совершенно серьезно

Отец поручика Ржевского родился в Муроме через 100 лет после войны 1812 года

Только трое русских персонажей – Чапаев, Штирлиц и Ржевский – шагнули с киноэкрана в соленую стихию анекдота. Родителем раскомплексованного поручика стал наш земляк Александр Гладков. Маститый драматург и биограф Бориса Пастернака для публики остался "автором одной пьесы" – патриотической комедии "Питомцы славы, или Давным-давно", по которой Эльдар Рязанов снял "Гусарскую балладу". Поручик Дмитрий Ржевский из сотен анекдотов сделался куда популярней картины, собравшей в премьерном 1962 году 48 миллионов зрителей.

личное дело

ГЛАДКОВ Александр Константинович родился 17(30) марта 1912 года в Муроме. Начал публиковаться в 1929 году. Героическая комедия в стихах "Давным-давно" (1941) переведена на многие языки.

Автор пьес "Бессмертный" (совместно с А.Арбузовым, 1942), "Новогодняя ночь" (1945), "До новых встреч" (1956), "Первая симфония" (1957); "Ночное небо" (1959), посвященных, в основном, молодежной романтике подвига. По его сценарию снят фильм "Невероятный Иегудил Хламида" (1969). Оставил воспоминания о Вс.Мейерхольде и Б.Пастернаке. Умер в 1976 году.

Гладков родился в Муроме 30 марта 1912 года – накануне дня первоаперльского веселья и ровно на век позже войны с Наполеоном. Одно из главных воспоминаний детства: зимними вечерами мать вслух читает ему "Войну и мир". Позже писатель скажет, что события в книге помнятся ярче, чем настоящая жизнь в провинциальном городке.

Осенью 1940 года что-то преподававший в Москве 28-летний литератор отказался от работы, продал три чемодана книг, чтобы было на что есть, и засел за сочинение пьесы в стихах о событиях начала XIX века. Водевиль с перевоплощением девицы на выданье Шурочки Азаровой в корнета Азарова Александра, ради спасения Отечества от неприятеля и собственного спасения от немилого жениха-поручика, был написан в рекордно короткие сроки. С постановкой было сложнее. Говорящие стихами гусары чужды советскому театру. Даже тема сражений не приходилась ко двору: хотя все чувствовали приближение грозы, полагалось делать вид, будто у СССР врагов нет. И тут началсь война.

В годы лихолетья спектакль о красивой победе молодых и веселых героев пользовался бешеным успехом. "Давным-давно" ставили по всей стране – и в среднеазиатской эвакуации, и под обстрелами в Ленинграде. А впервые отрывок из пьесы был сыгран актерами в прямом эфире по радио, в перерыве между сводками Совинформбюро.

Как знать, может быть, уже тогда и появились истории о похождениях Ржевского? По крайней мере, есть один точно имтирующий сцену из спектакля анекдот, в котором персонажи ведут нецензурный диалог – стихами!..

Война кончилась, пьеса продолжала идти. Александр Гладков сначала удостоен за нее Сталинской премии, а потом… отправлен в лагеря "за хранение антисоветской литературы". Он действительно имел неосторожность собирать книги "неправильных" аворов да еще посмел не отречься от дружбы с уничтоженным Всеволодом Мейерхольдом. В 1949 году 37-летний Гладков передвигался по лагпункту "Мостовой" с помощью палки и числился при санчасти. Пристроившей туда поэта фельдшерице льстило, что у нее служит настоящий сталинский лауреат.

Ему удалось пережить Сталина и выйти на волю. Удалось еще в лагере написать "Зеленую карету" о судьбе актрисы Асенковой и стихи о том, что на площади у Лубянки должна появиться "Могила неизвестного ЗеКа – меня, тебя, товарища и друга", такая же, как могила Неизвестного солдата. И в начале 60-х вместе с Эльдаром Рязановым Гладков сделал по собственной пьесе киносценарий "Гусарской баллады", который, кстати, заметно от нее отличается. Неизвестно, как Александр Константинович относился к придуманным уже не им анекдотическим похождениям Ржевского. Из дневников писателя ясно только, что он любил соленые гусарские шутки и специально наделил поручика некоторыми чертами собственного характера.

Михаил ЯЗЫНИН.

Фото из архива редакции.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике