Игорь Лихачев: “К шоу не надо относиться слишком серьезно”

В минувшую субботу на ОРТ стартовал популярный сериал "Последний герой-2". Для владимирского зрителя экстремальное шоу на сей раз особенно интересно. Будем болеть за своего: из 55 тысяч претендентов...

популярно!

Игорь Лихачев: "К шоу не надо относиться слишком серьезно"

В минувшую субботу на ОРТ стартовал популярный сериал "Последний герой-2". Для владимирского зрителя экстремальное шоу на сей раз особенно интересно. Будем болеть за своего: из 55 тысяч претендентов в двадцатку финалистов попал 30-летний житель поселка Энергетик Игорь Лихачев.

Мы рассказали нашим читателям о нем летом, когда сам герой был на съемках этого телемарафона в Малайзии. А теперь Игорь только что вернулся с презентации сериала, которую устроила телекомпания ВИД для всех участников проекта, и у нас есть возможность получить ответы на все вопросы из первых уст.

личное дело

Игорь Лихачев, 30 лет.

Родился и закончил школу в Энергетике. После армии сюда же вернулся.

Жена Светлана – преподаватель музыки, но рыночная экономика заставила переквалифицироваться в продавцы.

Сыну Никите 5 лет. От участия отца в телемарафоне для экстремалов просто в восторге.

Игорь был успешным предпринимателем. Проиграл и бизнес, и квартиру.

Нашел в себе силы начать "с нуля": увлекся животноводством – выращивает свиней.

– Игорь, ты любитель экстрима?

– Я просто очень азартный человек. С увлечением смотрел первого "Последнего героя" и решил тоже рискнуть. Заполнил анкету и отправил видеофильм: просто снял свой поселок, где родился и вырос, зашел с камерой к сестре, к братьям, к маме и даже к своим свинюшкам. Сделал такую иллюстрированную автобиографию. Сначала завелся, ждал ответа, а потом и забыл о послании. И вдруг – через три месяца! – звонок с ОРТ: "Приезжайте, вы прошли отборочный тур".

Приехали с другом, а там, мне показалось, не 55 тысяч человек, а миллион. Я хотел сразу уехать, а друг настоял: нужно идти до конца. Потом еще 20 туров было: физподготовку проверяли, тестировали всячески. Бумаг только кипу переписал: там, видно, детектор лжи заложен в тестах – вопросы очень похожи, если врешь, обязательно проколешься.

Два дня жили под Ногинском на полигоне МЧС. Вот где обстановка была приближена к боевой. И на чем тебя испытывают, не сразу поймешь. Мы, например, жили в шалашах, а рядом большие солдатские палатки стояли. В дождь был очень большой соблазн там укрыться. А может, те, кто не выдержал искушения, на этом и отсеялись?

– Там вас морили голодом и приходилось есть червяков?

– Ну не червяков, а личинок каких-то. Кто-то не смог их проглотить вообще, кто-то ел сырыми. Я поджарил. По вкусу очень напоминает орех. Итог подвела строгая медкомиссия. Меня даже шесть зубов заставили вылечить. Терапевт, между прочим, написал, что жаркие условия мне не климатят. И смешно с кардиограммой получилось: я все прошел, вернулся домой и уже стал отмечать победу. А меня вызывают – кардиограмму потеряли. Приехал, сердечко-то после отмечаний не блеск. Но обошлось.

– Сколько времени вас испытывали?

– Месяца два. Я, кстати, на этом этапе уже "потерял очки": все жили в гостинице, сдружились как-то, а я почти каждый день мотался домой – животных ведь не бросишь. Вот и остался для команды немного чужаком. Да еще и на остров приехал только к концу третьего дня.

– А почему ты опоздал на самолет?

– Не опоздал. Приехал, а мне говорят: не летишь – скрыл судимость. Оказывается, четыре года назад подрался с братом, его жена накатала телегу в органы. Там и ход делу не дали, и не аннулировали. Вернулся домой, за несколько часов все уладил – с братом вместе и ходили. При нас все в базе данных поправили. Вот и получилось, что другим рейсом летел. А мог вообще выйти из игры.

– Говорят, на этом острове и тигры есть. Неужели вы действительно подвергались смертельной опасности?

– Тигров не видел, а вот улитку, которая стреляет ядовитым зубом – человек умирает за 20 секунд, – по незнанию схватил. Хорошо не полез ее тревожить. Кто-то крикнул: "Бросай!", потом уж объяснили.

По контракту наши жизни были застрахованы.

– Какие ощущения, когда знаешь, что за тобой постоянно наблюдает оператор, да еще и не один?

– Сначала как-то напрягает, а потом привыкаешь и забываешь о них.

– Шоу все-таки режиссируется? В ваши взаимоотношения вмешивались?

– Нет, все симпатии-антипатии подлинные. Меня, кстати, и бесило, что некоторые, похоже, туда за любовью только и приехали. Как они, интересно, потом с супругами объясняться будут? Мы ведь не знаем, что засняли, что покажут.

А режиссура? Ни соревнования, ни советы племени не переснимались – здесь все без дураков. Могли попросить сделать какой-то незначительный дубль просто поэффектней. Или, например, чтобы мой отъезд показать, пришлось переснимать: меня эмоции захлестнули, я ничего цензурного не мог сказать.

Еще, мне кажется, могли как-то уровнять шансы команд. Если, например, у "Слонов" преимущество в два человека, то, понятно, у них кого-то и уберут. И это необязательно будет "слабое звено".

– Вы пошли на экстремальные условия сознательно, а операторы-то как выживали?

– Они работали сутки и уезжали. Еду, я думаю, с собой брали. А вот нам, действительно, кокосы быстро надоели, а больше есть нечего. Найдешь что-то – так это еще надо в лабораторию отправлять, чтобы узнать, насколько съедобно. Горсть жареных улиток на ужин – и все…

– А с собой? Тайком?

– И вылетишь с позором. Список вещей оговаривался, можно было взять только одну лишнюю вещь и то, чтобы ее больше ни у кого в племени не было. Кто-то взял зубную щетку, кто-то бритву, я -алюминиевую ложку.

– Можно было что-то прикупить, ведь у вас начиная с десяти долларов сумма каждый день удваивалась.

– Так хотелось накопить!

– Климат действительно отвратительный?

– Ужас! Влажность, духота, жара…

– И путеводная звезда – выигрыш в три миллиона рублей.

– Да, хотелось выиграть. Квартиру бы купил, долги отдал, закодировался бы… от казино.

– Проигрыш в 300 тысяч долларов не вылечил от "игорной зависимости"?

– Нет. Наверно, надо уезжать в глухую деревню, где нет таких соблазнов.

– Сериал стартовал, да и до него в рекламных роликах мелькало твое лицо. Чувствуешь себя звездой?

– Да я и не показываюсь пока на улице. Зачем мне какая-то известность? Понятно, Андреич рвется в депутаты, Саня – артист, ему популярность нужна… А мне только лишние переживания: как там смонтируют отснятое? Например, наш конфликт с Андреем ведь совершенно по-разному можно преподнести. Твоя репутация в руках того, кто будет монтировать.

Я, когда вернулся, очень жалел, что вообще поехал. Сейчас как-то остыл. С удовольствием сыграл бы снова, знаю, как ошибок избежать, но не светит. Да и вообще на Владимире теперь "рулетка", думаю, долго не остановится. Хотя, если какая-то неординарная личность попадется, вряд ли ею пренебрегут. Я вот все отборочные туры своим конкурентом считал Игоря-москвича, который в этой серии уже вылетел из игры. Думал: похожи, зачем им одинаковые типажи? А мы оба попали. Так что все непредсказуемо.

С "последним героем" беседовала Валерия Сергеева.

Фото из архива И.Лихачева.

лучше хором!

Последний герой (Би-2)

F#m

Я больше не играю сам

своей душой,

Hm

какая есть, кому-нибудь

сгодится,

F#m

но медь – не золото, и твой

герой –

Hm

последний, кем бы ты могла

гордиться.

Припев:

F#m

Остаться в живых,

F#m

отчаянный псих

Hm

не свой, не чужой,

Hm

последний герой.

Проигрыш: F# G.

Все то немногое на четное

не ставь,

когда любовь и слезы

не дороже хлеба.

И кажется, что до земли

добраться вплавь

возможно тем, кто по воде

уходит в небо.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике