Черноглазые люди во Владимир вновь пришли

Они сейчас везде - в магазинах и троллейбусах, на рынках и вокзалах, в центре и на окраинах.

Черноглазые люди во Владимир вновь пришли

Они сейчас везде – в магазинах и троллейбусах, на рынках и вокзалах, в центре и на окраинах.

Знакомые все лица

В вагон электрички заходит группа таджикских цыган. Нестройными голосами, страшно коверкая язык и мелодию, они робко запевают: "Напилася я пьяна.." Пассажиры равнодушно наблюдают за их жалкими потугами. Наконец один из зрителей – ветеран афганской войны, не выдерживает: "Валите отсюда, черномазые! Мало вас били…" За оторопевших "песняров" неожиданно вступается пожилая пенсионерка: "Не нравится – отвернись и не слушай. Не мешай слушать другим!" Вдохновленные поддержкой цыгане, исполнив еще один куплет, приступают к сбору гонорара.

Чумазый, босоногий цыганенок в магазине не пропускает ни одного посетителя. Жалобно глядя в глаза, он молча протягивает руку за подаянием. Доходит очередь и до меня. Уловив сочувствие в моем взгляде, он решил без отступного от меня не отходить. Смотрит так, что кажется: вот-вот заплачет. "Нет у меня денег", – говорю, а у самой уже комок к горлу подступает. Вдруг тот наклоняется и, быстро притронувшись пальцами до моих босоножек, прикладывает руку к своему лбу. Пораженная отчаянной и странной выходкой, сдаюсь и угощаю малыша горстью купленных конфет.

На тротуарах молодые женщины в живописных национальных нарядах сидят с совсем еще крохотными малышами. Дети чуть постарше просят милостыню поодиночке. Проходить мимо и не обращать на это внимание очень сложно. Вот уже несколько лет в нашу, хотя и не совсем еще благополучную, но все-таки более-менее цивилизованную жизнь через русско-таджикскую границу прорвалось настоящее, дикое средневековье.

Щемящее чувство жалости сменяется раздражением: "Понаехали тут! Как будто своих нищих мало. Поди, и пенсию где-то получают. Работать бы таким надо. Так нет – не хотят. Это легче всего – посидел часика три на людном месте и больше чем любой работяга на заводе заработал. Хорошо устроились…"

Таджикские цыгане-люли в дискуссии не вступают. Да и вообще говорят мало. Но однажды, во время милицейского рейда, нам удалось с ними разговориться. Несколько мужчин рассказали, что приезжают в Россию на заработки. И эти "туристические туры" не от хорошей жизни – в таджикских селах сейчас очень голодно живется.

Они могли бы у нас подрабатывать, если бы не национальная традиция – просить милостыню даже тогда, когда в ней особо и не нуждаешься. Впрок, так сказать. Возможно, нищенство, как способ зарабатывания хлеба насущного, и имеет в глазах очень колоритных люли какие-то преимущества, но нам-то от этого не легче. Картины несчастного полуголодного детства, пусть и чужих нам малышей и их забитых мамаш, – не самое приятное зрелище.

что думают в милиции

"Выгнать цыган невозможно"

Вот что рассказал нам начальник городской милиции общественной безопасности Владимир Ершов.

"Подсчитать, сколько их сейчас в городе, невозможно – это транзитные цыгане. Представьте, в Нижнем Новгороде или еще где-то их посадили на поезд и отправили домой. А они решили остановиться у нас. А мы только что таких же отправили. Месяц они у нас в приемнике-распределителе пожили, отмылись, откормились…

А мы в это время их проверкой занимались. Но никакого криминала за ними нет. Ни на воровстве, ни на наркотиках таджикские цыгане никогда не попадались. Врачи их проверяли – заразных заболеваний не обнаружили. До бесконечности мы их держать у себя не можем, вот и пришлось отпустить.

А что делать?"

Мнение кондукторов

Незваные гости в последний месяц заполонили городской общественный транспорт. К обязанностям кондукторов прибавилась еще одна – выгонять попрошаек-люлей из троллейбусов.

Валентина Васильевна Малкина c 15-го маршрута говорит, что от них спасу нет.

Ира Корейта – кондуктор с 3-летним стажем все-таки умудряется с них плату за проезд брать – 10 копеек.

"Поездка их, как правило, – говорит она, – ограничивается одной остановкой. Собравши "дань", они выходят из троллейбуса и садятся в следующий. Пассажиров не обижают, да и особенно не пристают". По словам Иры, в том году их тоже гоняли, зато в этот раз они не просто попрошайничают, а еще и народ развлекают.

Поют застольные песни. Правда, репертуар их невелик и неоригинален, всего-то три песни: "А в ресторане…", "Ветер с моря дул", "Напилася я пьяна…" Этим наш народ не удивишь, зато разжалобить, как выяснилось, можно. Мало кто подает – самое большое, на что раскошеливаются, – несколько копеек. Правда, одна женщина со словами: "Не могу на детей смотреть" пожертвовала даже два рубля.

Спрашиваете, каков их приработок? Думаю, за день рублей 20-30 набирается".

Галина ПОЗДНИКОВА, Евгения ЦВЕТКОВА.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике