Обложка среды

Дело - труба В Кольчугинском районе предприниматели и жители не находят общий язык Промзона - это понятие объясняет многое. И жить вплотную по соседству с ней закон вроде...

В Кольчугинском районе предприниматели и жители не находят общий язык
Промзона – это понятие объясняет многое. И жить вплотную по соседству с ней закон вроде не разрешает. Но в реальности индустриальный пейзаж, открывающийся из окон дома, – явление привычное.

Жители улицы Пригородная из поселка Белая Речка Кольчугинского района прислали нам свою переписку с властью. Писали и президенту, и министру МЧС, и в местную администрацию. Просьба одна – приостановить пуск литейно-механического цеха по обработке цветных металлов ООО "Стимул+".

Плавить будут все подряд
Как говорят жители, нерадостная новость об открытии возле их домов производства (а земельные участки граничат с предприятием вплотную) пришла три года назад. Один из знакомых компетентно сообщил:
– Вы что тут сидите?! У вас там будут плавить черт-те чего, даже вредные металлы.
– Мы организовали группу и пошли к предпринимателям, – рассказывает Мария Дюбенюк, одна из тех, кто активно сопротивляется открытию нового производства. – Они подтвердили, что будет литейных цех. Разговаривали с замом Сергеем и главным инженером, которые приняли нас сразу. В то время они готовили документы. Мы сразу заговорили о безопасности. Пошли в экологическую милицию, ведь вот мой огород кончается, а и тут же цех. В милиции от нас узнали, что здесь будет такое производство. И одобрили – правильно бьете тревогу.
Жители пошли на прием к представителю МЧС, обратились в Кольчугинскую прокуратуру, написали обращения президенту и в Роспотребнадзор. Из последней инстанции приехал лично ее руководитель Евгений Лисицин. Обещал взять дело на контроль. Тогда же жители снова побывали на производстве, потрогали холодные печки.
Сегодня, по их словам, ситуация изменилась. Тишина ушла из цеха, а бурная деятельность литейщиков, по словам очевидцев, приносит один дискомфорт.
– Вентиляция там самая примитивная. Ветер в нашу сторону – закрываем окна, дым к нам идет, глаза разъедает, запах очень неприятный, как пластмассу жгут, – делится впечатлениями Елена Грачева с улицы Пригородной.
Одна из ее соседок, Наталья Куликова, говорит то же. Но при этом, по их словам, дыма не видно, идет свист из трубы, после чего дышать становится неприятно.
Вторая претензия граждан – громкий шум, доносящийся со стороны цеха. Жители утверждают, что после 9, а иногда и 11 часов вечера они слышат неприятный стук – словно железо раскурочивают.
– С грохотом мы как-то смиримся, а выбросы – это страшно, – вздыхают жильцы.
А не так давно, по их словам, случилось в цехе ЧП. Из окон повалил черный дым с едким резким запахом. Рабочие полезли на крышу здания, стали выставлять стекла из окон. Некоторых рвало. Слышно было, как один из рабочих поинтересовался: "Там кто-нибудь еще остался?"
Граждане бросились звонить по телефонам. Но ничего вразумительного не услышали.

Проверено и согласовано
– Да это у нас плохое топливо для дизельной горелки, – пояснил мне Анатолий Пискаев, представитель руководства предприятия, согласившийся провести экскурсию по производству и дать комментарии.
Его версия происходящего отличается от "житейской". Приведу основные фрагменты нашего разговора.
– А там у нас заяц живет, а здесь стая куропаток ходит, там обитают, – ведет меня руководитель по территории. Аргументы о том, что здесь вредное производство, ему кажутся абсурдными.
Начнем с цифр. От дымящей трубы до заборов жителей – 150 метров. Трубу специально перенесли подальше, проведя к ней железный туннель. В дни моих приездов (а была там дважды) она была тиха и незаметна.
Производство, действительно, будет литейное. Площадь цеха – более семисот квадратных метров, пока здесь две печки. Проектная мощность на год: медные сплавы 542 тонны, алюминиевые 442 тонны, в месяц – тонн 80. В сутки идут два слива, технологический цикл длится 10 часов. Основная работа выглядит незатейливо: разбор и подготовка сырья, распилка, плавление.
– А вдруг больше будете производить? В три смены работать? – озвучиваю опасения граждан.
– Как перепрыгнем рубеж, если оборудование соответствующее, рассчитано только на эти объемы?! Оно больше сделать не даст.
Жители уверены, что действуют предприниматели без согласований, полулегально. Это не так.
Государственная экологическая экспертиза Ростехнадзора от декабря 2006 года, рассмотрев представленные материалы, дала свои рекомендации – доработать с учетом замечаний. 23 августа 2007 года Владимирское территориальное управление государственной вневедомственной экспертизы (Влад-облгосэкспертиза) дало свое заключение: "Рабочий проект реконструкции существующего цеха ПТО по ремонту автомобилей: "Проект организации плавильно-разливочного участка переработки цветных металлов и сплавов мощностью до 1000 тонн в год" соответствует требованиям нормативных документов и рекомендуется к утверждению".
Тот этап, который сегодня проходит производство, характеризуется как пусконаладочные работы. Пока рабочие обучаются, гоняют по кругу заготовки. В дальнейшем планируется запустить шесть печей, довести численность работающих до 75 человек.
– Зачем огульно, не зная сути проблемы, говорить очевидные несуразности? Перечислять всю таблицу Менделеева, утверждая, что все ее элементы будем плавить! – удивляется Анатолий Евгеньевич. – Два раза они были у нас, мы показали все документы, проект, разрешения, которые на тот момент были, и получили жалобу в прокуратуру. Складывается впечатление, что у людей нет задачи понять. Все хотят, чтобы работа была рядом с домом, а дом стоял желательно в лесу. Это возможно?
Проблематично. Как проблематично определить, шумят по вечерам в цехе или нет. Жители утверждают, что иногда стоит просто грохот. Причем, заявляют об этом и молодежь, и пенсионеры, не сговариваясь. А в "Стимул+" изумляются: весь день мы тихо сидим, никому не мешаем, в девять вечера берем кувалды и грохочем? Бред какой-то:…
Чтобы снять все сомнения, был произведен замер уровня шума. Возле деревенских домов, по откликам специалистов, он соизмерим с шорохом листьев, – таково сравнение профессионалов. Граждане возражают: на предприятии знали о проверке и специально не шумели.
– Вот они бы вечером без предупреждения приехали, – говорят граждане.
– Целый день вчера сидела на грядке, лук выбирала и грохот слушала, – уточняет Мария Андреевна.
– Целый день никакого грохота не слышу. Труба тихо работает. И вечером за документами приезжаем – тихо, без проблем, не знаю, что им мешает, – возражает Татьяна Куприянова, генеральный директор ОАО "Сельхозхимия", располагающегося по соседству.
Санитарная служба утвердила проект образования отходов, сделав вывод, что расчет приземных концентраций загрязняющих веществ от работы цеха соответствует санитарно-эпидемиологическим правилам и нормативам СанПиН.
После этих заключений селяне развели руками и сделали свой вывод: кто с деньгами, тот и прав.

Соседей не выбирают?
– Я что, всех купил? – изумляется Анатолий Евгеньевич и зовет меня на: крышу цеха. Поднимаемся. Осматриваем окрестности справа налево. Вот труба известнейшего Кольчугинского завода цветных металлов, недалеко разместилось алюминиевое производство с объемом 200 тонн в месяц. Рядом склады с установленным волочильным производством. Невдалеке – мукомольный комбинат, производство бетона. А тут – производство латуни (объем – 300 тонн в месяц). Опять-таки рядом с домами производство пластиковых окон намерены открыть. Смотрим в другую сторону. Белореченская котельная, местная "Сельхозтехника" со своим производством, золотой заводик "Адамант" строит новый цех. Тут же лесхоз и очистные сооружения.
– Это промышленная зона города Кольчугина, – делает очевидный вывод Анатолий Евгеньевич. – И когда ее создавали, то рассчитали, откуда идет роза ветров. Она идет с запада. То есть жители дышат выбросами от предприятий, которых в округе много.
Смотрим вниз. Большой ангар – по-прежнему собственность предприятия "Сельхозхимия". Оно открылось здесь в 1975 году. В его гаражах было 120 единиц техники!
– Представляете, какой грохот стоял здесь, когда они с утра заводились, особенно Т-150? – говорит Татьяна Куприянова, которая работает в ОАО "Сельхозхимия" едва ли не с момента основания службы.
– Они с утра пошумят, а потом уезжают и весь день тихо, – парируют жители, которые успели забыть, как оно было. Ведь сейчас на балансе "Сельхозхимии" всего три трактора. И с суровых 90-х годов техника уже не радует кипучей деятельностью.
– А ведь здесь были и склады ядохимикатов, и разводили их, – констатируют на предприятии. – И жителей это не беспокоило.
Да и невозможно представить, чтобы при советской власти кто-то из местных поднял волну недовольства от "вредного соседства".
Сегодня трудно понять, почему и зачем в таком бойком промышленном месте появился микрорайон. В 1961 году под Кольчугином он был основан как поселок МТС, а в 1984-м отнесен к категории рабочих поселков. И граждане оказались в плотном кольце предприятий не год и не два назад. И отдельное конкретное производство вряд ли что радикально изменит в экологическом климате микрорайона.

Продолжение следует
– У моего мужа – хронический бронхит с астматическим компонентом, он задыхается, когда выбросы идут, – рассуждает Мария Андреевна. – Рядом соседка-астматик, тоже не знает, куда деваться. Ну, мы-то ладно, пожили, но у нас внуки, молодые, на лето дети в каждый дом приезжают. Им чем дышать?
Рядом с производством гоняют на выпас скотину. Здесь же – огороды. Одна из молодых жительниц не увлекается натуральным хозяйством по конкретной причине: зачем еще и молоком да овощами травиться?
Кто выиграет противостояние "жители – производство"? – вопрос неактуальный. Цеху, однозначно, быть. Предприятие зарегистрировано в Кольчугине, платит налоги.
– Хочу выразить признательность местным властям, разрешающим, проверяющим органам, которые абсолютно нормально отнеслись к нам, – констатирует Анатолий Евгеньевич. – Никто "не кошмарил", как говорит президент. У нас малое предприятие, тот бизнес, который позволит достойно жить руководителям участка и не бедствовать рабочим.
А куда деваться соседям? – ответ на этот вопрос не даст никто. Их дома – частная собственность. Видели, что покупали, – говорят мне о тех, кто стал здесь жить не так давно, а теперь активно возмущается. Руководство "Стимул+" пресекает попытки "потребительского экстремизма" на корню: квартиры никому покупать не будем! Жители так толком и не ответили на мой вопрос о том, как пытались урегулировать вопрос о материальных претензиях.
Ситуация на данный момент кажется тупиковой. Слабым утешением гражданам может служить ответ из Роспотребнадзора, руководство которого оставляет вопрос на контроле. Будет следить за развитием событий и "Призыв".

Светлана САЛАТАЕВА
Фото автора и Ю.Денисовой

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике