Обложка среды

В Суздальском Ополье найден редчайший погребальный памятник Он относится к III-V веку нашей эры Археологи скромно избегают сенсаций и неохотно говорят об уникальности совершенной находки. Тем не менее...

Он относится к III-V веку нашей эры
Археологи скромно избегают сенсаций и неохотно говорят об уникальности совершенной находки. Тем не менее авторство открытия принадлежит суздальской экспедиции Института археологии РАН, с 2001 года работающей
на территории Суздальского Ополья под руководством директора института, члена-корреспондента РАН Николая Макарова. Обозреватель "Призыва" побывал в базовом лагере экспедиции в селе Кибол Суздальского района.

Суздальский проект – это большая научная программа, к реализации которой Институт археологии РАН приступил в 2001 году. Ее цель – изучение иcторического ядра Северо-Восточной Руси – Суздальcкого Ополья, которое сыграло особую роль в истории становления русской государственности и культуры. Каждое поколение исследователей обращается к изучению этой территории, для того чтобы глубже, полнее и точнее понять, что же здесь происходило в русском средневековье, поскольку период, когда суздальская земля выходила на историческую арену в XI – XII веках, плохо освещен в древних письменных источниках. Получить новые знания о той эпохе может помочь археология.
– Мы наследники выдающихся археологов прошлого, – говорит руководитель экспедиции Николай Макаров. – Потому что начало изучению суздальской земли в 1851-1852 годах положил граф Алексей Уваров, основатель Московского археологического общества и Исторического музея в Москве, центральная фигура российской археологии XIX века. Спустя 250 лет мы продолжаем то, что было начато им.
В конце 30-х годов прошлого века изучение древнерусской культуры было продолжено уроженцем Владимира, сотрудником института археологии Николаем Ворониным, который долгое время работал в Институте археологии РАН. Он посвятил свою жизнь исследованию белокаменной архитектуры Владимиро-Суздальской Руси, написал о ней замечательную книгу, за которую ему была присвоена Ленинская премия и которая до сих пор остается одной из вершин научной деятельности в этой области.
В 70-е годы Суздальское Ополье изучала доктор исторических наук Мария Седова. В течение 15 лет она вела раскопки на селищах, окружающих Суздаль. Их итогом стало полномасштабное исследование о возникновении этого древнего городского центра.
Смысл нынешнего проекта Института археологии РАН заключается в попытке исследования сельских поселений, которые дают богатый материал о начальном периоде средневековой колонизации Суздальского Ополья. Итогом этого многолетнего, кропотливого и самоотверженного труда стало создание подробной археологической карты заселения Суздальского Ополья.
Трудно поверить, но разведку археологи начинают еще ранней весной, когда суздальские поля свободны от посевов, и множество древних артефактов можно собирать почти как грибы. Летом ученые приступают к раскопкам на сельских поселениях, причем вести их приходится сразу в нескольких местах. В ходе многолетнего систематического обследования территории Суздальского Ополья уже выявлено около 150 ранее неизвестных поселений и могильников.
Лето 2008 года стало для суздальской экспедиции по-настоящему урожайным. Исследуя славянское селище в деревне Шекшово Гаврилово-Посадского района Ивановской области, который исторически является частью Суздальского Ополья, археологи неожиданно наткнулись на финский могильник III – V веков.
Финно-угорские племена были историческими предшественниками славян в центре Европейской России, но финские могильники того времени чрезвычайно мало изучены, поскольку обнаруживаются крайне редко. Это грунтовые могильники, которые сооружались без курганных насыпей, поэтому они никак не отмечены на поверхности земли, и обнаружение их затруднительно. Кроме того, финское население было немногочисленным, селилось небольшими разбросанными группами, поэтому подобных памятников наукой зафиксировано не так много.
– Нам посчастливилось найти могильник и исследовать полтора десятка погребений с замечательными и выразительными женскими украшениями, – поясняет Николай Макаров. – Женский финский костюм изобиловал своеобразными произведениями искусства тогдашнего времени.
В раскопе площадью около 300 кв. м в узких прямоугольных ямах было расчищено 11 погребений, четыре из них, судя по размерам, принадлежали детям. Исключительный интерес представляют бронзовые украшения, входившие в состав парадного костюма женщин и детей: остатки сложных головных уборов с привесками и височными кольцами, шейные обручи – массивные гривны из бронзового дрота и гривны, витые из проволочных жгутов, ажурные застежки – фибулы, бантовидные накладки, спиральные браслеты. Некоторые из этих вещей имели широкое распространение в Восточной Европе в III – IV веках, другие представляют собой характерные украшения поволжских угро-финнов.
До настоящего времени финские могильники были практически неизвестны в центре Волго-Окского междуречья. Археологи могли предполагать, что они существуют, но подтверждений не было. Безусловно, это новое явление культурной истории Волго-Окского региона I тысячелетия н.э.
Суздальское Ополье – территория, высоко насыщенная средневековыми поселениями и могильниками. Ее жители концентрировались в группах поселений – "гнездах", которые тянутся от устья Нерли до Переславля полосой протяженностью 120 км. В частности, село Кибол, где базируется лагерь археологов, – центр одного из таких поселений с древним культурным слоем на площади 11 га. Рядом расположены еще несколько десятков гектаров земель, занятых культурным слоем поселений. Такие же гнезда зафиксированы вокруг деревень Весь, Ратницкое, Кистыш, Шекшово. Тот могильник, который исследовали археологи, относится к части гнезда средневековых поселений, находящегося на реке Ирмес.
– Мы стараемся исследовать разные гнезда, потому что очень трудно найти тот единственный объект, который будет ключевым и сможет дать ответ на все волнующие нас вопросы, – продолжает Николай Макаров. – Чтобы иметь возможность сравнить разные материалы, в этом году мы исследовали раскопками упомянутый могильник и культурный слой славянского селища XI – XII веков, которое его перекрывает. Спустя 600 лет после того, как финны похоронили на этом месте своих умерших соплеменников, здесь поселилось смешанное славяно-финское население.
Вдобавок к основной работе московским археологам в Суздальском Ополье все чаще приходится вести охранные раскопки, потому что его территория сейчас весьма интенсивно осваивается. Увы, мы навсегда можем потерять драгоценную информацию о культуре и быте этого сельского микрорегиона Северо-Восточной Руси, знания о котором так важны для науки. Поэтому все чаще география внеплановых работ ученых определяется географией частных строек. Сейчас, например, они ведут работы в Кидекше, где в 150 метрах от знаменитого храма Бориса и Глеба, который в один из своих приездов посетил экс-президент нашей страны Владимир Путин, строится – только представьте себе! – конюшня.
– Проезжая мимо этой стройки, я не мог не притормозить, – взволнованно рассказывает Николай Макаров. – В конце концов с помощью областной инспекции по охране культурного наследия мы остановили стройку и сейчас ведем на этом участке исследования.
Приведенный директором Института археологии РАН пример весьма примечателен, но, к сожалению, стал почти повседневным явлением в древних городах Владимирской Руси. Мы много и красиво рассуждаем о том, что необходимо сохранять их историческую среду, ландшафты и присущий им колорит, но вот на этический и, если хотите, нравственный вопрос, нужна ли рядом с памятником древнерусского зодчества эпохи Юрия Долгорукого банальная конюшня, с упорством временщиков почему-то неизменно отвечаем: "А почему бы и нет?"

Ольга РОМАНОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике