Открытая трибуна

Мы должны сохранить науку…

Сегодня в России действуют более 130 производителей лекарственных средств для ветеринарии. Однако арсенал выпускаемых ими препаратов достаточно беден. Это связано с тем, что в стране отсутствуют научно-исследовательские институты по синтезу и ресинтезу новых лекарственных средств.

За последние годы в России не создано ни одного принципиально нового препарата для профилактики и лечения животных. О том, как видится решение этой проблемы, в эксклюзивном интервью нашей газете рассказал директор Всероссийского научно-исследовательского института защиты животных, академик Анатолий Гусев.

– Анатолий Алексевич, в результате чего в 90-х годах так стремительно сокращались объемы производства биопрепаратов в нашей стране?

– Несмотря на создание новых предприятий по производству лекарственных средств для ветеринарии, их объемы действительно сокращались. Отдельные препараты были вообще сняты с производства. В 1998 году ветеринарный рынок почти полностью сформировался. Однако выпуск биопрепаратов, кормов и кормовых добавок, дезинфектантов и химиотерапевтических средств для животных постоянно уменьшался. Связано это с тем, что в России нет научно-исследовательских институтов, которые разрабатывали бы новые препараты. Подавляю-щее большинство лекарственных средств для ветеринарии продолжает поступать из-за рубежа.

– Как же в такой сложный период удалось выжить вашему интитуту?

– После развала СССР и ликвидации отдельных министерств и ведомств в целях сохранения биологической промышленности было создано ОАО "Росагробиопром". Учредителями этого общества стали все предприятия биопрома, в том числе и мы. Возлагались большие надежды, но, не располагая финансовыми ресурсами и другими необходимыми средствами, "Росагробиопром" за все время своего существования не разработал и не участвовал ни в одном инвестиционном проекте. Выживать нам приходилось самим и искать новые пути выхода на российский и международный ветеринарный рынок. Что нам с успехом удалось.

Отраслевые ведомственные институты, как и ВНИИЗЖ, являющиеся государственной собственностью, длительное время не получают бюджетного финансирования и находятся в тяжелейших условиях. Несмотря на отсутствие денежных средств, мы продолжаем решать задачи по сохранению устойчивого благополучия в стране по особо опасным инфекционным болезням животных, и в первую очередь по ящуру, наносящему огромный экономический ущерб в случае его возникновения. Мы отслеживаем ситуацию на территории всей страны по таким заболеваниям, как губкообразная энцефалопатия крупного рогатого скота, сибирская язва и многим другим. Могу с уверенностью сказать, что биопрепараты, которые выпускают на всех российских биофабриках, не удовлетворяют современным требованиям. В научно-исследовательских институтах должны разрабатываться новые способы борьбы с вирусными инфекциями, приниматься современные технические решения, позволяющие значительно совершенствовать традиционные технологии промышленного производства и перейти к выпуску биопрепаратов нового поколения. Именно это мы и пытаемся сейчас сделать в нашем институте, поставив науку на первое место.

– Анатолий Алексеевич, но ведь для научно-исследовательской работы нужны приличные капвложения. А денег, как вы говорите, не хватает. Как же будет осуществляться финансирование науки?

– Многие думают, что деньги может зарабатывать только производство. И это глубочайшая ошибка. Наука также должна зарабатывать, как и производство биопрепаратов. Зарабатывать своими идеями, своими разработками. Но сейчас наука, к сожалению, не может изыскивать столько средств, чтобы обеспечить себе самоокупаемость. Самая главная статья доходов должна идти от производства вакцин. Конечно, чтобы добиться баланса, в институте потребуются определенные структурные изменения, чтобы дать науке "задышать".

– Какие?

– Сейчас наука просто погрязла в производстве и не может решать крупных задач, поставленных перед ней. Почему? Да потому, что производство ее тормозит. Пришло время, когда что-то необходимо менять, иначе институт просто прекратит существование в связи с тем, что наука не будет давать новых разработок. Так и родилась идея разделения Всероссийского научно-исследовательского института на производственную и научную части.

– Как отнеслись к предстоящим переменам ученые?

– Я озвучивал некоторые моменты будущих изменений на ученом Совете, и мои коллеги меня поддержали. Мы создали рабочие группы, чтобы проработать ряд вопросов. Во-первых, каким направлениям в научной части отдать предпочтение. Выделили два основных. Это прикладная наука, которая будет решать задачи, связанные с производством диагностических препаратов, например, для иммунно-ферментного анализа. Второе важное направление – создание мощных ассоциированных многокомпонентных вакцин, чтобы облегчить труд ветеринарных специалистов.

Немаловажным является еще одно направление, которым нам необходимо постоянно заниматься, – это эпизотологический мониторинг. Ученые института продолжат фундаментальные исследования, в основном по молекулярной биологии. Намечено развертывание производства препаратов для генной инженерии.

– Анатолий Алексеевич, а когда появилась сама идея разделения института?

– Возникла она еще года три назад, когда я четко понял, что институт превращается в производственную структуру. Сейчас настал момент, что если мы не произведем каких-либо изменений, то научно-исследовательский институт превратится в обычное биопредприятие. Чего я как ученый и директор института никогда не желал. Мы всегда держали производственную базу лишь для того, чтобы содержать науку, ведь государственная поддержка слишком мала. Мы ни в коем случае не ставили производство во главу своей деятельности. Для того, чтобы ученые и дальше занимались научной работой, нужно отделить науку от производства. Иначе академики, кандидаты наук, профессора, заслуженные ветеринары начали уже производить препараты, а не трудиться над их разработкой.

– Вы нашли поддержку в этом вопросе со стороны государственных органов, например, со стороны Минсельхоза России?

– К большому сожалению, все, что мы в последнее время имеем от Министерства сельского хозяйства, – это многочисленные судебные разбирательства. Ни о какой поддержке даже не идет речи.

Я и мои коллеги очень переживаем за будущее российской ветеринарии, за развитие новых научных открытий в этой области. Мало того, что нам не оказывают никакой помощи, начали еще и разрушать то, что создано годами плодотворной научно-исследовательской работы. Видимо, в органах госвласти есть те, кому это очень выгодно.

И все же, несмотря на неприятности, мы продолжаем трудиться на благо отечественной науки, которой я и ученые ВНИИЗЖ отдали многие годы своей жизни. В это сложное для нашего научно-исследовательского института время сделаем все необходимое, чтобы он поднялся на новый мировой уровень.

Беседовал
Александр Николаев.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике