Обложка четверга

Певец Сергей Захаров: Романов посадил меня, приревновав к Сенчиной В Концертном зале им.Танеева прошел концерт, посвященный открытию памятника основателю Владимира. Среди приглашенных артистов - кумир нескольких поколений, народный...

В Концертном зале им.Танеева прошел концерт, посвященный открытию памятника основателю Владимира. Среди приглашенных артистов – кумир нескольких поколений, народный артист России Сергей Захаров.
Мы взяли у него интервью.

– Сергей, давай вспомним о твоем восхождении на вершину эстрадного Олимпа.
– Это было давно, еще в 1969 году. Пел немного до армии. В армии пел в самодеятельности, а служил я в Казахстане. Там был народный эстрадный ансамбль. С ним я ездил по городам и весям, выступали в Москве. И были лауреатами.
После армии я поступил в Гнесинку и параллельно стал работать в ресторане "Арбат". Дочери моей к тому времени было уже 2 года, и нужно было обеспечивать семью. Однажды в ресторан пришел Леонид Осипович Утёсов. Видимо, я ему понравился, потому что после выступления он подошел ко мне и сказал: "Хватит заниматься ерундой, приходи завтра, будешь у Утёсова в оркестре солистом". Счастье великое – работать у мэтра эстрады. Но скоро я понял: это не то, что мне надо. И ушел, хотя Леонид Осипович уговаривал остаться.
Вскоре в Москву приехал блистательный Ленинградский мюзик-холл под руководством Ильи Рахлина. Мне жутко понравился весь этот блеск, мишура и легкость. И я рискнул пойти за кулисы к Рахлину. "Нет проблем, – сказал он, – сейчас концерт закончится, выйдешь на сцену, а мы все сядем и послушаем, что ты умеешь". В тот же день я получил приглашение в труппу и отправился в Ленинград, где мне сразу же выделили служебную 1-комнатную квартиру, что тогда мне как женатому человеку было важно.
– Как тебе там работалось?
– Прекрасно. Я быстро адаптировался и с первого дня имел успех у публики. Чем это объяснить? Не знаю, тогда я ещё не имел "своего" голоса, подражал Магомаеву и Отсу, просто молодой был, дерзкий…
– Это правда, что у тебя не сложились отношения с Магомаевым?
– Абсолютная ерунда. Что я по сравнению с ним? Пацан, который в 1972 году впервые увидел большой город. А Муслим был уже недосягаемой вершиной.
– Ну, тебе грех жаловаться. Ты скоро победил сразу на двух престижных тогда фестивалях: Сопот и Золотой Орфей.
– Министерство культуры и отдел ЦК послали меня за границу даже без образования. С этих двух фестивалей я привёз две первые премии.
– Наверняка не последнее место в ней заняла бы та романовская история, после которой ты оказался в тюрьме?
– Было такое. Романов, тогдашний руководитель Ленинграда, приревновал меня к Людмиле Сенчиной. За дело взялись профессионалы из известной организации. Мне было 25 лет, я был наивный. Это была хорошо выстроенная комбинация, которую подвели под серьёзную статью. То, что произошло, не тянуло даже на простую хулиганку, на статью вымучили – "пресечение служебной деятельности".
Когда я вернулся, долго находился в вакууме. Не осталось рядом никого, кто когда-то "ел с ладони у меня", как пел Высоцкий. Есть доля правды в том, что я мизантроп, – а за что любить людей? Я начал с белого листа. За полтора года прошёл целую школу жизни и больше ни разу не ошибся ни в одном человеке.
Моя жена – молодец, она не сломалась. Ей приходилось ходить по городу, где все на неё пальцем показывали. Она вынуждена была продать вещи из квартиры – надо было кормить семью. Зато когда я вернулся, у меня была семья, дочка. Мне нужно было только работать.
– Как тебя принял зритель?
– Как будто ничего не случилось. Где бы я ни был -в Одессе, куда меня пригласили работать после тюрьмы, или в Ленинграде, куда я вернулся в 82-м году.
– Серёжа, после того, что случилось, ты стал смотреть на жизнь по-другому, в тебе что-то изменилось?
– У меня появилось сознание, что деньги и карьера не имеют никакого отношения к истинной цели, для которой человек приходит в этот мир.
– Что ты ставишь сначала: дом или профессию?
– У женщин и мужчин разные биологические задачи. Для женщины – дом, для мужчины – любимая работа. Нормальное общество уже давно поняло, что институт семьи – самый главный; когда основой общества является семья, а не партийная ячейка – тогда всё на своих местах.
– Тебе знакома "звездная болезнь"?
– В детстве я читал хорошие книги, у меня были замечательные учителя, я слушал выдающихся певцов. У меня до сих пор одна из самых богатых коллекций музыкальных записей, и питерское радио часто пользуется ею. Воспитание, которое я получил в семье, исключало даже понятие "звездности". Человек воспитанный, образованный лишён риска считать себя выдающимся, потому что понимает – есть гораздо лучше него. Я знаю свой ряд и своё место.
– Нет ли у тебя чувства, что молодёжь с "Фабрик звёзд" и им подобных, вас, представителей старшего поколения, просто-напросто "забивают"?
– Мы отходим на второй план, так как не поём песен, которые нравятся молодежи. А согласитесь, основной коммерческий двигатель – это молодёжь. С точки зрения коммерциализации искусства сейчас развернулись именно молодые. Ну и слава Богу! Если бы такие возможности были в наше время, то, наверное, не было бы таких образцов на эстраде, как Отс, Шульженко, Утёсов.
– Почему твоя дочь не пошла по твоим стопам?
– Она не стала певицей, хотя я был бы не против. Но её не привлекает эта профессия. Я доволен тем, что она уделяет много времени своей семье. Она – хорошая жена и мать.
– А кем бы ты хотел видеть свою внучку Стасю?
– Ей 15 лет. Хочу, чтобы она была оперной певицей. Моё дело привить ей сознание того, что она может ею стать.
– Сергей, ты живешь в Петербурге. Тебе не хочется вослед чеховским героиням крикнуть: "В Москву, в Москву!"?
– Москва в чём-то враждебна моему внутреннему состоянию. Я провинциал. Люблю размеренную жизнь. В Петербурге на меня благотворно влияет дух времени.
– Отсюда, наверное, и любовь к романсам…
– Русские романсы – это целая эпоха нашей национальной культуры, жемчужины музыки, частицы нашего исторического опыта. Более искреннего жанра я не знаю. Романс очень эмоционален и демократичен.
В нём я чувствую себя органично, без натяжек. Я нашёл в них ответы на многие волновавшие меня вопросы.

Текст и фото: Михаил КОСТАКОВ.
г.Владимир.

Личное дело

Сергей Захаров родился 1 мая 1950 года в г.Николаеве на Украине. Его отец был военным, и семья часто переезжала. В Байконуре Сергей окончил восьмилетку
и поступил в радиотехнический техникум. С детства любил петь. Музыкальные способности ярко проявились в армии, где он был ротным запевалой. Подающего надежды солиста направили в Ансамбль песни и пляски "Дружба"
Дома Советской Армии СрВО, а в 1971 году досрочно демобилизовали и послали в Москву для продолжения музыкального образования в Гнесинку.
С 1972 года Захаров – солист Государственного эстрадного оркестра под управлением Леонида Утесова.
С 1973 по 1985 год – солист Ленинградского мюзик-холла.
Певец побывал с гастролями в 41 стране мира. В 1988 году Захарову присвоено звание заслуженного артиста России, а в 1996 году – звание народного артиста России.
Награжден российским орденом Дружбы.

Певец Сергей Захаров: Романов посадил меня, приревновав к Сенчиной

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике