Скачет конь-огонь

Над Владимиром удушливый смог от пожаров, бушующих в пойме Клязьмы. Положение сложное, почти чрезвычайное. Вчера в опасной зоне побывали наши корреспонденты.

репортаж из эпицентра

Скачет конь-огонь

На вчерашний день в области было 34 очага лесных пожаров общей площадью 539 гектаров и 71 возгорание торфяников на площади более 300 гектаров.

По российской статистике сегодня 95 процентов пожаров тушит лесная охрана, 4 – воинские части. И только 1 процент – формирования гражданской обороны.

Над Владимиром удушливый смог от пожаров, бушующих в пойме Клязьмы. Положение сложное, почти чрезвычайное. Вчера в опасной зоне побывали наши корреспонденты.

Даже телефон "горит"

Звоним в Главное управление природных ресурсов и охраны окружающей среды. На проводе замначальника Михаил Чунаев:

– У меня уже телефон красный от звонков. Все требуют объяснить, почему горит пойма. Почему не тушим пожар? Почему не думаем о владимирцах, задыхающихся от дыма?

Я устал объяснять, что смог наступает на город с земель ВНИИ органических удобрений и торфа в Вяткине. Дирекцию предупредили, что они несут ответственность за непринятие мер к тушению пожаров.

Дирекция института за ущерб, нанесенный природе, может быть привлечена к ответственности. Но предупреждение не возымело действия. Огонь захватывает все большую территорию в пойме Клязьмы.

В департаменте природопользования обладминистрации считают, что в институте не реагируют на требования навести порядок на своих землях. По мнению чиновников, пожар легко погасить. На территории хозяйства есть несколько глубоких водоемов, и на одном из них работает земснаряд. Разверни его в сторону огня, за считанные часы удалось бы сбить пламя. Туши хоть песком, хоть водой.

"Посылать
не имею права"

Чтобы прояснить ситуацию, мы отправились в Вяткино. Замдиректора института Валерий Муханов отвечает за обстановку персонально. Горит тут и там. Но не в силах коллектива остановить распространение огня. У института нет пожарной машины, нет простейшей помпы и элементарных брандспойтов.

Институт – государственное учреждение, но на противопожарный инвентарь ему не выделяют ни копейки. Бюджетные деньги приходят только на зарплату сотрудникам. Потому ВНИИ и накопил миллионные долги. Это лишило его возможности получать кредиты на борьбу с огнем.

Пожары на опытных полях института – особой сложности. Горит торф. На такой очаг можно направлять только специально обученных людей. Таких у института нет. Нет и спецтехники, приходится искать ее на стороне.

На днях отказался выделить бульдозер начальник ДСУ-3. Объяснил, что на торфяники он тяжелую технику и людей не пошлет. Слишком велика опасность провалиться в огненную яму.

– И я не имею права рисковать людьми, – заявил Валерий Муханов. – Да и как вы себе представляете ситуацию, если людям в возрасте придется рисковать жизнью. У нас на 70 процентов дамский коллектив. Больше половины – люди в годках.

Все, что смог сделать институт, – это организовать дежурство сотрудников на опасных объектах. Техники же у института – один экскаваторишко, который роет траншеи, отсекая "здоровую" территорию от "больной". При таком бедственном положении института, считает Муханов, обязательно должна быть помощь со стороны официальных властей.

Он вспомнил времена, когда председателем облисполкома был Тихон Сушков. При крупном лесном пожаре Муханов поднял Тихона Степановича с постели в 2 часа ночи. Пламя распространялось по лесу, угрожая пионерскому лагерю "Огонек". По тревоге на подмогу прибыли солдаты и целая колонна автобусов, чтобы эвакуировать детей.

А кто и чем сегодня помогает ученым? На днях институт посетил чиновник администрации области. В свите были представители Судогодской районной администрации и спасатели из ведомства Шойгу. Все единодушно решили – институту необходимо помочь. Пожарные согласились выделить технику. Но не бесплатно. За моточас – 400 рубликов.

Подсчитали ученые и отказались. У ВНИИ таких денег нет, а просьбы о помощи в Академию СХ наук и Департамент природопользования остаются без ответа.

Мнение спасателей

ГО и ЧС комментирует ситуацию в Вяткине по-своему. Сегодня только всем миром можно потушить такие крупные пожары. Но организовать помощь должен сам институт, владелец земель.

Нам объяснили схему взаимодействия в сложившейся ситуации. Если институту не хватит собственных ресурсов, он должен обратиться в пожарную службу. В более сложной ситуации – к органам власти, вплоть до областной администрации. Этот круг ученые уже прошли. На просьбу выделить им 60-70 тысяч рублей губернатор не ответил. Его резервный фонд на тушение пожаров почти исчерпан.

Может быть, в подразделениях ГО и ЧС искать резерв? Сегодня нет единого оперативного штаба. Нет нужного количества бойцов. Чиновники разных структур стремятся спихнуть друг на друга "горящую" проблему.

Владимирский лесхоз потратил на борьбу с огнем 350 тысяч рублей, которые не планировались в статьях расходов. До сих пор неизвестно, из каких источников затраты будут возвращаться.

Вчера огонь с земель института на наших глазах перекинулся в лесной массив. Владимирский лесхоз, как ВНИИ, не имеет средств на тушение. Люди и техника задействованы на ликвидации возгораний в лесах Камешковского района. В Гослесфонд огонь пришел с торфопредприятия поселка Мирный. Если бы в районе своевременно приняли меры к тушению первых очагов пожара еще в апреле, такой бы беды не случилось. Сегодня Мирный в огненном кольце. В отличие от 1972 года, когда военные сдерживали огонь до конца, сегодня армейцы-спасатели уже покинули нашу область. Да и было их куда меньше, чем в 1972 году.

Сушить ли сухари директору НИИ?

От директора института органических удобрений и торфа в Вяткине Анатолия Еськова мы узнали новость. Его вызывали "на ковер" в обладминистрацию и пообещали привлечь к уголовной ответственности.

– Я им сказал, что пошел сушить сухари, – грустит директор.

Разве дело в этом? За бюрократической перепиской чиновников забылось основное – без средств оставлено государственное научное учреждение. Именно государство, в том числе и исполнительная власть в регионе, виновна в том, что институт не сумел своевременно потушить пожар на своей территории, не имея на то ни техники, ни средств, чтобы оплатить труд пожарных. По мнению Валерия Муханова, еще месяц назад с открытым огнем можно было справиться за 2-3 дня. Теперь вся надежда на небесную канцелярию.

Видимость на трассе Москва – Уфа в районе Вяткино утром всего метр-два. Во Владимире транспорт в эти дни движется с зажженными фарами.

Светлана Александрова, Андрей Ращупкин,
Наталья Шапошникова.

Фото Рудольфа Новикова
и Аркадия Зайцева.

г.Владимир –
Судогодский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике