Расстрелянный директор

Его лицо на групповых фотографиях надлежало замазать, имя забыть, семью выселить из дома. Враг народа... А ведь этот человек пять лет руководил уникальным предприятием-изготовителем автотракторных приборов в самое...

возвращенное имя

Расстрелянный директор

Его лицо на групповых фотографиях надлежало замазать, имя забыть, семью выселить из дома. Враг народа… А ведь этот человек пять лет руководил уникальным предприятием-изготовителем автотракторных приборов в самое сложное время его становления – с 1932 по 1937 годы.

Мы хорошо знаем таких легендарных директоров "Автоприбора", как Илья Иванович Чернов и Евгений Иванович Вьюнов. А вот имя Ивана Яковлевича Стасюка вновь зазвучало только после долгих лет лжи и забвения. Все это время память о своем отце, его документы, фотографии бережно хранила дочь Стасюка – Лариса Ивановна Алексеева. По приглашению руководства "Автоприбора" она приехала на празднование 70-летнего юбилея завода. Этому событию была посвящена выставка "Мой завод" в Палатах Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Личное дело

Иван Стасюк родился в 1899 году в семье железнодорожного рабочего в Здолбуново Волынской губернии. Окончив железнодорожное училище, работал слесарем и паровозным машинистом. Первая русская революция вовлекла рабочего парня в забастовочное движение.

В гражданскую Стасюк – председатель Главного революционного комитета и комиссар Рижско-Орловской дороги. В 1919 г. он вступает в РКП(б), партячейка командирует его учиться в Ленинградский железнодорожный техникум, а потом и в политехнический институт. Следующая ступенька в образовании – комвуз им. Товарища Зиновьева, который он окончил в 1925 году.

В 1928 г. он возглавил завод "Метприбор". Затем – курсы Красных хозяйственников и Ленинградская промакадемия. Иван Яковлевич окончил ее в составе первого выпуска инженеров-организаторов социалистической промышленности.

"Предвидеть и действовать"

Стасюк возглавил завод в сложный период: ощущалась нехватка квалифицированных рабочих, инженеров, не хватало оборудования, но был жесткий план. В 1932 году "Призыв" писал, что большинство станков не имеет электрического света. Для некоторых деталей не было приспособлений, и рабочие держали их голыми руками.

"Пришел автомат из Германии. В упаковке. Распаковали и все, пустить – знаний нет", – вспоминает об этом времени ветеран завода К.Ф.Трохина.

Автопробег Москва – Каракумы показал надежность советских автомобилей и шин, а вот спидометры владимирского завода вышли из строя и отсчитывали километры назад. Работники ГАЗа даже поместили на щиток вместо приборов наклейку "Нет годных приборов. Изготовляет завод "Автоприбор", г.Владимир".

Это заставило коллектив завода принимать меры. К концу 1933 года позорная наклейка была снята.

За перевыполнение плана 1934 года трест точной индустрии премировал директора Стасюка, техдиректора Калинина, секретаря парткома Морозова и председателя завкома Николаева. А в 1935 году за лучшее обслуживание ГАЗа завод "Автоприбор" был награжден легковым автомобилем М-1. "Если вы хотите победить – тренируйтесь, вырабатывайте выдержку – вы победите", – пишет Стасюк в своих записках.

Человек превыше всего

Руководитель отвечал за все – и за то, что "в крольчатнике "Автоприбора" массовое заболевание кроликов насморком", и за наделение рабочих участками под огороды. Предметом заботы администрации завода оставалась перевозка рабочих: автобусов не хватало, и людям приходилось проходить пешком по 6-8 километров в день. В 1934 году срочных директорских мер потребовала столовая: там царила грязь, котлы не чистились. Стасюк нашел средства на "культурное оборудование столовой", улучшилось качество обедов, снижены цены. Пионеры лагеря завода "Автоприбор" через газету благодарили руководство за "помощь в проведении лагерной кампании". На страницах "Призыва" директор отчитывался о постройке жилого дома площадью 1207 кв. метров, организации детских садов, расширении совхоза завода.

Тем временем судьба готовила ему серьезные испытания.

Американский чемодан

В 1936 году делегация "Автоприбора": директор Стасюк, инженер Ефимов и слесарь-инструментальщик Алексеев – отправилась в трехмесячную командировку в США. Программа поездки включала посещение 29 машиностроительных заводов. Это были уроки современного производства. Чтобы увезти документы и даже готовые приборы, Стасюк купил большой чемодан.

Увиденное в США заставило директора задуматься над перестройкой работы завода. Конструкция наших приборов, по признанию инженера Попова, устарела на 4-5 лет. Директор понимал, что гонка за плановыми показателями при перебоях поставок, штурмовщине не может создать условий для серьезной работы.

Стасюк скорректировал план. Скоро его обвинили в распространении теории, "что раньше двух лет не будет хороших приборов".

"Мир принадлежит тем, кто терпелив"

А в стране "боролись с вредителями". После убийства Кирова заработал маховик репрессий. Собравшиеся на митинг заводчане требовали присвоить предприятию имя Кирова и клялись выявить притаившихся врагов.

Поиск врагов народа сжимал кольцо вокруг Стасюка. Были арестованы руководители ВОТИ (треста точной индустрии) Немов и Логинов, началась кампания против директоров владимирских заводов Лихтенбаума ("Химпластмасс") и Гроднера ("Грамзавод"). Объявили "гнилой" практику Владимирского горкома партии и его секретаря Серова. Наступила очередь Стасюка.

"Призыв" писал: "В США у него были очень подозрительные связи". Критика директора превратилась в травлю. Звучали надуманные обвинения Стасюка в недооценке стахановского движения. Это движение имело и оборотную сторону. Стахановские месячники, декады, двухдневки в условиях дефицита материалов, лимита зарплаты вызывали невероятное напряжение сил завода, отражались на качестве приборов и ритме работы предприятия. Конечно, ответственность за это ложилась на плечи руководства.

В апреле на "Автоприборе" проходило партийное собрание. Кандидатура Стасюка в члены партбюро обсуждалась полтора часа, но не прошла. Директор якобы "не любит самокритику", "оторвался от масс" и "слепо доверяет чужим людям".

Вот выдержки из выступлений: "Мароль (иноспец, коммунист. – П.Ш.) проводит не нашу политику", "Замдиректора Найман не свой человек, он часто якшается с неизвестными людьми". Скоро они были арестованы.

Пытаясь спасти свою команду, Стасюк уволил техдиректора Калинина, начальника техотдела Кособутского и начальника цеха Бабичева. В угаре "борьбы с вредительством" он заслужил звание "укрывателя эсеров, фашистов и белых офицеров". Вывод напрашивался сам собой: Стасюк – вредитель. Многие люди не могли в это поверить. "Мы его очень жалели", – рассказывает ветеран завода К.А.Платонов.

В тяжелейшей обстановке Стасюк заставлял себя работать: "Мир принадлежит тем, кто терпелив. Смелый там найдет, где робкий потеряет" (из записок И.Я.Стасюка).

22 июля 1937 года Стасюк был арестован владимирским ГО НКВД. Следствие "установило" его участие в антисоветской правотроцкистской организации и причастность к германской разведке. В июле-августе 1937 года были репрессированы многие ведущие специалисты завода, включая директора, главного инженера Наймана и большинство иноспецов. За 3 года на заводе сменилось пять директоров. По признанию главного инженера "Автоприбора" военных лет П.П.Тюкова, зачастую к руководству приходили случайные люди.

Военной коллегией Верховного суда СССР Стасюк был приговорен к расстрелу. Приговор привели в исполнение 30 ноября 1938 года в Иванове.

После ареста началось выселение Александры Михайловны, жены Стасюка, и его 7-месячной дочери из квартиры. Жена не оставляла надежды на скорую встречу с ним. Дочь Стасюка, Лариса, вспоминает, что в 1940-1950-е годы "до нас постоянно доходили слухи, что его видели даже после войны".

Дочери врага народа заслуженную серебряную медаль в школе не дали, а на педсовете в ее присутствии долго обсуждали, по какому предмету поставить вторую четверку. Хотя, говорит Лариса Ивановна, обсуждали участливо и дружелюбно, относились к ней, секретарю комсомольской организации, хорошо…

"Память о них сохранится"

ХХ съезд дал ей надежду на то, что судьба директора прояснится. 13 апреля 1957 года дело Стасюка было прекращено. Сообщение поступило на имя Александры Михайловны во Владимир, а Ларисе его прислали в Томск. Там она училась в политехническом институте, чтобы стать инженером, как отец. Говорилось, что она может получить свидетельство о смерти в Томском горзагсе. Была указана дата смерти, 10 января 1940 года. Место смерти – Томск…

– Когда мне выписывали свидетельство, я заглянула в книгу, где были записи о людях, подобных отцу. В графе "причина смерти" у отца ничего не было. У других – разные причины, например, воспаление легких, а у кого-то – и отчленение туловища, – вспоминает Лариса Ивановна.

Правду семья Стасюка узнала, но значительно позже, уже в 1990-х. "У меня отлегло от сердца, когда я наконец посетила место захоронения отца – кладбище Балино в Иванове", – говорит Лариса Ивановна. Она доцент кафедры физики Иркутского университета, а настойчивость и характер в ней от отца. Вместе с Ларисой кладбище навестил и С.Б.Бит-Ишо, председатель совета директоров "Автоприбора". Его отца, чистильщика обуви, арестовали в 1937 году по обвинению в подготовке "взрыва военного завода "Автоприбор".

Павел ШЕБАНКОВ,

научный сотрудник Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Благодарим за материалы и документы УФСБ и Госархив Владимирской области. Фото из семейного архива Ларисы Алексеевой.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике