Обложка вторника

Мама и два сына превратились в бомжей В объявленный Президентом России год семьи жительница Владимира Светлана Романова с двумя несовершеннолетними сыновьями стала лицом без определенного места жительства.

Мама и два сына превратились в бомжей

В объявленный Президентом России год семьи жительница Владимира Светлана Романова с двумя несовершеннолетними сыновьями стала лицом без определенного места жительства.

Просим вон!
Она росла в обычной владимирской семье. Здесь, по традиции, воспитывать детей помогали представители старшего поколения. Поэтому маленькая Светочка в отсутствие занятой на работе и вечерних лекциях в институте мамы проводила время у бабушки и дедушки. Важная для последующего развития событий деталь: здесь же с рождения она и была прописана.
По адресу собственной прописки Светлана зарегистрировала и двоих детей, что абсолютно не противоречило российскому законодательству.
– Родственники с пониманием относились к тому, что мне и детям необходимо иметь прописку, – поясняет Светлана. – Поэтому давали официальное согласие на регистрацию.
Все изменила смерть бабушки. Сегодня нет смысла разбираться в причинах и нюансах родственных отношений. Коротко: мать-одиночку Светлану и двух ее детей попросили выписаться из квартиры. И она отнеслась к этому с пониманием. Единственное, о чем просила, – подождать. Она планировала выход на работу после рождения Глеба.
– Рассказала о своих планах родным – найти работу в бюджетной организации, – рассказывает Светлана. – Ведь, несмотря на прописку, собственного жилья у меня никогда, по сути, не было. Жила на съемных квартирах. Работа в бюджетной организации давала возможность встать в очередь на получение жилья.
Работу по специальности Светлана нашла. Сегодня она работает специалистом в структуре областной администрации.

О "букашках" без бумажки
Когда Светлана назвала место своей работы, я с нетерпением стала ждать хэппи-энда, поскольку была убеждена: "приближение" к власти должно давать преференции, в том числе и в решении бытовых проблем. Но обо всем по порядку.
– О том, что я стала бомжом, мне сообщили 2 декабря 2007 года в избиркоме на участке в средней школе №24, – говорит Светлана. – Пришла голосовать. Как обычно, подаю паспорт сотруднику, а меня огорошивают: "В списке голосующих вас нет". Вижу, что моя фамилия вычеркнута, и есть пояснение: <Выписана по решению суда>.
Стала разбираться и выяснила: еще в сентябре 2007 года Ленинский суд города Владимира вынес заочное решение: Светлана и ее сыновья Даниил и Глеб признаны утратившими право на жилое помещение. Соответствующий иск подала одна из родственниц, получившая дарственную на спорную квартиру.
Почему решение было заочным? – один из самых интересных вопросов. Квартира, из которой нашу героиню выписали по решению суда, находится в том же доме, где проживает и мама Светланы. Почему суд не нашел возможности поинтересоваться у самого близкого человека местонахождением ответчика?
Впрочем, долго рассуждать на эту тему не имеет смысла. Когда у вас отсутствует регистрация по месту жительства, вы имеете право на официальный и аргументированный отказ сразу в нескольких инстанциях.
Не пустячок платить за каждый чих ребенка педиатрам, не имея медицинского полиса. Одно из условий его получения – регистрация.
– Мой старший сын должен регулярно проходить медицинский осмотр и курс терапии в Пигановском центре специализированных видов медицинской помощи, – поясняет Светлана. – Кроме того, все маленькие дети имеют обыкновение часто болеть. И чтобы вызвать врача на дом, нужно иметь полис.
Справка с места регистрации – один из документов, дающих право на получение детского пособия. И какими бы крохотными ни были суммы выплат на двоих детей, для Светланы их потеря была ощутимой.
Проблему с получением пособия на детей помогла решить Любовь Кукушкина, директор департамента социальной защиты населения администрации области. Она оперативно рассмотрела обращение Светланы, и выплаты на детей одинокой маме возвратили.
Любовь Евгеньевна помогла снять проблему и с выплатой компенсации за детский сад.

Первый паспорт – без прописки
Светлана добилась отмены заочного решения суда. И вступила в новую битву за право не быть бомжом. Она была недолгой и проигранной.
– Я была вынуждена отказаться от кассации, – поясняет наша героиня. – У меня нет сил, средств и уверенности, что суд вынесет иное решение. Опытный адвокат из центральной коллегии адвокатов не смогла отстоять мои интересы и интересы несовершеннолетних детей, несмотря на хороший гонорар. Судья Ленинского районного суда И.Сергеева отклонила ходатайство об участии в суде органов опеки и попечительства и представителей прокуратуры.
Ее старшему сыну 14 лет, младшему – пять. Они, как и мама, – бомжи. Даниил, получив паспорт, начинает взрослую жизнь с чистого листа – страница новенького паспорта, где должно быть проставлено "место жительства", увы, не заполнена.
Страшно.: И, судя по всему, шансов избавиться от унизительного статуса у них нет.
Читаем ответ на обращение Светланы в администрацию города Веры Гуськовой, заместителя главы города Владимира. Она коротко излагает суть ее судебных перипетий и сообщает: "Ваша семья в администрации города на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях, не состоит". Далее со ссылкой на Жилищный кодекс РФ Вера Ивановна разъясняет порядок постановки на учет в качестве нуждающихся в жилье. Вывод: органы местного самоуправления удовлетворить просьбу матери двоих детей о разрешении жилищной проблемы не имеют возможности.
Получается замкнутый круг: чтобы встать на очередь, надо иметь регистрацию. Чтобы зарегистрироваться по месту жительства, нужно иметь хоть какое-нибудь жилье. Dur lex, sed lex – закон суров, но это закон.

И мотивированный, законный отказ
Отчаявшись самостоятельно найти выход из сложившейся ситуации, Светлана разослала письма с просьбой о помощи во все инстанции. Кто виноват, уже не важно. Как быть? – вот главный вопрос ее настоящего положения.
Официальные ответы получены. Надеяться больше не на что.
– Ипотека для меня – непосильная ноша, иначе бы я не обращалась к местным властям. В Центре помощи семье и детям Владимира развели руками. Органы опеки и попечительства "утешили": "Не вы первая", – рассказывает она.
Почему большая административная система бессильна перед частной проблемой? Нет желания или нет возможностей? Либо того и другого?
Ответить на этот вопрос – значит, объяснить многое. Можно много говорить о проблемах небольшого города, готовить ежегодные отчеты о проделанной работе с гражданами, подсчитывать количество добрых дел в отношении нуждающихся. Но, похоже, когда дело касается конкретного случая, как в данной ситуации, лучше просто промолчать, сделать вид, что все, в общем-то, хорошо, не нужно портить статистику.
Почему-то думается, что безработная мамаша с антисоциальным поведением скорее бы привлекла внимание чиновников. Правильно ли, что первая забота органов власти – маргинальные семьи? А кому нужны проблемы обычных, считающихся благополучными? Их "ситуации" разруливать труднее, но при этом легко сослаться на российское законодательство и произнести банальное: закон не позволяет. Не позволяет даже в год семьи найти обычной владимирской семье решение немудреной проблемы.

Светлана САЛАТАЕВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике