Армия бегунов на длинные дистанции

Волна "самоволок" катится по России. И наша область не исключение. 14 января мы рассказали о побеге трех служивых из Ковровской "учебки". Пока официальных данных об их судьбе нам...

Армия бегунов на длинные дистанции

Волна "самоволок" катится по России. И наша область не исключение. 14 января мы рассказали о побеге трех служивых из Ковровской "учебки". Пока официальных данных об их судьбе нам получить не удалось. Однако многие называют причину их побега – неуставные отношения.

Будет ли поставлена точка в этом деле, нам пока неизвестно. Однако в России появились судебные прецеденты, дающие беглецам робкую надежду на восстановление справедливости. В Волгограде во вторник начался громкий судебный процесс по делу офицера Российской армии – майора Евгения Ширяева. Его обвиняют в превышении должностных полномочий, которые привели к массовому побегу военнослужащих.

В начале сентября 2002 года пятьдесят два солдата во время учений оставили полигон "Продбой". Несколько дней спустя всех беглецов задержали на окраине Волгограда. При разговоре с солдатами выяснилось, что одной из причин побега были издевательства со стороны их командира майора Ширяева.

Между тем, накануне судебного заседания пострадавшие подали ходатайство о прекращении уголовного дела. Кроме того, защита Ширяева заявляет о том, что причиной действий офицера могло стать нарушение дисциплины со стороны солдат.

На вчерашнем заседании суд принял решение до выяснения всех обстоятельств перенести разбирательства на 11 февраля 2003 года.

"В "САМОВОЛКУ" БЕГОМ МАРШ"?

Куда и почему бегут солдаты из воинских частей

Беглецы "сдаются" в комитеты солдатских матерей. Изливают душу. Достоянием общества становятся неприятные особенности армейской жизни. Наш корреспондент выяснил, как служится владимирским парням.

Обмывают ножки и умывают руки

По сведениям областного военкомата, сегодня в бегах по области – 6 человек. Самая распространенная причина – неуставные взаимоотношения. Обычно сотрудники военкомата стараются не доводить дела до суда, убеждают беглецов вернуться в части.

Один из солдатиков, отслужив год, уехал в отпуск. Вовремя не вернулся – именно в эти дни у него родился сын. По закону его сразу же по предоставлению копии свидетельства о рождении ребенка должны из армии уволить. Но наш "герой" законов не знал и скрывался. Пришлось его разыскивать через родственников. Сейчас он благополучно уволен из рядов Российской армии.

Еще один беглец год назад скрылся у бабушки на Украине. И достать его вряд ли удастся. Встречаются и те, кто совершил преступление и скрывается от ответственности.

Доверяют и бегут

Председатель областного комитета солдатских матерей Елена Мирошниченко считает, что в нашей области самоволка – явление редкое:

– Из владимирских воинских частей к нам еще никто не прибегал. У нас ведь в основном учебки. С их руководством мы прекрасно взаимодействуем. Если поступает сигнал из других регионов о наших земляках, немедленно разбираемся.

Не было обращений и по поводу побоев или издевательств. Когда встречаемся с родителями солдат, об учебках только хорошее слышим.

Проблемы возникают, когда солдаты попадают в воинские части, прежде всего в Северо-Кавказском военном округе. Отсюда идут обращения, жалобы на неуставные взаимоотношения.

К нам обращаются часто. Дети по-разному воспитаны, один сам с проблемой справится, другой жаловаться будет и присочинит еще чего-нибудь. Не все умеют вести себя в коллективе, общаться, сдерживать эмоции. Разбираемся в каждом случае, если нужно – выезжаем на место. Часто родители или сами солдаты боятся огласки, поэтому не называют фамилий обидчиков и даже свою фамилию скрывают. В таких случаях мы мало что можем сделать. Не надо бояться! Надо наказывать нарушителей дисциплины и закона.

Почему солдатики приходят не в прокуратуру, а в комитет солдатских матерей? Запугали их прокуратурой. Военный прокурор должен быть как отец родной – выслушать, разобраться и подлецов наказать. Но только после тщательного разбора ситуации, поскольку одни бегут действительно от неуставных отношений, другие из трусости.

Что касается массовых побегов, то вижу в этом несколько положительных моментов. Все должны понять, что солдат – это не быдло, которое боится и молчит. Бегут к нам, потому что комитетам солдатских матерей поверили, знают, что мы способны навести порядок там, где его не видит командир, способны защитить солдата от произвола.

"Уклонисты" – секретны

Военный прокурор Владимирского гарнизона полковник юстиции Юрий НЕЦВЕТАЕВ придерживается более жесткой позиции:

– Конкретных цифр о количестве уклонений от воинской службы из частей Владимирской области я назвать не могу. Это секретные сведения. Это не самое распространенное воинское преступление. По сравнению с 2001 годом, в 2002 году уголовных дел об уклонениях от военной службы принято к производству на 20% меньше. Хотелось бы, чтобы их не было вообще. Беспокоит то, что самое большое количество таких преступлений традиционно совершается в воинских частях Ковровского учебного центра.

– Какие наиболее распространенные воинские преступления?

– Самая главная причина уклонений от службы – неуставные взаимоотношения и превышение власти. Как правило, среди младшего сержантского состава. Одни военнослужащие терпят, другие бегут. Это происходит потому, что в обществе долго культивировалось негативное отношение к армии и к военной службе. Будучи призванными в армию, молодые люди объективно испытывают тяготы и лишения воинской службы. И некоторые уклоняются, потому что в них не воспитано чувство ответственности и гражданского долга.

Мы анализируем не только структуру, но и динамику уклонений от службы в течение года. Как ни странно, наибольшее количество побегов совершается не в начале службы, например, в том же Ковровском учебном центре, а к концу выпуска, через полгода. Солдаты получают воинскую специальность, что, согласно Указу Президента, является основанием для того, чтобы военнослужащий по призыву был направлен в Северо-Кавказский военный округ, в район ведения боевых действий. А воевать никто не хочет.

– Но разве в этом случае не требуется согласия самих военнослужащих или их родителей?

– Это было в первую Чеченскую кампанию. Сейчас не требуется согласия ни от кого.

– Как вы взаимодействуете с комитетом солдатских матерей?

– Мы прислушиваемся к их мнению, если оно не расходится с требованиями закона. Комитет солдатских матерей является, по сути, перевалочной базой, куда более охотно идут военнослужащие, самовольно оставившие часть. К дяде-прокурору идти страшно, проще к доброй солдатской маме. Но от ответственности это никого не освобождает.

И я там был, в "дедах" ходил

Уволенный в запас полгода назад солдат срочной службы Игорь МАСЛОВ считает, что все зависит от человека:

– Если ты на гражданке можешь за себя постоять, то и с армейской дедовщиной справишься. Все через это проходят. Когда я был в учебке, у нас "деды" и деньги забирали, и работать за себя заставляли, и гоняли по-всякому. Даст сержант задание и "рожай", как хочешь. Когда я стал "дедом", тоже гонял своих молодых. Считаю, что это нормально. Жаль, что армия в России не профессиональная. Туда пошли бы те, кто считает службу своим призванием. И дедовщины бы не было.

А вообще неуставные отношения встречаются везде, не только в армии. Даже в детском саду – кто сильнее, тот и главный. А во взрослой жизни хорошо тому, у кого денег больше. Та же "дедовщина"!

Ольга ЛЕОНОВА.

Фото Александра САБОВА.

г.Владимир.

народный опрос "Призыва"

Как вы относитесь к беглецам из армии?

Иван Иванович Иванов, просто прохожий.

– Правильно ребята бегут – в России служить нельзя. На мой взгляд, раньше наша армия такой не была. Сейчас она стала принудительно-рабской. В стране, живущей по воровским законам, идти и защищать воров, которые у власти, – нет уж, извините! Я сам не служил – избави Боже и врагу не пожелаю. У нормального человека служба вызывает реакцию отторжения. Армия должна быть профессиональной.

Андрей, ученик 11 класса 31-й школы.

– Я хочу поступать в военное училище, желательно ракетное. Пока точно не знаю, куда именно. У меня дедушки и отец – военные. Я не задумывался, почему солдаты убегают из армии. Достали, наверное. Трудно сказать, смогу ли противостоять, если такие отношения меня коснутся, но в принципе я ко многому готов. Отец мне почти ничего о таких отношениях не рассказывал, я считаю, что эти сведения засекречены, об этом нельзя говорить.

Татьяна Васильевна, работает в воинской части.

– У меня двое взрослых сыновей. Старший служил на китайской границе. Он с удовольствием пошел в армию, хотел именно в погранвойска. Отслужил прекрасно. Младший в армию не попал по болезни. Я работаю в военной части и у нас ничего подобного нет, по крайней мере, я об этом ни разу не слышала. Все относятся прекрасно к солдатикам.

Наталья Сергеевна Павловац, будущий бухгалтер.

– Я ничего не слышала о побегах из армии. Мой друг, ему 17 лет, обязательно пойдет служить. Он, наверное, знает о неуставных отношениях. По идее, такое со всеми обязательно случается, и не надо этого бояться. Главное – суметь защитить себя, а не бегать из армии. Если бежит – значит, трус. Служить надо!

Опрашивала Ольга ЛЕОНОВА. Фото автора.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике