Обложка среды

Будем резать без наркоза, по-живому! Медицина высоких технологий теряет анестезиологов Есть такая профессия - возвращать пациентов к жизни. Они стоят и возле тех, кто "потерял" аппендицит, и у...

Медицина высоких технологий теряет анестезиологов
Есть такая профессия – возвращать пациентов к жизни. Они стоят и возле тех, кто "потерял" аппендицит, и у мамочек, которых "кесарят", и не отходят от операционного стола, где идет уникальная операция на сердце. Без них немыслима сложнейшая манипуляция. Но врачей анестезиологов-реаниматологов, а речь идет именно о них, с каждым годом становится все меньше.

Один в поле
В самом крупном больничном учреждении города Коврова ЦГБ (раньше – медсанчасть завода имени Дегтярева) штат анестезиологов укомплектован на треть. Плановая работа практически прекращена, едва хватает сил на проведение экстренных операций. Летом, в сезон отпусков, вместо двух врачей – анестезиолога и реаниматолога работает один. Именно у этой больницы самый большой объем работы. Сюда привозят пострадавших в ДТП с трассы Москва-Уфа. Но в последнее время некоторых везут во Владимир.
В относительно благополучном Владимире дефицит анестезиологов есть в БСП – здесь день и ночь идет у операционного стола тяжелая мужская работа.
Другой пример. В Александровской ЦРБ из восьми предусмотренных штатным расписанием анестезиологов в наличии двое. Работают через день. Случаются и отмены плановых операций – пациентов снимают со стола, когда кому-то требуется экстренная помощь либо возникает сложная ситуация в родильном отделении. Не исключение из правил, как признались нам, и областная детская больница.
Лето и здесь будет очень горячим. В выходные население района удваивается. Активные дачники то рубанком пальцы <отполируют>, то антенну на крышу полезут поправлять, да и свалятся. Только одна цифра: за два дня после выходных в ЦРБ обратились 120 человек.
Главный врач учреждения Владимир Анучин внештатно курирует районную медицину. По его мнению, подобная ситуация характерна для всех территорий, которые примыкают к столичному региону:
– У нас, в Киржаче, в Петушках, в Кольчугине, ситуация примерно одинаковая – острый дефицит и анестезиологов, и среднего медицинского персонала. Причина очевидна: идет колоссальный отток кадров в Москву и Московскую область. Не столь критична ситуация в Гусь-Хрустальном, Муромском районах, во Владимире, Собинке. Здесь люди не спешат бросить родные города и уехать на заработки. А у нас – прямое сообщение с Москвой, где анестезиологи при обычном рабочем ритме получают в разы больше. А у нас – из больницы не вылезают и пятой части от московских зарплат не имеют. Хотя мы регулярно прибавляем, но, честно говоря, понимаем – гонку за столичными зарплатами нам не выиграть никогда.
Понятно, что при такой нагрузке анестезиологи и в Александрове имеют не самые низкие для города заработки. Но брать большую нагрузку им просто не по силам, да и, как выясняется, незачем.
– Они могли бы зарабатывать еще больше, но возражают: какой смысл? Куда и где тратить деньги, когда просто нет времени! – говорит Владимир Анучин.

Смена, ау!
По мнению Владимира Николаевича (и с ним солидарны многие специалисты), кадровый дефицит усугубил и очередной приказ Минздрава, запретивший готовить анестезиологов в родных пенатах. Теперь специалист должен закончить два года в ординатуре на базе специализированных клиник. Руководители лечебных учреждений пытаются изменить этот порядок. По словам Владимира Анучина, желанные перемены близки.
Но многие из его коллег дают весьма пессимистичные прогнозы на будущее.
– Хороший анестезиолог <рождается> годам к 30-ти, – заметил руководитель одной из владимирских больниц. – После ординатуры надо, как минимум, отработать три года, чтобы состояться как специалисту. Да, у анестезиологов есть право при стаже 25 лет уйти раньше на пенсию, но, позвольте, какие гроши они получат?! При наших зарплатах пенсионное обеспечение анестезиологов – три тысячи рублей.
Анестезиолог из Коврова Владимир Шведов с грустью констатирует: многие ли из его коллег дождутся преемников и спокойной старости? Ему – 60. Смены не видно. Пока молодежь вырастет, нам здоровья и сил хватит для работы? – задает он теперь уже риторический вопрос.
– За последние 13 лет к нам на работу устроился один молодой специалист, который сейчас работает анестезиологом, – рассказывает главврач одной из районных детских больниц. – В прошлом году мы ездили агитировать выпускников Ивановской и Ярославской медицинских академий. И где результат? Нет!
Кстати, в <пограничных> с золотой нашей столицей территориях сегодня местные власти, депутаты ищут средства на покупку жилья молодым специалистам. Причем рассматриваются различные варианты приватизации служебного жилья через определенный срок добросовестной работы в лечебном учреждении.
Некоторые руководители клиник предлагают вернуться в старые времена – обязать выпускников бюджетных отделений медучилищ отработать, к примеру, три года в любом учреждении области после получения диплома. Либо – возвратить областному бюджету потраченные на обучение средства.
– Куда деваются выпускники? Зачем платим такие средства без реальной отдачи? – эти вопросы доктора задают чиновникам.

Все гоже?
Хорошая зарплата и жилье – реальное средство от головной боли для главврачей, ищущих специалистов, в том числе и анестезиологов. Вадим Иваненко, главный врач больницы №4 города Владимира, признался, что в прошлом году при открытии отделения реанимации и интенсивной терапии специалистов <перекупали> – из Коврова, из ОКБ и других клиник. И сегодня здесь трудится сильный состав.
– Можно было бы взять еще одного человека, врачи работают на 1,75 ставки, – поясняет Вадим Николаевич. – Но они не ропщут, имеют возможность получать больше. Пилотный проект существенно поднял зарплаты, хотя и год назад, вне пилота, мы гарантировали высокий уровень оплаты труда.
– Во Владимире исторически сложилась сравнительно благополучная ситуация по укомплектованности анестезиологами, – заметил Владимир Савинов, начальник управления здравоохранения администрации города Владимира.
А в других территориях дефицит породил еще одну проблему: снизились требования к претендентам на эту должность. Рады любому с соответствующими корочками.
– Был случай, когда анестезиолог-пьяница ходил по кругу, по многим больницам, – рассказал один из наших собеседников. – И его брали, кадров нет, терпели до поры до времени. Пока не произошла трагедия – по его вине погибла на операционном столе женщина. Он был осужден на три года.
Где теперь этот <специалист>, выяснить не удалось. Но многие врачи признаются: анестезиологи после суточных дежурств, после бесконечных <кровавых> будней снимают стресс традиционно. Тем более, что и покупать ничего не приходится. И спирт имеется, и благодарят врачей по старинке.

Вопрос жизни?
Или смерти?
Инсульты и инфаркты – профессиональные болезни анестезиологов. Международной организацией труда работа анестезиолога-реаниматолога приравнена к труду летчика-испытателя. В Америке труд анестезиологов оценивается исключительно высоко. По гонорарам они в первых строках медицинских рейтингов.
Владимир Шведов последние 10 лет пытается привлечь внимание районной, городской власти к проблемам своей любимой работы. Во все инстанции он отнес им сформулированные <Предложения по выходу из кризиса, сложившегося в здравоохранении города Коврова и Ковровского района из-за острого дефицита кадров - врачей анестезиологов-реаниматологов>. Реакции не дождался. А зря! Документ заслуживает внимания!
В частности, он предлагает, помимо уже упоминавшихся высоких зарплат и права на получение служебного (а в дальнейшем и собственного) жилья, страховать за счет работодателя анестезиологов от риска заражения различными болезнями, оказывать им юридическую помощь, включая оплату услуг адвокатуры при возбуждении уголовных дел, связанных с их профессиональной деятельностью, оплачивать санаторно-курортное лечение по результатам профосмотров для работающих пенсионеров ежегодно, для остальных – по показаниям.
Кому-то эти предложения покажутся претензиями на исключительное отношение. Но меня удивляет другое: о дефиците с анестезиологами знают все – и в медицинских кругах, и во властных. <Кадровый> голод в здравоохранении обсуждали и обсуждают (и еще не раз обсудят!) в Совете Федерации. А ситуация, по сути, здесь и сейчас стала критической. И <скорая помощь> не идет!
– На что надеются сильные мира сего? – вопрошал один из наших собеседников. – Неужели всерьез думают, что толстый кошелек убережет от всех бед, а если что, упаси Господь, случится, спасет? Наивные! Денег-то на препараты, может, и хватит. Но где они быстро найдут хороших специалистов, которым можно смело доверить самое ценное – жизнь?

Светлана САЛАТАЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике