Мы все учились понемногу

Накануне 1 сентября интересно узнать, что помнят из своей школьной жизни звезды театра, кино, ТВ и эстрады?

Мы все учились понемногу

Накануне 1 сентября интересно узнать, что помнят из своей школьной жизни звезды театра, кино, ТВ и эстрады?

Николай Сванидзе сел в лужу

Сейчас Николай Сванидзе смеется, вспоминая роковое 1 сентября, но первокласснику Коле было не до смеха. Стеснительный, домашний мальчик неожиданно оказался в классе, в окружении толпы незнакомых сверстников. Все это было так непривычно, что когда маленький Коля захотел в туалет, он постеснялся спросить разрешения выйти.

Нетрудно догадаться, что случилось дальше – новоиспеченный школьник …описался. Совершив "мокрое дело", бедный ребенок не подозревал, что самое страшное ждало его впереди. Коля обратил внимание на симпатичную девчонку, сидевшую неподалеку. Но эта самая девочка тоже внимательно следила за ним и сразу после урока подошла к учительнице – о, ужас! – со словами:

– Людмила Ивановна, а у Сванидзе под столом лужа!

Коля, который тогда чуть не провалился от стыда сквозь землю, до сих пор с благодарностью вспоминает первую учительницу. Опытный педагог Людмила Ивановна и бровью не повела, сказав только:

– Ну и что? Надо вытереть.

Инцидент был исчерпан, и детская психика не пострадала.

Елена Сафонова слыла девочкой из "трудной семьи"

На будущую "зимнюю вишню" и "принцессу на бобах" первая учительница произвела столь сильное впечатление, что, приходя домой, она с удовольствием играла в школу. Но отличницей девочка никогда не была. Особенно ей не давались точные науки. Зато очень любила уроки литературы. Хотя и тут однажды потерпела фиаско. Как-то Лена пришла из школы со слезами на глазах:

-Ну не могу я прочитать "Тихий Дон", не могу!

На следующий день учительница, сжалившись, разрешила Сафоновой прочитать только короткие рассказы Шолохова.

Но не все преподаватели относились к школьнице столь лояльно. Классная руководительница, например, придя к Елене домой, чтобы выяснить, в каких условиях живет ее ученица, и увидев на кухне спящего за столом отца (актера Всеволода Сафонова, по виду которого было понятно, что накануне он долгое время что-то праздновал), неожиданно быстро изменила свое мнение о Лене, причем вовсе не в лучшую сторону.

Юрий Лоза пытался доказать, что умней учителей

Юрий Лоза учился в алма-атинской школе, прямо возле школы расположилось огромное поле анаши. Однако будущий музыкант не превратился в отпетого наркомана. Напротив, отличался необычной общественной активностью. Однако учителя с облегчением вздохнули, когда Лоза покинул стены школы. Юра, как он сам выразился, на протяжении всех школьных лет вел с преподавателями интеллектуальную битву и с завидным упрямством доказывал педагогам, что его интеллектуальный потенциал намного выше, чем их собственный. В результате, будучи прекрасным футболистом, он имел твердую "тройку" по физкультуре, выступая в ансамбле, получал по музыке исключительно "балл душевного спокойствия", та же оценка стояла и в графе "литература", несмотря на то, что парень уже пробовал себя в журналистике. В его аттестате с семнадцатью "тройками" не нашлось места ни для одной "четверки".

Надо сказать, в этой неравной битве Лоза одержал безоговорочную победу – сразу по окончании школы он поступил в престижный вуз.

Клара Лучко играла шпионов

Репетируя роль Себастьяна в шекспировской "Двенадцатой ночи", Клара Лучко не раз с улыбкой вспоминала свои школьные годы. Ведь именно в драмкружке будущая кинозвезда делала первые шаги в искусстве, специализируясь на …мужских ролях!

Все мальчики наотрез отказывались участвовать в работе кружка, а Клара, самая высокая девочка в классе, могла лучше других справиться с ролью. Одно смущало: ей доставались почему-то все время роли иностранных шпионов. Главное, что требовалось от актрисы, – это нервно ходить по сцене, поправляя галстук на резиночке (главный атрибут иностранца!), в предчувствии скорого и неотвратимого разоблачения.

Юная Клара сильно стеснялась своего роста, из-за которого одноклассники дразнили ее жирафой, и всегда сидела за последней партой, сильно пригнувшись. Так что успех на подмостках школьного театра был хорошей компенсацией детских комплексов.

Андрей Соколов изобрел исчезающие чернила

Актер Андрей Соколов в школе сильно переживал из-за каждой "двойки", которые не были редкостью в его дневнике. Терпение ученика подошло к концу уже во втором классе. После очередного "лебедя" Андрей решил, что пора круто менять жизнь. Недолго думая, он собрался покорить Черный континент, взяв с собой лишь батон хлеба и любимого хомяка. Перед дальней дорогой юный путешественник зашел к бабушке передохнуть и собраться с мыслями. Там беглеца и "взяли".

Уяснив, что одними побегами в Африку горю не поможешь, Андрей бросил все силы на изучение химии и изобрел исчезающие чернила. Однако педагог предусмотрительно пользовался только своей ручкой, поэтому Соколову приходилось постоянно прятать учительское перо, чтобы потом вместе с дневником подсовывать взамен свое изобретение. И ненавистные "двойки" вскоре бесследно исчезли…

Кумиров расспрашивал Михаил КОСТАКОВ.

Блиц

Какие пакости в школе вы делали учителям? – спросил я накануне 1 сентября популярных артистов.

Мурат Насыров:

"Я всегда сидел на передних партах, и, когда учительница проходила мимо, я ставил ей рога. Она не замечала – остальные смеялись".

Андрей Макаревич:

"Нет, я не делал пакостей учителям, а если мне не нравился учитель, я старался как можно реже посещать уроки…".

Лолита Милявская:

"…Журнал сжигала, оценки подставляла… Кстати, за сожжение журнала меня исключили из школы".

Максим Леонидов:

"Мы один раз стул подпилили нашему преподавателю по музыкальной литературе. На самом деле мы ожидали, что будет очень смешно, но когда он упал, смешно не было, было довольно грустно… У меня смешные замечания в дневнике были: "На уроке вкушал апельсинчик", еще одно замечание было написано по-латыни: "Что дозволено Юпитеру – не дозволено быку", это за то, что я пародировал одного из учителей".

Влад Сташевский:

"Если вспомнить класс, в котором я учился… Он был хулиганский. Но я слыл более примерным учеником, и что касается учителей – я их любил… Конечно, за плохие отметки недолюбливал, но не пакостил им."

Игорь Крутой:

"Однажды я дрался, это было в классе шестом-седьмом. И в тот момент, когда я получил, заглянула учительница. Она меня не любила и в этот момент заулыбалась. Но минут через пятнадцать мы с моим обидчиком помирились, а в тот же вечер "запустили ей камнями в окно…".

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике