Сегодня – Международный день туризма

Экспонаты Руками не трогать! ИЛИ Русский туризм глазами иностранца

Отцы города, музейные работники, гостиничная обслуга в печали – не едет к нам иноземный турист, валом не валит. Так, одинокие группки и странники гуляют по старинным улочкам, трясутся в экскурсионных автобусах. Почему так происходит? Ответ напрашивается сам, если взглянуть на русский туризм со стороны, глазами датчанина Кима Бойборга и почитать его путевые заметки.

Зарисовка первая.

Москва

Зря беспокоились родители. Долетели нормально. Даже таможенный контроль прошли довольно быстро, всего лишь за полчаса. Надеюсь, Елена меня встречает. Все-таки есть что-то романтическое в том, что ты едешь по приглашению русской девушки, которую знаешь уже шесть лет только по письмам и телефонным звонкам…

Боже, какое движение в столице: сердце стучит, и нога непроизвольно ищет тормоз, хотя я сижу на заднем сиденье машины.

Зарисовка вторая.

Владимир

Город встречает меня скопищем машин и цыган. Оказывается, по выходным при въезде в город здесь разворачивается авторынок. Повсюду летают какие-то бумаги, в гневе давят на сигнал нетерпеливые водители, пахнет жареным мясом. Елена и ее подруга Кэт шутят, что собак с каждым днем становится меньше. Надо будет спросить, почему?..

Хотел поселиться в гостинице, чтобы не мешать и не путаться под ногами. Но меня отговорили. Аргумент оказался весомым: оказывается, иностранцы платят в отелях в 2-3 раза больше, чем русские. Странная дискриминация. У нас, если сутки стоят 30 долларов, все платят одинаково – будь ты негр, еврей или датчанин.

Все памятники облазили вдоль и поперек. Только не понял: раз уж разрешены экскурсии в Успенский собор в определенное время, почему старушки-богомолки шипят на туристов? Дмитриевский собор в лесах. Туалетов нет. Указатели отсутствуют. Официанты нерасторопные. Зашли в "Брайт-клуб" посидеть за столиком, так нас заставили заказать еды на определенную сумму. Не нравится – тусуйтесь в баре. А бар – только три места у стойки.

Зарисовка третья.

Суздаль

Об этом городе я читал, да и девушки много рассказывали. Ждал от Суздаля нечто особенное.

Приехали на машине. И что же? Дороги, похоже, ровесники первым монастырям. Может, специально дороги не ремонтируют, для гармонии с разваливающимися архитектурными памятниками? Не знаю. Машину спрятали в кустах – кругом висят знаки, запрещающие остановку.

Остаток оборонительного вала Кремля находится сразу за Гостиным двором. С него открывается изумительный вид на город. Сам Кремль, кроме трапезных палат, находится в довольно плачевном состоянии. Хотел заплатить за вход в музей, но девушки попросили меня помолчать. Забыл, что с иностранцев берут больше. Так же, таясь и молчком, примкнули к группе немцев – личного экскурсовода обнаружить не удалось.

Кремль. Никольская деревянная церковь 1766 года. Музей деревянного зодчества. Есть что посмотреть. Ризоположенский монастырь – самый старинный в Суздале – в жутком упадке. Стены в трещинах, на колокольне какие-то антенны. Странный симбиоз. Внутри монастыря все загажено, хотя в глубине имеется туалет, вернее, его подобие.

Надышавшись старины, отправились обратно во Владимир. Уселись ужинать в ближайшем кафе – в Суздале слишком дорого. Официанта ждали 15 минут – не дождались. Пришлось Елене идти за ним.

Зарисовка четвертая.

Сергиев Посад

Электричка – это долго, шумно, навязчиво. Десятки торговцев одолевают предложениями купить ручки, шоколадки, журналы для беременных, пособия для садоводов. За ними идут бродячие музыканты, инвалиды и просто попрошайки.

На монастырь стоит потратить день. Могучие стены, золотые купола, мощеные мостовые, колоритные монахи и их наставники со странным названием "батюшки". А городок не интересен. Единственный отель – гостиница "Загорск". Всего 4 запущенных этажа, однако стоимость номера шокирует – $36 за одноместную комнату с удобствами.

Зарисовка
пятая.

И снова Москва

В Московском Кремле становимся в очередь у кассы. Я прохожу за 150 рублей по студенческой карточке ISIC, а Елена и Кэт – за 100. Приобрел специальный билет на фотографирование.

Каждого входящего в Кремль обыскивают, осматривают и проводят через специальные ворота с металлоискателями. Нас останавливает милиционер, требует оставить маленькую сумочку для фотоаппарата в камере хранения. Не действуют никакие объяснения: что вот-вот начнется дождь, камера намокнет, и вовсе это не сумка, а специальная упаковка и так далее… Топаем назад и вниз. В камере хранения два прейскуранта. Один, по-русски, – 30 рублей за место. Второй, по-английски, – 60. Сумка в руках сразу потяжелела. Молчу, как рыба.

Девушки прикинули, что глупо платить 60 рублей, если можно самим сдать сумку. Но бдительная женщина замечает обмен и ни в какую не соглашается – требует деньги. Девушки говорят, что сумка их, а меня попросили поносить. Женщина кричит, что она недоедает, у нее много детей, маленькая зарплата…

После Кремля едем в Новодевичий монастырь. Главный вход. Ворота открыты, но нас не пускают. Милиционеры говорят, что монастырь закрывается в 17.00. Смотрю на часы – 16.20. Девушки обращают внимание на данное обстоятельство, но люди в форме смотрят на нас, как на идиотов. Своим упорством они похожи на женщину из кремлевской камеры хранения. Пытаюсь заплатить, но девушки не велят. Почему бы не написать, что час закрытия – 16.00.

Во всех музеях висят таблички: "Экспонаты руками не трогать". Интересно, как это сделать? Все экспонаты находятся под стеклом.

***

Вечером улетаю домой. Елена спрашивает, приеду ли я еще? Хм… Нет! Уж пусть лучше она приезжает ко мне. Как там говорят русские: "В гостях хорошо, а дома лучше".

Гидом и переводчиком была Елена ПИТИРИМОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике