Прочитано в… Европа боится русского Газпрома

Энергетическая безопасность стала для Европы проблемой десятилетия, и одной из главных причин стало поведение России, которая использует свои нефтяные и газовые ресурсы в политических целях.

Энергетическая безопасность стала для Европы проблемой десятилетия, и одной из главных причин стало поведение России, которая использует свои нефтяные и газовые ресурсы в политических целях.

Это объясняет, почему в центре внимания в связи с предложенным Брюсселем энергетическим законодательством оказалось положение, ограничивающее права неевропейских компаний по приобретению энергораспределительных сетей в странах Евросоюза. И хотя "параграф для "Газпрома" является хитроумной попыткой сдержать экспансию управляемой из Кремля компании, эффективность этой оговорки находится под вопросом.
Согласно предложенному законопроекту, таким компаниям, как "Газпром", будет запрещено покупать активы европейских энергосетей без согласия правительства страны, на территории которой находятся эти сети, а также Евросоюза. Эти меры, если они будут одобрены, положат конец индивидуальным сделкам, которые "Газпром" заключил с компаниями от Болгарии до Бельгии, договорившись о частичном владении их газопроводами или хранилищами. После многих лет периодически вспыхивающих разногласий члены Евросоюза пытаются договориться о единой политике в отношении России.
Однако даже если ЕС и осознал необходимость единогласия по таким стратегическим вопросам, на повестке дня остается проблема, чей голос является более весомым.
Москва много говорит о намерении продавать газ Китаю, Японии или Северной Америке вместо Европы. Однако России потребуется определенное время, чтобы создать необходимую инфраструктуру для реализации этого плана.
Между тем у Европы ограниченный выбор в поиске эффективной альтернативы "Газпрому", доля которого в европейском импорте составила в 2005 году 25%. Поставки из Северной Африки и с Ближнего Востока покрывают лишь незначительную часть европейских потребностей, однако немедленное увеличение объёма этих поставок маловероятно. Другой альтернативой может стать сжиженный природный газ, но из-за сравнительно легкой транспортировки спрос на него исключительно высок по всему миру.
"Газпром" уже подверг критике предложения Евросоюза, и Москва, возможно, сочтёт, что владение активами является слишком важной составляющей её энергетической стратегии в Европе, чтобы сдаться без борьбы. В этом противостоянии все как в игре "кто первый моргнет" – Европа, которой нужен газ, или "Газпром", которому нужны евро. Ситуация, в которой находится Брюссель, усложняется тем обстоятельством, что несколько членов Евросоюза, среди которых Австрия, Германия и Италия, вовлечены в совместные с "Газпромом" прибыльные проекты и не захотят поступаться своими интересами. Общеевропейская солидарность подвергнется серьёзному испытанию в ходе предстоящих дебатов по этому плану.
Амбиции "Газпрома" вряд ли пострадают также и от другого требования, выдвинутого Евросоюзом. Согласно предложенному плану, неевропейские компании должны будут выполнять новые правила "раздела собственности", которые Комиссия установила для европейских фирм.
Комиссия предлагает отделить производство энергии от её поставок и, если необходимо, делать это в принудительном порядке. Брюссель оправдывает введение новых мер тем, что для сетевых компаний, одновременно производящих и продающих электричество или природный газ, существует соблазн не допустить конкурентов к своим сетям, поставив их тем самым в неравные условия. Представители ЕС говорят, что рынки, где собственники сетей отделены от производителей энергии, формируют более низкие цены в сравнении с рынками, где эта собственность находится в одних руках.
Этот шаг, впрочем, ставит множество проблем и перед европейскими компаниями. У Брюсселя уже есть инструменты, обязывающие компании следовать правилам конкурентной борьбы. В двух ранее принятых пакетах законов Евросоюз предписывает энергетическим гигантам предоставлять конкурентам свободный доступ к их сетям. Брюссель должен полностью осуществить свой план до того, как он прибегнет к мерам, которые Бертольд Бонекамп, исполнительный директор RWE, германского энергетического концерна, назвал недавно "принудительной экспроприацией" частных активов.
Предвосхищая отрицательную реакцию Парижа и Берлина на "разделение" компаний, Комиссия предложила второй вариант, который серьёзно размывает целостность предложенной концепции. Этот альтернативный план позволяет энергетической компании сохранять сетевое подразделение в своих руках, если компания формирует особую структуру, так называемый независимый системный оператор (ISO).
ЕС заявляет, что эти ISO будут обязаны поддерживать определённый уровень нейтралитета, который позволит обеспечить доступ к сетям и планированию инвестиций на равных конкурентных условиях. Однако страны – члены ЕС обладают достаточным опытом в формировании законов, позволяющих защитить национальные интересы.

США, 24 сентября

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике