что на старости лет он заслужит нищету, унижения и скитания по чужим углам. Будет доказывать собственной дочери право жить в родном доме:
Ему как-то приснилось, что дочь плачет и просит у него прощения. И он обнимает ее, а потом они вместе садятся за большой стол в гостиной пить чай и открывают старый семейный альбом. Но он проснулся в своем гараже и пошел подавать очередное прошение в суд.
Когда покинули этот дом родственная любовь друг к другу и семейные ценности? Как могла поглотить их цена пресловутых квадратных метров? Неблагодарность и предательство близких людей потрясающе изображена в классической драме Шекспира <Король Лир>. Но в наши дни <жестокая лирика> может иметь более цивилизованный и законный финал.
Доказать права отца на достойную старость реально, если к его судьбе проявят интерес все те, от кого это зависит. Но пока в серых казенных домах от бездомного старика отмахиваются. Соседи и знакомые тоже предпочитают не вмешиваться в семейные раздоры. И за 80-летнего ветерана совсем некому заступиться. Первые осенние холода Петр Васильевич снова встречает в одиночестве, в старом гараже.

Елена ПЕВЦОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике