встреча для вас

Дмитрий Харатьян: Я женат и потерян для всех других женщин

Харатьяну чуть больше сорока. Но до сих пор его воспринимают как мальчика. Выглядит молодо. Сыгранных ролей немногим более сорока. Но он не мальчик, но муж. А в качестве мужа Дмитрий выступает второй раз. В первом браке у него 19 лет назад родилась дочь. А в марте 1998 на свет появился сын.

Но обо всем по порядку в интервью с кумиром за кулисами Большого Кремлевского Дворца.

– Что удивительно, – улыбается Дмитрий, – и первую, и вторую мою жену зовут Марина Владимировна. По гороскопу обе они – Раки, но родились в разные годы.

– Может быть, ты и познакомился с ними одинаково?

– Э, нет! Первую Марину я увидел в 1979 году в театральном училище имени Щепкина. Нас познакомил мой приятель. Со второй мы встретились в Одессе. Я там снимался у Гайдая в фильме "Частный детектив, или Операция "Кооперация", а она – у Зельдовича в "Закате" по Бабелю играла Марусю. Это был 1989 год. И вот прошло уже 15 лет.

– Твоего сына случайно не Димой зовут?

– Нет. Мы сначала звали его Митей, как когда-то меня – дед. Но потом решили, что два Дмитрия в доме – это слишком. И вообще у человека должно быть свое имя. А так как наш сын родился в Иванов день, 9 марта, то и стал Ваней.

– У тебя имидж положительного романтического героя. А хотелось бы сыграть отрицательный персонаж?

– Отрицательные герои интереснее. Есть за что зацепиться. Но у меня, наверное, совпадают какие-то психологические данные с положительными образами, поэтому режиссеры эксплуатируют мои романтические качества.

Но у меня на счету есть и отрицательные герои. Например, в фильме "Мордашка".

– Ты публично жаловался на кризис среднего возраста. Неужели он угрожает даже тем, кто ведет очень активный образ жизни?

– Все имеет свое начало и свой конец. Запас физических сил, интеллектуальных возможностей, исчерпывается. У меня, видимо, он кончился, и наступил кризис. Теряешь ощущение радости жизни, возникает безразличие. Я почувствовал, что все надоело, что устал.

– И как ты выходил из кризиса?

– 6 лет назад в мою жизнь вошел театр. Он, независимо от результата, дает ощущение живого действа, нужности. Может быть, и клуб "Кино", арт-директором которого я являюсь, стимулирует. Здесь как-то спокойно себя чувствуешь.

Снимаюсь… В общем, безысходности нет – жизнь продолжается. Хорошо, что у меня есть все это, есть дом, семья. Дай Бог каждому выйти из борьбы с самим собой победителем, потому что самый страшный дисбаланс – внутренний.

– Ты выглядишь очень молодо. Как удается поддерживать форму?

– Все зависит от здоровья. Нужно быть в форме, в тонусе. Для этого всегда можно выкроить время. Утром мне достаточно 15 минут на зарядку. Еще играю в теннис 2-3 раза в неделю. Диет у меня нет. Но ограничиваю себя в жирном, сладком и прочих не очень "пользительных" вещах.

– Дима, а почему ты выбрал актерское поприще? Мечтал прославиться?

– Вообще-то мечты мои детские были другого рода. У меня дядя, родной брат отца, был известным профессором медицины в Узбекистане. Я даже стал фантазировать на тему: а не стать ли мне хирургом? Но судьба распорядилась по-своему. Я вообще очень верю в судьбу.

– И в кино ты попал благодаря провидению?

– Да. Мне позвонила девочка из пионерского лагеря и сказала, что на киностудии "Мосфильм" режиссер Меньшов ищет ребят, которые играют на гитаре и поют. Так я первый раз снялся в фильме "Розыгрыш".

– Именно после него ты стал популярным. Известность что-то изменила в твоей жизни?

– Было дело. В подъезде на меня поклонницы не кидаются, а воры стали наведываться. После "Розыгрыша" пошли подарки со всей страны, письма, родителям пришлось трижды номер телефона менять. Тогда я мог бы от собственной значительности свихнуться, ведь всего шестнадцать было. А сейчас сорок три. И потенциал свой творческий вполне трезво оцениваю.

– У тебя много поклонниц. Что нужно женщине, чтобы тебе понравиться?

– Сейчас я потерян для всех женщин, кроме своей жены. Ну а если говорить в общем, то вначале мне нравятся глаза женщины, жесты, мимика. После воспринимаются слова и поступки. Правда, хочу оговориться. Общаемся-то мы с живым человеком, а не с набором качеств. С иной женщиной, какой-бы хорошей она ни была, почему-то возникает эмоциональная напряженность; с другой же так и хочется сблизиться.

– Когда твой сын подрастет, какой свой фильм ты покажешь ему первым?

– Если сын когда-нибудь заинтересуется тем, что я делал, хочу, чтобы он начал с самого начала, с "Розыгрыша".

– Ты пришел на концерт с гитарой. Давно поешь?

– Моя привязанность к песне давняя. С нее, собственно, все началось. Больше всего люблю авторскую песню. Мои кумиры в ней – Окуджава, Визбор, Митяев.

– Твое интервью будут читать во Владимире. Что бы ты пожелал своим поклонникам?

– Пока мне не приходилось бывать в вашем городе. Но уверен, что встреча с владимирцами состоится. А пока – всем счастья.

Михаил КОСТАКОВ.

Москва – Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике