Новогодняя болтовня со "звездами" для читателей "Призыва"

Самый запомнившийся Новый год

Анатолий Трушкин, писатель-сатирик:

– Самый запоминающийся Новый год был в детстве. Я справлял его с родителями, но без брата. Я очень ревновал папу с мамой к нему. А тут любитель поиграть на нервах, наглец и забияка уехал. О, радость! Как я наслаждался обществом родителей, возможностью одному получать их внимание и заботу! В комнате стояла нарядная елка. На столе традиционные холодец и торт "Наполеон", приготовленные мамой. Ни с чем не сравнимые счастье и восторг!

Ирина
Понаровская:

– Я предлагаю выпить не за тех друзей, которые умеют быть рядом в горе, а за тех, кто рядом в радости.

Лолита Милявская, певица:

– В студенческие времена в Тамбове мне предложили на Новый год подработать Снегурочкой в ресторане. Стипендия тогда была 46 рублей, а нам с Дедом Морозом за вечер пообещали по 25 рэ – сумасшедшие деньги. Правда, в детстве я даже в детский сад не ходила и о том, как себя ведут Снегурочки на празднике, понятия не имела.

Решила для храбрости принять, но перестаралась. До Нового года оставалось еще 8 минут, а мне уже было трудно себя контролировать. Тогда я придумала: надо предложить публике выпить и довести ее до нашей кондиции. Что было дальше, какие я устраивала конкурсы – не помню. Помню только, что проснулась утром на кухне этого ресторана в коробке из-под венгерского вина и на мне спала кошка.

Валерий Леонтьев:

– Я из числа тех, кто наивно, по-детски ожидает Нового года. Знаешь, что уже ничего фантастического и необыкновенного случиться не может, и все равно ждешь, что именно этот год принесет какие-то потрясающие перемены, что он будет ярче, интереснее, чем ушедший. Выпьем за то, чтобы мы все сохранили это детское ожидание чуда, и тогда, может быть, все еще произойдет!

Лариса Рубальская, поэтесса:

– Однажды под Новый год я получила путевку в Малайзию. Пальмы, океан, холодные соки через соломинку – что может быть лучше! Мы с друзьями решили усилить удовольствие: встретить Новый год в Сингапуре, граница с которым совсем близко!

Однако мы не рассчитали время езды до заветной страны. 6 часов тащились в маленьком автобусе, вдыхая пыль, изнемогая от жары. А когда автобус перепрыгнул через очередную кочку, водитель сказал, что наступил Новый год!

У меня есть стихотворение, посвященное Новому году:

Колокольчик волшебный замрет
И рассыплется звоном хрустальным.

Новый год, Новый год, Новый год
Заискрится шампанским в бокале.

Давайте выпьем за удачу в Новом году!

Иосиф
Кобзон:

– Читателям "Призыва" хорошего настроения, положительных эмоций, благополучия и любви в Новом 2004 году! Пусть нам всем немножечко повезет!

Новый год на обратной
стороне Земли

Когда я обратился к популярным телеведущим с просьбой припомнить о какой-нибудь необычной встрече Нового года, то Василий Михайлович Песков решил рассказать о случаях, произошедших в Антарктиде:

– За 70 с лишним лет в Антарктиде я провел лучшую свою новогоднюю ночь. Летели туда самолетом, и я решил позаботиться о подарке зимовщикам – припас в подмосковном лесу ёлочку.

В Австралии, где на таможне очень строго относятся к провозу растений и животных, ёлочку пытались отнять, хотя вся экспедиция грудью встала на ее защиту. Однако после того, как нашу сторону принял губернатор Сиднея, её всё-таки вернули, и она благополучно долетела до Мирного. Надо было видеть радость зимовщиков: льды, снег и вдруг – что-то зеленое, пахучее, знакомое с детства.

Ну а в остальном все было, как и везде: небедный праздничный ужин с шампанским, тосты, байки, воспоминания. Изюминкой ночи был пингвин, которого я усадил под елкой в мешке. В нужный момент мешок развязали, и пингвин, ошалевший от света, винных паров и табачного дыма, жалобно заорал и попытался прыгнуть на стол. Пришлось отправить его на любимую льдину.

А в первый день нового года устроили баню по-антарктически – с березовыми вениками и бочкой клюквенного кваса. Баню в Антарктиде все ценят высоко. Бывает она два раза в месяц, веселые люди даже время пребывания в Антарктиде меряют банями: двадцать пять бань – и домой…

Только один вопрос

Александру Филиппенко:

– В канун Нового года все чего-то ждут. Чего ждете вы?

– Каждый актер, как и каждый человек, ждет звонка, который изменит его судьбу. Только звонок пусть раздастся не рано утром.

Андрею Макаревичу:

– Самое яркое впечатление уходящего года?

– Конечно, мой юбилей. Грандиозное событие! Особенно для меня, человека, от вредоносного воздействия которого блюстители порядка тщательно оберегли подступы к ГКД. Попасть в сердце Москвы со своей программой – это имеет символическое значение. Да и сам факт сочетания рок-музыки и Кремля весьма многозначителен. Я надеюсь, что мои восторги разделили имевшие отношение к этому концерту. За зрителей, я спокоен – видел реакцию. Моя мечта, чтобы концерт не оказался одноразовым, чтобы это событие стало традиционным.

Александру Збруеву:

– Чего ждете от Нового года?

– Вы так и напишите – мол, была большая пауза для обдумывания ответа. Поздравляю всех читателей вашей газеты с наступающим Новым годом. Желаю всем безмерного счастья. А если человек счастлив, значит, у него все хорошо…

Ефиму Шифрину:

– Ваш новогодний тост?

– Да здравствует провинциальный театр! Как-то я выступал на сцене театра одного шахтерского города. Но представь себе моё удивление, когда я узнал, что по утрам в этом ледяном доме актеры репетировали "Мэри Поппинс". Конечно, в шубах и тулупах.

Мечтать о том, чтобы уголь не переводился в шахтерских городах, трудно – слишком богатой должна быть фантазия. Тем более мы должны помнить об отважных "слугах искусства" в театрах провинции. Я пью за вас, мои дорогие коллеги!

Звездные истории о встрече Нового года

Клара Новикова:

– Как-то раз мы с мужем решили пригласить к дочке Деда Мороза и Снегурочку. Прибывшая новогодняя чета еле держалась на ногах и, приняв из моих рук очередную дозу в 40 градусов, стала верещать: "Уберите детей". Я все же объяснила "подуставшим" гостям, что они, собственно, и приглашены-то именно для ребенка. После этого на моих глазах состоялся такой диалог.

– Тебя как зовут? – букнул Дед.

– Маша, – испуганно пролепетала моя дочурка.

– Что умеешь делать? – вопрошал Дед, заливая стопку сквозь заросли бороды.

– Стихи читать.

– Валяй, читай! – вмешалась Снегурочка, усевшись в кресло и закуривая сигарету.

Опасаясь за психику Маши, мы сказали детям, что Деда Мороза и Снегурочку ждут в лесу, и выставили оных за дверь.

Лайма Вайкуле:

– Самый веселый мой Новый год был несколько лет тому назад в хорошей компании. Решено было приходить в карнавальных костюмах и выступать со своими номерами. Я выбрала костюм Бабы-Яги. Готовила его сама, хорошую облегающую маску взяла у подруги.

О моем номере просто страшно говорить: я показывала стриптиз Бабы-Яги! Гвоздем этого стриптиза стало то, что на трико телесного цвета была нашита… задница. Перед этим целую ночь я кроила ее из поролона, красила чаем, затем пришивала к костюму в нужном месте. Получилось настолько натурально, что не все даже поняли, в чем дело. Потом говорили: "Ну, Лайма, ты и выдала!"

Евгений Дога:

– Самый забавный новогодний случай произошел со мной еще в студенческие годы. Собралась компания, накрыли стол, все нарядные, чистенькие, настроение – класс! Когда все было готово, погасили свет, зажгли свечи на ёлке и сели за стол. Хорошо сидим! И вдруг чувствуем – запахло гарью и вроде как светлее стало. Ёлка вспыхнула на глазах!

Что тут началось! Мы, как ошпаренные, бегаем по столу, увязая в салатах и ногами переворачивая тщательно украшенные блюда, чтобы дотянуться до верхушки высоченной ёлки, где горело сильнее всего. В итоге потушили, конечно, и ёлку, и занавески, собрали по столу, что осталось нетронутым, и жутко чумазые, но очень довольные собственным героизмом, продолжали праздновать.

Вячеслав Малежик:

– Как-то случилось, что в Новый год я отдыхал на Гавайских островах. И когда в Москве пробило полночь, там было только 11 часов утра старого года. Тогда мы с бутылкой шампанского влезли в Тихий океан среди белого дня и решили отметить наш Новый год. Представляете, с каким грохотом открылась перегретая в их климате бутылка и как на нас смотрела вся пляжная публика? Не знаю, что о нас подумали, но выглядели мы просто ненормальными – это было очевидно!

Лада Дэнс:

– Были времена, когда я всю новогоднюю ночь выступала, развлекая гостей ночных клубов, и, могу честно признаться, это не самый веселый способ встречи Нового года. Лишь недавно у меня появилась возможность более или менее свободно распоряжаться собственным временем, и теперь я могу отметить этот праздник, как мне хочется. Например, украсить с друзьями ёлку во дворе и накрыть стол под открытым небом. Однажды я уже так праздновала Новый год. И было очень здорово!

Евгений Осин:

– Однажды под Новый год я с компанией отправился отдохнуть на турбазу. Уговорили меня друзья пойти в лес на лыжах покататься. А я хожу на лыжах приблизительно, как пастор Шлаг из "Семнадцати мгновений весны". Я, конечно, снарядился по полной программе: взял в прокате лыжи, захватил фотоаппарат и на всякий случай -газовый пистолет.

Встали на лыжню. Товарищи мои сразу вперед рванули и исчезли в чаще. А я поковылял за ними. Ковыляю, падаю и проклинаю себя за то, что "подписался" на эту авантюру. В результате я заблудился и проплутал часа три. Наконец нашел дорогу назад, вышел на "финишную прямую" и вдруг вижу: у лыжни фотоаппарат валяется. "Здорово, – думаю, – будет у меня два фотоаппарата. Это награда за все мои мытарства". Пригляделся – а это мой фотоаппарат. Только тут я заметил, что и пистолет потерял. Как я рванул весь лес прочесывать, сразу и лыжи хорошо заскользили, и в теле такая приятная гибкость образовалась. Пистолет свой все-таки нашел.

Так на Новый год я себе три подарка сделал: фотоаппарат, газовый пистолет, а главный – на лыжах научился бегать.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике