Шестое послание в никуда

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии (Москва): Владимир Путин в своем шестом президентском послании анонсировал начало конца своей политической эпохи.

Шестое послание в никуда

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии (Москва): Владимир Путин в своем шестом президентском послании анонсировал начало конца своей политической эпохи.

Основная идея, которую можно выковырять из речи: элите 1990-х гг. предложен новый пакт. Вы не раскачиваете мой трон, а я, т. е. Владимир Путин:

1. Окончательно признаю ваше право на собственность, полученную за 12 лет приватизации.

2. Обеспечиваю легализацию ваших капиталов.

3. Гарантирую иллюзию свободы слова и "национальной дискуссии".

Иными словами, кровожадного чекиста Путина больше нет. И в этом сонном единстве президент и его элита доживут до дня передачи власти престолонаследнику, которого совместно и выберут.

Как бы не так.

Предложив элитам новую рамочную конвенцию, Владимир Путин решительно подрубил сук, на котором сидит.

До сих пор легитимность Путина как правителя определялась "путинским большинством", которое голосовало за Путина – внимание! – как за альтернативу Борису Ельцину.

Теперь революция сверху, вокруг идеи которой консолидировалось путинское большинство с осени 1999 г., отменяется. Обещана стабильность.

Притом Кремль настойчиво не замечает, что на обещании своим странам вязкой "стабильности" погорели и Эдуард Шеварднадзе, и Леонид Кучма, и Аскар Акаев. Потому что предлагаемая таким образом стабильность для большинства активного населения страны означает безнадежность, "все, как есть".

Из послания вытекает, что Кремль окончательно отказался от стратегической программы будущего. А страна, не движимая целью развития и позитивной энергией созидания, не сможет остаться в целости и сохранности. Как только Политбюро ЦК КПСС отказалось от национального проекта под названием "строительство коммунизма", элиты союзных республик заявили Москве: а зачем вы нам теперь?

Шестое послание весьма показательно. Перед страной выступил усталый чтец-декламатор, которому безумно надоела его официальная роль. И только отсутствие четких и надежных гарантий послевластной безопасности мешает. Пока.

По количеству же банальностей и общей вялости тона послание напомнило тексты даже не Брежнева, а Черненко. Это симптом того, что режим идет навстречу своему финалу. Причем финалу достаточно близкому.

"Ведомости", 26.04.2005 г., с сокращениями.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике