Обложка четверга

Главные "враги" строителей - это археологи Такая вот немудреная правда жизни выяснилась в процессе обсуждения поднятой нашей газетой "горячей" темы - сохранения для наших потомков древних валов Владимира...

Такая вот немудреная правда жизни выяснилась в процессе обсуждения поднятой нашей газетой "горячей" темы – сохранения для наших потомков древних валов Владимира и Боголюбова, имеющих статус памятников федерального значения.
В разговоре приняли участие свидетели недавних событий: главный специалист-эксперт инспекции по охране объектов культурного наследия администрации области Владимир Бейлекчи, ведущий археолог ВЦАРПИК Татьяна Мухина, начальник отдела археологии
ОАО "Владимирреставрация" Наталья Захарова.

Нарушитель скрылся
– Прояснилась ли ситуация с Боголюбовским валом, памятником археологии федерального значения? Понесет ли наказание владелец кафе, подрезавший в прошлом году подошву вала?
Владимир Бейлекчи:
– Дело в том, что Боголюбовский вал был подрезан еще в 1992 году прежним хозяином, владельцем магазина. В 2007 году новый владелец земельного участка С. Симонян подрезал вал на площади 47,4 кв. м для того, чтобы разместить здесь стоянку.
Эти факты не остались незамеченными госорганом по охране памятников. Материалы дела переданы в суд, сумма ущерба, причиненного памятнику археологии, превысила 470 тыс. рублей. Но нарушителя нет в наличии. Его не могут вызвать в суд.

Не яма, а технический карман
– Уточните, пожалуйста, получен ли Открытый лист для проведения раскопок на Троицком валу? Что вы можете сказать о нарушении целостности вала, допущенного в результате проведения строительных работ?
Владимир Бейлекчи:
– Инспекцией был согласован проект на проведение работ на этом участке, который предполагал проведение инженерных сетей не на культурном слое. Строители, чтобы облегчить технологический процесс, допустили отступление от проекта и на склоне вала подготовили площадку для техники. На поврежденном участке вала специалисты провели археологические исследования (почистили стенки траншеи, зафиксировали их). На проведение таких работ Открытый лист не требуется.
– Насколько я помню, правило археолога гласит: если есть возможность сохранить целостность памятника археологии, тем более федерального значения, нужно добиться этого любыми средствами. Почему проект предусматривал прокладку инженерных коммуникаций именно по гребню вала? Наверное, можно было согласовать его таким образом, чтобы трубы теплотрассы обошли вал?
Владимир Бейлекчи:
– Представленный в Инспекцию проект был подробно изучен специалистами и согласован. Принято решение осуществлять контроль за проведением земляных работ методом наблюдения. Согласованный проект предполагал работы, которые не затрагивают древний вал. Трубы прокладывались так, чтобы тело вала не нарушалось – в метре от земной поверхности. На такой глубине располагается перекоп – строительный мусор. Дело в том, что площадка поверх вала была ранее подсыпана и снивелирована. Однако работы на этом участке начались в майские праздники, нарушение выявлено инспекцией 6 мая.
– Как вы думаете, почему строители начали работы в праздники?
Владимир Бейлекчи:
– У них горящий объект. Для строителей важнее уложиться в запланированные сроки. А работают ли они на участке памятника или нет – не имеет значения.
Утром 6 мая на склоне вала было зафиксировано серьезное нарушение памятника археологии. Исполнитель работ отклонился от проекта, согласно которому не была предусмотрена выкопанная экскаватором яма, и разрушил культурный слой на площади 12 кв. м.
Начальник отдела археологии ОАО "Владимирреставрация" Н. Захарова первая зафиксировала нарушение и сразу позвонила мне. Специалисты инспекции незамедлительно зафиксировали правонарушение и нашли нарушителя.

– Что в данном случае грозит нарушителям?
Владимир Бейлекчи: – Заказчик работ ООО "ПромСпецСтрой" понес административное наказание в виде штрафа в размере 20 тыс. рублей. Административное наказание ожидает также подрядчика – ПК ССМУ-41. Кроме того, в соответствии с требованиями законодательства нарушители должны возместить ущерб, причиненный памятнику археологии.

Вал раздора
– Татьяна Федоровна, вы тоже считаете, что главные враги строителей – археологи? По сути дела, в нашем древнем городе все должно быть иначе.
Татьяна Мухина:
– Так бывает далеко не со всеми и не всегда. Конечно, строители смотрят на нас с неприязнью, потому что мы забираем их деньги, ведь охранные мероприятия проводятся за счет средств заказчика. Но безграмотные в археологическом отношении люди в процессе раскопок, если они сотрудничают с нами, начинают проникаться к нам уважением. Они видят, как тяжело нам достаются исследования, как по-честному трудятся ребята.
– Часто ли приходится сталкиваться с ситуацией, когда вместо того, чтобы сотрудничать с инспекцией по охране объектов культурного наследия, заказчик стремится обойти закон и побыстрей вкопаться в землю?
Владимир Бейлекчи:
– Часто. Особенно в Суздале и Владимире. Только за 2008 год на территории Владимира выявлено 9 правонарушений на объектах культурного наследия. Факты разрушения участков культурного слоя памятников археологии зафиксированы в Суздале, Муроме и Суздальском районе. Кроме того, нами пресечен случай проведения несанкционированных археологических исследований в Суздале.
– А что же произошло на Козловом валу в прошлом году?
Татьяна Мухина:
– По гребню Козлова вала в зоне реконструкции и прокладки инженерных сетей согласно проекту, согласованному заведующей отделом археологии Госцентра по использованию памятников Л. Гальчук, была проложена траншея глубиной до 1,8 – 2 м. В нижней ее части были выявлены сгоревшие деревянные клети – основа вала. Поскольку на основании Открытого листа, выданного Институтом археологии РАН, и разрешения на производство научно-исследовательских работ по сохранению объекта культурного наследия я осуществляла наблюдения за земляными работами (а не раскопки), то информация о находке была незамедлительно передана в Госцентр и Институт археологии РАН.
Работы по прокладке сетей были приостановлены, на место оперативно выехал глава Владимира Рыбаков, распорядившийся строжайше соблюдать законодательство об охране объектов культурного наследия.
Затем на место раскопок выехала комиссия Института археологии. Его сотрудники С. Захаров и О. Зеленцова составили акт в присутствии проектировщиков, руководства ВЦАРПИК, МБУ "УРИЯ" и археологов Госцентра. Московские эксперты подтвердили наличие деревянных конструкций, но что это, остатки какого сооружения – оборонительного или хозяйственного характера – предстоит выяснить в процессе раскопок.
– Почему финансирование этих работ не возобновилось?
Татьяна Мухина:
– Потому что Институт археологии не договорился с заказчиком МБУ "УРИЯ" об этих работах. Возможно, потому, что сейчас происходит смена руководства в МБУ "УРИЯ".
Если Институт археологии договорится, то раскопки будут произведены даже в этом году. Участок этот небольшой. Я его зафиксировала пошагово, то есть он выведен в графике, есть фотоматериалы. Однако говорить о большой коллекции не приходится.: Там всего 10 фрагментов древнерусской керамики и одна плитка пола, которую я хочу отдать в коллекцию Института археологии.
– А где можно ознакомиться с материалами наблюдений и с коллекциями вещевых находок?
– Археологический отчет – это не статья в газету, а целый научный труд в нескольких томах, который предоставляется не в "Призыв", а в отдел полевых исследований Института археологии РАН, где в свое время желающие смогут с ним ознакомиться.
Что же касается коллекции вещевых находок, то автору статьи следовало бы знать, что по действующему законодательству срок передачи коллекций музеям после их научной обработки составляет три года.

Порядок превыше всего
– Господа археологи, в результате наших с вами рассуждений проблема обозначилась еще более ярко. Такое ощущение, что порядка во Владимире в сфере охраны памятников археологии нет. Каким образом можно его навести?
Наталья Захарова: – Сейчас есть шанс порядок навести. Мне кажется, что нужно не мешать созданной инспекции по охране объектов культурного наследия администрации области работать. То, что сейчас происходит, напоминает заказ или чью-то пиар-компанию.
Работа на Троицком валу как шла, так и идет. Никакой вселенской катастрофы не случилось. Сейчас обнажения Троицкого вала зачищены, траншея засыпана. Во вновь созданной инспекции очень мало сотрудников, археологов всего два, а теперь представьте, что они должны отслеживать ситуацию в целом по области. Количество нарушений с появлением новой структуры в конечном итоге уменьшится, но ведь эти обязанности раньше выполняла другая организация, и теперь мы сталкиваемся именно с ее недоработками.
– И все же что поможет реально предотвратить подобные нарушения?
Владимир Бейлекчи: – Это общая проблема. Владимиро-Суздальский музей-заповедник предложил устанавливать информационные надписи на памятниках. Мы поддерживаем эту идею и видим в этом один из путей защиты памятников археологии.
Татьяна Мухина: – Есть еще одно предложение. Раньше на областном телевидении был цикл передач "Улицы родного города", а почему бы не создать подобный цикл о памятниках нашего города? И рассказывать в нем не только об архитектурных памятниках, но и о памятниках археологии. Пусть бы там выступали специалисты всех организаций – и инспекторы, и археологи, и архитекторы, и музейные работники.
Хочу добавить, что в день археолога – 15 августа – ВЦАРПИК ежегодно делает на улице раскладку всех своих сокровищ и приглашает в гости прессу и телевидение.
Владимир Бейлекчи: – Инспекция по охране объектов культурного наследия предлагает СМИ открытое сотрудничество, опирающееся на законы и документы. В числе наших предложений – цикл репортажей или программа, в которых специалисты инспекции будут информировать граждан о проектируемых и проводимых работах на памятниках архитектуры и археологии области.

Ольга РОМАНОВА
Фото Р.Новикова

В тему
У семи нянек дитя без глазу

Директор Института археологии, член-корреспондент Российской академии наук Николай Макаров
– Думаю, что пострадавшая сторона в данном случае – валы и археологическое наследие в целом. Наша общая задача в том, чтобы спасти остатки валов, предотвратить дальнейшие разрушения. Необходимо исследовать раскопками разрушенный участок Козлова вала, но Институт археологии пока не получил ответа на предложение провести эти работы. Методика исследования валов специфична: это достаточно широкие разрезы, позволяющие выявить и проследить внутривальные конструкции и собрать находки из насыпи, позволяющие датировать время ее возведения. В узких траншеях что-либо выявить трудно. Но главное в другом: в валы вообще ничего не следует закапывать, это архитектурные сооружения, которые не должны разрушаться земляными работами. Задачи органов охраны памятников и археологов как раз и заключаются в том, чтобы предложить варианты прокладки коммуникаций в обход валов.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике